Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:55 Световым шоу завершился этнофестиваль «Большой Аргиш»
12:05 Якутская варганистка Олена Подлужная приняла участие в «Большом Аргише»
11:30 В кинокомплексе «Родина» показывают фильм «Книга моря»
11:30 Себастиан Агила: «У Таймыра и острова Пасхи много общего»
10:10 В Норильском колледже искусств на сцену вышли «шаманы», «лисы» и «медведи»
Все новости
Господин, но не повелитель
КНИГА НЕДЕЛИ от Публичной библиотеки города Норильска
29 ноября 2013 года, 13:24
Текст: Юлия КОХ
Впервые образ Дон Жуана возник в мировой литературе в Средние века, и с тех пор писатели не устают размышлять над загадкой демонического соблазнителя. Его изображали распутником, философствующим грешником и даже страстным любителем геометрии. Петер Хандке решил поставить точку в вопросе о личностных качествах этого персонажа, написав роман “Дон Жуан”, в котором знаменитый любовник сам рассказывает о своих похождениях.
Австриец Петер Хандке – один из самых известных авторов нашего времени, пишущих на немецком. Его славу можно без преувеличения назвать скандальной – слишком уж многие высказывания писателя противоречат преобладающим в обществе мнениям. При этом писатель имеет обыкновение упорно отстаивать свою точку зрения, какой бы странной она ни казалась окружающим. Однако ни ожесточенные споры в литературных кругах, ни политические дебаты не смогли затмить яркий литературный талант. Даже самые яростные противники писателя-скандалиста признают: пишет он просто великолепно.
Задом наперед
В романе “Дон Жуан” автор тоже не удержался от смелых заявлений. По его мнению, все предыдущие образы рокового соблазнителя в мировой литературе были ложными и лишь его Дон Жуан настоящий. И, пожалуй, ни один писатель не отходил от канонического образа “врага всех женщин” дальше, чем Петер Хандке. Его герой пассивен, печален и как будто страдает легкой формой аутизма. Он избегает зрительного контакта с собеседником, предпочитает ходить задом наперед, а к концу романа становится одержим числами, безуспешно пытаясь пересчитать комочки тополиного пуха в саду. Он не слишком интересуется женщинами и уж точно не считает свои любовные победы – секс, по его мнению, вообще мелочь, не заслуживающая упоминания. Однако у Дон Жуана есть своеобразный кодекс чести, основанный скорее на смутном ощущении правильности и неправильности собственных поступков, чем на логических умозаключениях. Согласно этому кодексу любовь прекрасной женщины – это вызов, от которого Дон Жуан не имеет права уклоняться.  А женщины влюбляются в него, влюбляются страстно, не обращая внимания на его странные манеры, на явную неуместность героя на фоне дамасской мечети или безымянного норвежского фьорда. Возможно, именно необычность Дон Жуана позволяет им увидеть в нем своего рыцаря, который спасет их от обыденности и увезет навстречу другой, лучшей жизни. Вот только он не увозит, не спасает, а привычно убегает, продолжая свое бесконечное путешествие. Впереди его ждут новые страны и, разумеется, новые красавицы.
Парадоксы и иносказания
Стиль Петера Хандке, лишенный литературных излишеств  и слегка запинающийся, отлично подходит для выражения неоднозначных мыслей и чувств его героев. Рассуждения автора выходят за рамки обыденной логики, поэтому он нередко прибегает к парадоксам и странным иносказаниям.  Чтобы уследить за мыслью Петера Хандке, читателю придется углубиться в стилистические тонкости.  Нам, к примеру, предлагают догадаться, почему Дон Жуан мог быть “господином” для женщины, но не ее “повелителем”. Для автора книги между этими понятиями, по всей видимости, лежит целая пропасть промежуточных смыслов – недаром Петера Хандке называют выдающимся знатоком языка.  Учитывая авторитет писателя в этой области, я с особым интересом рассматривала несуразные стилистические конструкции, периодически попадавшиеся мне на страницах “Дон Жуана”. Возможно, дело тут в невнимательности переводчика, а может быть, я просто попалась на очередную уловку автора. Надо сказать, что эти небольшие дефекты заставляли меня внимательнее вчитываться в текст, взвешивать каждое сказанное героями слово. Не к этому ли стремился хитроумный Петер Хандке?
0

Читайте также в этом номере:

Торг уместен (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Правила лучшей бригады (Андрей СОЛДАКОВ)
Эффект на миллионы (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Все на прием! (Валентина ВАЧАЕВА)
Вам выбирать (Лариса ФЕДИШИНА)
Включайте голову (Андрей СОЛДАКОВ)
Страшно, аж жуть! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
В начале пути (Андрей СОЛДАКОВ)
На недельку до второго (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Путешествовать с умом (Николай ЯШИН, руководитель общественной организации “Необычные люди”:)
Свой человек на Севере (Екатерина СТЕПАНОВА)
Мамонты вернутся? (Елена ПОПОВА)
Опасность есть (Лариса ФЕДИШИНА)
Работу сделал и ушел (Лариса МИХАЙЛОВА)
Туризм – в массы (Лариса ФЕДИШИНА)
Время получать карту (Елена ПОПОВА)
Норильск, каким мы его любим (Варвара СОСНОВСКАЯ)
Хочу быть как папа (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Надо верить в себя (Андрей СОЛДАКОВ)
Ждать надо три года (Екатерина СТЕПАНОВА)
Маме посвящается… (Елена ПОПОВА)
А мы пойдем в библиотеку? (Марина ЛАРИОНОВА, заведующая библиотекой семейного чтения №3)
Гимназия ждет гостей (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск