Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
К нам приходят через гирю
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
30 октября 2014 года, 14:22
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
В декабре медному заводу исполнится 65. Именно здесь началась мировая металлургическая революция. В конце 60-х появился опытный промышленный агрегат, ОППА, – модель печи Ванюкова. На смену ей пришли печи первая, вторая и третья, поначалу именуемые ПЖВ – печи плавки в жидкой ванне, затем им присвоили имя изобретателя. В течение многих лет необыкновенные печи доводились до ума, металлурги доказали: остановок-поломок с ПВ меньше, металла – больше. В процессе испытаний оттачивались навыки, умения, мастерство плавильщиков медного.
ОППА и ПВ-1 ушли в историю. ПВ-3 работает, а ПВ-2 в сентябре остановили на капитальный ремонт, чтобы торжественно запустить в юбилейные дни в декабре. Мы отправились на медный узнать, какие метаморфозы произойдут с печкой на этот раз. Кроме того, круглая дата – повод вспомнить о тех, кто стоял у истоков глобальной модернизации.
Экипировавшись в суконные куртки, вместе со старшим мастером Романом Дологой мы идем по прохладному пролету плавильного цеха мимо изрыгающих пламя конвертеров, горячих и остывших ковшей. Возле работающей ПВ-3 вспоминаем, как знаменитый хор медного исполнял песню о красоте горячего металла. Пронимало до глубины души. Еще бы: пели ребята из плавильного цеха, а уж они-то точно знали, про что поют.
Поднимаемся на некоторые отметки ремонтируемой ПВ-2.
Заводчане называют свои печи флагманами цветной металлургии. Площадь подины у них 36 квадратных метров, высота – 28 метров. Масштабно. Не меньше впечатляют комментарии: “идет сборка каркаса печи”, “выставляется стальная броня вокруг фундамента”, “начинается кладка миксера штейна”, “к пятнице начнут футеровать подину”. Изношенные металлоконструкции меняются на новые.
– Мы пилоты, рулим, а обслуживают ремонтники ООО “Норильскникельремонт”, – объясняет Роман Долога. – Работают круглосуточно, в три смены.
В эту печку никто не верил
Конечно, нынешний капитальный ремонт достаточно интенсивный, поясняет наш гид, но единственным новшеством для ПВ-2 станет модернизация установки охлаждения газов для очистки их от пыли – по аналогу ПВ-3. Когда-то все процессы, связанные с печами Ванюкова, состояли из сплошных новшеств.
ПЖВ на первых порах, что называется, дали прикурить.
– Отражательные печи были построены из огнеупорных кирпичей, печь Ванюкова состоит из кессонированных водоохлаждаемых элементов, – объясняет сменный мастер ПУ-1 Нажмудин Казиев, участвовавший в запуске ПВ-2 и ПВ-3.– Были опасения, что расплав разъест кессоны и печь может выйти из строя.
Вот потому-то начальник НТУ комбината Владимир Волков и произнес 37 лет назад свою историческую фразу: “Если эта печь заработает, я съем свою ондатровую шапку”. Разных инцидентов действительно было много.
– Печку разогрел – кессоны красные, расплав выходил наружу по щелям, – вспоминает мастер Валерий Троценко.
Нажмудин Казиев рассказывает про другие неприятности:
– Тогда квенчера – установки охлаждения газов – не было. Квенчер пошел в 95-м. До 95-го пылевые камеры, газоходы из-за больших температур постоянно забивались отходящей пылью. Нужно было останавливать печи. Мы, плавильщики, туда лазили при температуре 40–45 градусов, чистили их лопатами.
– В печь Ванюкова в принципе никто не верил, пока она не заработала, как положено, – говорит начальник плавильного цеха Сергей Иванович Матусов. – Вначале только и умела, что “козлиться”, проблемы были большие. Это потом уже, когда наладили работу, поняли суть этой печи. Каждый ремонт мы проводили на ней какие-то эксперименты. Что-то внедряли, что-то убирали, что-то добавляли. За последние десять лет довели до ума!
Всеядные, и аппетит хороший
В процессе внедрения ПЖВ родилось множество рацпредложений, авторами которых стали руководители и плавильщики плавильного участка №1. Отцом печей Ванюкова на медном называют старшего мастера Владимира Михайлова, курировавшего их строительство.
В книге Владислава Толстова “Дни и ночи медного”, стоящей на книжной полке в кабинете начальника ПУ-1 Александра Кащука, сказано: заводчане мобильны, легки на подъем, творчески относятся к делу. Это слова директора Заполярного филиала “Норильского никеля” Александра Рюмина, некогда начальника плавильного цеха, а затем директора медного. Строительство ПЖВ в полной мере предоставило возможность проявить творческие способности. И результат получился интересный.
– Наши печи хороши тем, что перерабатывают практически любой материал, – говорит Александр Кащук. – Они всеядные, могут работать как на минимальном режиме, так и на максимальном.
У ПВ отличный аппетит.
– Всякий видел, как из Талнаха в думпкарах везут на заводы руду, – рисует картинку Валерий Троценко. – Даже не при высоком режиме за смену печь Ванюкова перерабатывает всех компонентов: руды, концентратов обогатительной фабрики – 11–12 таких думпкаров. В одном думпкаре 100 тонн.
Какие печи, такие и плавильщики. Старожилы цеха, собравшиеся в кабинете начальника ПУ-1: мастера Нажмудин Казиев, Валерий Троценко, Владимир Гришин и генеральный бригадир Анатолий Хробатенко – отвечают на вопрос, как долго постигали азбуку профессии.
Говорят: плавильщик учится всю жизнь. А тот, кто считает, что все знает, все умеет – ему пора на пенсию.
Учиться заставляет все время меняющееся качество сырья. Горячий расплав – красивый, воздушный, легкий, говорит Кащук. Глядя на эту красоту, операторы и старшие плавильщики определяют, в каком направлении нужно вести процесс. Самый главный контроль – визуальный. Чтобы научиться так грамотно контролировать и управлять процессом, нужно много знать, иметь большую практику и опыт.
Что же ты плачешь, девочка?
Это работа не для всех, говорит Александр Кащук про профессию плавильщика. Она для настоящих мужчин.
– Тут люди задерживаются с сильным характером, открытой душой. У нас один человек ничего не сможет сделать. У нас командная работа. Все делается слаженно, друг другу помогаем, обучаем. Условия приема в цех очень жесткие. К нам приходят через гирю: пять раз правой, пять раз левой – и тогда только начинаем разговаривать.
Начальник плавильного участка только что рассказывал про шуточки, на которые покупаются новички цеха. И ванну те сажали кувалдой, и за кислородом их посылали, и полярки им продавали. Оказалось, гиря – никакая не шутка. Вот она, черная, 24-килограммовая (!), с надписью “Прием на работу”, стоит в кабинете Кащука.
– Плавильщики не только духом – физически должны быть сильные. От них также требуются знания химии, физики, теплотехники, электротехники, навыки стропальщика, спасателя и так далее, – поясняет Кащук. – Пришел, изучил, прошел стажировку, сдал экзамены, получил допуски – и вперед, закреплять знания и творчески постигать нелегкий труд плавильщика! Основа нашей работы – это безаварийность и качество выпускаемой продукции. Парадокс в том, что многие сейчас после армии вообще гирю поднять не могут. С такими я даже не разговариваю.
После трех месяцев практики соискатели должны сдать теорию и физподготовку, поднять гирю уже десять раз. Но прежде, еще в самом начале, им проводят экскурсию по цеху. Плавильщикам на первых этапах своей трудовой деятельности непривычно дышать через “соску”. “День подумаешь, придешь”, – говорит нюхнувшим газа новичкам Александр Кащук. Некоторые не возвращаются.
Зато потом текучка небольшая и преимущественно возрастная. Коллектив цеха с 2009 года помолодел и обновился на 60 процентов. Плавильщики не только стоят у печи, но и активно участвуют в спортивной и творческой жизни цеха, завода, комбината. Любят побеждать. В 2014-м заняли 1-е место в спартакиаде медного завода. Среди множества спортивных наград, стоящих в кабинете Кащука, конечно, есть и статуэтка за победы в гиревом спорте.
Красноречие у плавильщиков тоже в наличии. Вот недавно представители ПЦ ездили в подшефную 23-ю школу, приводит пример Кащук. Рассказывали ребятам про профессию металлурга. Так преподнесли, что одна школьница даже заплакала. “Что же ты плачешь, девочка?” – спросили у нее. “Жалко, что у нас в семье нет металлургов”.
Кстати, детей плавильщиков работа в тяжелых условиях не пугает. В плавильном цехе несколько трудовых династий. Сыновья Нажмудина Казиева, Владимира Гришина, Анатолия Хробатенко, Алексея Бруско и других работников ПЦ выбрали профессию отцов.
Александр Кащук: “Плавильщики активно участвуют в спортивной и творческой жизни цеха”
Чтобы грамотно управлять процессом, нужно много знаний и опыта
Капитальный ремонт ПВ-2 планируется окончить к юбилею завода
Оригинальный экзамен для новичков
0

Читайте также в этом номере:

Нельзя нам прошлое забыть (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Акценты сохраняются (Виктор ЦАРЕВ)
Чемпионат рабочих профессий (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Логика плюс творчество (Валентина ВАЧАЕВА)
Мир бренда (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Карты на руки (Елена ПОПОВА)
Игла на выбывание (Елена ПОПОВА)
На первых ролях (Валентина ВАЧАЕВА)
Вход по пригласительным (Татьяна РЫЧКОВА)
На новую дорожку (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Ни вверх, ни вниз (Валентина ВАЧАЕВА)
Диксон вы найти смогли бы? (Лариса ФЕДИШИНА)
Платья эпохи Романовых (Татьяна РЫЧКОВА)
Красота подземная (Елена ПОПОВА)
Нечастая радость (Аркадий ВИНИЦКИЙ)
Школа ремонта (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск