Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:15 В Заполярной строительной компании прошел корпоративный диалог руководителя с работниками
15:05 «Норникель» модернизировал электроподстанцию в Заполярном
14:05 Минобороны подарило Норильску ракету
13:50 В «Норникеле» назвали лучшего аппаратчика-гидрометаллурга
13:30 «Норникель – Общий центр обслуживания» расширяет перечень услуг для предприятий НПР
Все новости
Рыбалка того стоит
Специально для “ЗВ”
4 февраля 2016 года, 14:02
Текст: Аркадий ВИНИЦКИЙ
Радость встречи с гольцом можно получить в самых разных местах Таймыра.
О ловле на спиннинг с берега на озере Лама мы уже знаем. О ловле гольца на речках, впадающих в большие озера, тоже. Но немного к описанию этих событий надо добавить. На больших озерах можно не менее, а может быть, и более успешно ловить гольца троллингом. С медленно идущей лодки на большую длину запускают блесну. При этом вес ее подбирают побольше, чем при обычном спиннинговании. Ловят с глубины. Голец попадается по всей акватории. Если обычным спиннингом ловят только утром и вечером, когда голец подходит к берегу, то троллингом можно ловить в течение всего дня. Голец ловится покрупнее.
А на речках надо искать водопады. В принципе, они все известны. Под водопадами практически все лето отстаивается голец перед нерестом. Там же, в ямах, он и нерестится. Хотя я слышал, что голец может при начале нереста подниматься по водопадам. Подтвердить не могу, не видел.
До многих водопадов можно добраться пешком. Хотя, как правило, идти далеко – от 3 до 10 километров. Для таких прогулок нужна определенная физическая подготовка. Все-таки горы, и все время вверх. Обычно уходит несколько часов. Тратится день, но рыбалка того стоит. По пути на промежуточных ямах можно покидать блесну. Бывает, везет! Иногда на водопадах стоит такое количество рыбы, что главная проблема – вовремя остановиться. Ведь назад улов надо тащить на себе. А это не набережная Москвы-реки или Невы. По камням придется попрыгать.
Про две такие ямы надо рассказать. И тут нам не избежать упоминания о вертолете. Конечно, дружба с вертолетчиком или с заказчиком вертолета почти гарантия удачной рыбалки. Правда, ожидать, что вас посадят в вертолет и повезут на рыбалку, уже и в наше время было наивно, а сейчас, я думаю, тем более. Летали всегда попутно и высаживались на два-три часа, до обратного рейса. Практически всегда времени хватало. Однажды наш товарищ, Мишка Андреенко, повез взрывчатку геофизикам, стоявшим далеко за озером Хета. Когда мы прилетели, выяснилось, что расписаться в приемке некому, так как взрывник с напарником ушли на рыбалку. Показали на карте место, куда они пошли. Не близко – километров сорок. Но груз сдать надо, поэтому полетели за ними.
Подлетаем – водопад, а на борту водопада два мужика. Подсели. Подошли к водопаду и обомлели. Столько рыбы в одном месте представить себе было нельзя. У подножия, в яме, как в большом аквариуме, стояли гольцы. Слоями. Наверху – поменьше, ниже – покрупнее.
Достали спиннинги, и через десять минут рыбалка кончилась. Спуститься вниз было невозможно. Бросать приходилось отвесно, и добычу, которая тут же попадалась, приходилось тащить метров десять вертикально вверх, и наши спиннинги поломались, как спички. Геологи были лучше подготовлены и ловили с руки миллиметровой леской, намотанной на фанерные мотовила.
  К счастью, у командира вертолета, Миши Рахновца, лучшего рыбака, какого я знал, нашелся в запасе спиннинг из спортивной рапиры с обычной “Невской” катушкой и леской один миллиметр. Возил он его на случай встречи с крупным тайменем. А тут вот и пригодился. Ловили так: привязали к блесне свинцовый груз, чтобы она не играла, когда тонет, а потом приподнимали со дна. Тут же хватал голец из крупных. Тащили вверх. Ох, не было тогда кинокамер в телефонах. Да и мобильников не было. Кадры получились бы убойные! Поймали по паре штук на брата. Время поджимало. Погрузили геофизиков и полетели в лагерь пересчитывать взрывчатку. Там расспросили их. Водопад они определили по карте-“километровке”. В то время такие считались секретными и были только у военных и “под расписку” у геологов. Расстояние и встречи с медведем их не пугали – парни-то бывалые. Правда, ради справедливости надо сказать, что большая часть их маршрута проходила не по горам, а по тундре. Хотя, кто понимает, подтвердит, что и такая прогулка не из легких.
Вообще с Мишей Рахновцом летать было здорово. Мне повезло раз семь-восемь. Он летал на малой высоте прямо по руслу, повторяя все изгибы стен ущелья, по которому текла речка, едва не задевая их винтом. Виртуоз, ас! Неожиданно скорость гасилась, и вертолет садился. “Здесь”, – говорил Миша. Пока мы расчухивались, он уже выскакивал из вертолета, в рыбацкой шляпе и поднятых болотных сапогах. А пока шли к реке, он, бывало, уже возвращался и говорил: “Все! Полетели, все шесть штук поймал”. Он ухитрялся не только увидеть гольцов с воздуха, но и пересчитать их!
Однажды Клим Казгиреевич Бутаев нам рассказал, что знакомые вертолетчики заметили в горах недалеко от Ламы новый водопад. Видимо, весной сошел сель и остановился, образовав плотину на повороте реки, в верховьях которой, по слухам, была нерестовая яма. Но очень далеко, пешком не добраться, вертолет там сесть не мог из-за отсутствия пригодного для посадки места.
Клим немедленно предложил организовать экспедицию, так как гольцы, по его расчету, должны были тормознуться у нового водопада. Идти было нужно километров шесть. Часть пути по лесу, часть – по каменистым осыпям вдоль реки.
У нас был всего один день, поэтому спиннинги он предложил не брать, а взять одну грубую сеть и просто проверить наличие рыбы. А уж потом затевать серьезную спортивную экспедицию.  И то верно! До Валька – час, до устья речки на Ламе – четыре, подъем, по расчету, никак не меньше пяти часов. Итого только в один конец десять часов. Плюс рыбалка, обработка улова, перекус – сутки! Какие уж тут спиннинги!
Дорога по камням, поросшим мелким лесом и кустами, по речным осыпям заняла почти шесть часов. Клим, уроженец Кавказа, старше самого старшего из нас лет на десять – ему уже было под шестьдесят, скакал по камням, как горный баран! Мы же прилично устали.
Я, Юра Кукин, Юра Цаболов, мой сын Михаил четырнадцати лет и его одноклассник Артур сидели уставшие, вспотевшие. Не было даже сил отгонять комаров. Клим обежал водопад. Кстати, высокий. Вода не перекатывалась через гребень, а бурлила между камней, создавая мощный поток. Конечно, рыбе его не пройти. Быстро вынув из рюкзака грубую сплавную сеть из миллиметровой жилки с ячеей 80 миллиметров, Клим определил задачи. Он бежит с концом сети по левому пологому берегу и контролирует ход процесса. Юра Кукин бежит по обрывистому правому берегу, по камням и думает, как не упасть. Мы все кидаем в воду здоровые камни, чтобы не дать рыбе скатиться ниже более или менее ровного места, где планировалось фиксировать улов. Делать этот улов по диспозиции должны были мы с Юрой Цаболовым.
Кукин перебрался на левый берег, и процесс пошел. Главной задачей сплавщиков было не отставать с сетью от течения, давая ей плыть свободно. У Клима на нашем пологом берегу это получалось легко. А вот у Юры – с прыжками по скользким камням – со скоростью были проблемы.
Я знал Клима более десяти лет. Попадали в разные ситуации. Что меня удивляло, я ни разу не слышал от него ни одного бранного слова. Даже дураком при мне он никого не назвал. Но тут что-то у него переключилось.
– Юра! – орал он. – Трам-та-ра-рам! Беги быстрее! Отстаем! Миша! Артур! Прам-пум-пум! Кидайте камни! Аркадий, Юра (нам с Цаболовым)! Принимайте сеть! Трам-там-там!
Он, по-моему, использовал весь матерный запас, накопленный за долгую жизнь на Севере!  Кое-чего я до этого дня и не слыхал!
Пацаны, хоть и болтались после школы по дворам, понятно, тоже ничего подобного не слышали, особенно в свой адрес, и приняли это Климово соло близко к сердцу…
Так сделали три сплавки. Поймали штук пять гольцов. Крупных. Килограммов по восемь-девять. Очень мощных! Чтобы взять их из сети, приходилось падать на них в воду, накрывать их вместе с сетью своим телом и только потом выпутывать. Клим решил сделать еще одну сплавку, ниже того места, где мы ловили. Он перебрался на правый берег, вытащил туда еще одного гольца, поправил сеть и дал команду: “Вперед!”
Репродуктор опять заработал, и замотанный, изматеренный Миша психанул, сел на камень и заявил, что ничего больше кидать не будет.
– У-у-у! – взвыл Клим и бросил в Мишку гольца. Но не рассчитал: река здесь была пошире, голец тяжелый, поэтому до Мишки он не долетел, а упал точно посередине реки.
Клим взревел что-то нечленораздельно и бросился в речку догонять полусонного гольца. Скоро он исчез за поворотом реки.
…Встретились мы с Климом часов через пять. Собрали рыбу, сеть и через часов пять были на берегу, около катера. Дорога вниз нам тоже не показалась легкой. Особенно в мокрых сапогах и шмотках, с рыбой за спиной. Пока мы переодевались, зажигали костер, пришел утомленный, но счастливый Клим с неупущенным гольцом. Тихий и счастливый. И опять очень деликатный. Про его лексику на рыбалке мы ему никогда и не напоминали, а он повода и не давал.
Мы разделали гольцов, отрезали головы и хвосты, добавили печенки и наскоро сварили уху. Засолили икру, нарезали пластами балыки и тоже засолили. Никогда я не встречал у рыбы такого плотного мяса!
Однажды нам с Юрой Кукиным посчастливилось гостить на озере Хантайском у промысловика Толика Копытова. Он стоял у впадения в Хантайское реки Кутарамакан и рассказал нам, что в этом краю озера попадается карликовый голец весом не более шестисот граммов. Но вкусовые качества его непревзойденные. И вот однажды я поведал об этом Мише Рахновцу. Тот все подтвердил и пообещал, что, как только полетит к геологам в этот угол, возьмет нас с собой. Предупредил, что надо брать легкие спиннинги и легкие блесны.
И вот мы в распадке, километрах в пяти от восточного берега Хантайского озера. Небольшая, шириной метров пятнадцать речушка временами разливается метров до тридцати.
Первый же бросок приносит гольца. Да! Именно такого, как рассказывал Толик! Накидались мы от души! На каждых два гольца попадался хариус такого же размера. Солнце обходило гору напротив. Как только тень касалась реки, рыба ловиться переставала. Но стоило отойти пониже, буквально на несколько метров, где не было тени, и голец опять хватал блесну. Рыба была взрослая, икряная, но маленькая, мерная. Действительно карликовая.
Тут же, у вертолета, мы сварили уху. В нее положили гольцов и хариусов. И тут мои восторги по поводу хариуса в ухе поугасли. Рядом с гольцом ему в ухе не светило. А уж про сагудай из этого гольца и говорить не буду. Сил моих описать это блюдо нет!
0

Читайте также в этом номере:

“Надежда” почти готова (Ростислав ЗОЛОТАРЕВ)
Пятая уходит первой (Лариса ФЕДИШИНА)
Люди “живут” на заводе (Екатерина БАРКОВА)
Кипит в печи работа (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Прогноз подтвердился (Виктор ЦАРЕВ)
Застропить до победы (Татьяна РЫЧКОВА)
Нелишнее образование (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
“Лучник” достиг цели (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Соло для горняков (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Где ты, сестра? (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Будем готовы (Валентина ВАЧАЕВА)
Напрямую или с пересадкой (Евгения СТОРОЖКО)
Не детские игры (Елена ПОПОВА)
Знаковая фамилия (Лариса ФЕДИШИНА)
Счастливый случай (Валентина ВАЧАЕВА)
Родная улица моя (Марина СЕРГЕЕВА)
Команды на своих местах (Лариса ФЕДИШИНА)
Полиция действует (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Художник с харизмой (Татьяна РЫЧКОВА)
ДобЫча или дОбыча? (Роман БУКВОЕДОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск