Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
«Надо принять решение и двигаться дальше»
НИКЕЛЕВЫЙ ЗАВОД. ЗАДАЧИ. РЕШЕНИЯ
25 февраля 2016 года, 15:25
Текст: Лариса ФЕДИШИНА
В связи с остановкой никелевого завода компания «Норникель» подготовила крупный пакет социальных мер. На переобучение или переезд на материк сотрудников предприятия и их семей ГМК направляет более четырех миллиардов рублей. Как на практике решаются вопросы трудоустройства, рассказал исполняющий обязанности директора никелевого завода Владислав ЛЮБЕЗНЫХ.
– Приступая к реализации проекта закрытия никелевого завода, в компании заявили, что массовых сокращений людей не предполагается, все будут трудоустроены на другие предприятия ГМК, в том числе в металлургической отрасли.
– Действительно, о людях подумали заблаговременно, и это одно из преимуществ проекта закрытия никелевого завода. Специалисты по работе с персоналом на заводе, в Заполярном филиале и в компании в целом действовали адресно, чтобы каждый человек смог выбрать свой вариант трудоустройства. Нельзя забывать и о новых рабочих местах, которые ввели под инвестиционные проекты на медном и Надеждинском металлургическом заводах, в производственном объединении обогатительных фабрик.
 
Работа есть для всех
– Владислав Анатольевич, давайте на конкретных примерах покажем, как применяются социальные меры. После остановки рудно-термической печи №5 что произошло с экипажем плавильщиков?

– На рудно-термической печи работали 30 человек. Основная часть экипажа ушла на «Надежду» и медный завод. Несколько человек уволились по программе «Ветераны металлургического производства», разработанной специально для коллектива никелевого завода. Она предусматривает меры социальной поддержки работникам никелевого завода, решившим закончить трудовую деятельность. В эту программу могут войти работники, имеющие стаж 15 и более лет, назначенную трудовую пенсию – женщины с 45 лет, мужчины с 50 лет. Ветеранам металлургического производства предусмотрена денежная выплата, которая зависит от стажа работы в компании и размера средней заработной платы. Также для участников программы предусмотрена оплата контейнера в повышенном размере. Всего на заводе более 480 работников заключили соглашение на участие в этой программе.
– Оговаривались ли условия для работников, воспользовавшихся программой «Наш дом»?
– Для них является приоритетным трудоустройство в другие подразделения компании «Норильский никель». В первую очередь на обогатительно-металлургические переделы. Такое условие было поставлено руководителями ГМК «Норильский никель» и Заполярного филиала в начале реализации стратегического проекта закрытия никелевого завода. Поэтому все участники программы «Наш дом» будут трудоустроены.
Из 2421 работника никелевого завода порядка 1300 человек уже определились и подписали соглашение на трудоустройство на предприятия группы «Норильский никель» – на металлургические заводы, обогатительные фабрики и другие подразделения ЗФ. Подписывают соглашения также с дочерними подразделениями «Норильского никеля».
Для тех, кто не определил свою дальнейшую судьбу, сейчас проводится повторное предложение вакансий в Заполярном филиале. Как только человек выбрал новое место работы, с ним заключается соглашение.
– Все никельщики хотят остаться в Норильске?
– Да, и подавляющее большинство хочет работать в металлургической отрасли. Но понятно, что для всех вакансий в этой сфере не будет: никелевый завод большой, и все его работники не могут быть распределены только между Надеждинским металлургическим и медным заводами. В Заполярном филиале есть другие вакансии, они предлагаются. Другое дело, что не все на них соглашаются.
– Срабатывает психологический фактор?
– Такой момент есть. Человеку, который десятки лет проработал в металлургии, психологически трудно изменить сферу деятельности. Да и в новый коллектив вливаться тяжело. На никелевом заводе работники достигли определенного статуса, добились каких-то результатов, подружились с коллегами. Мы понимаем: потерять все это непросто. Но здравый смысл подсказывает, что надо себя подготовить к переменам, принять решение и двигаться дальше. А вакансий, повторю, в Заполярный филиал предлагается достаточно.
– От Кольской ГМК были предложения?
– Были. Но изъявили желание переехать туда буквально четыре-пять человек.
– Владислав Анатольевич, поясните такой момент. Придя на другие металлургические предприятия, никельщики, те же плавильщики, смогут сразу работать на агрегатах медного или Надеждинского заводов?
– Им однозначно придется пройти стажировку. Потому что на разных металлургических предприятиях разные условия труда, разный состав работ, агрегаты отличаются друг от друга. И конечно, сразу допустить человека к самостоятельной работе на новом для него оборудовании опасно и технически неграмотно.
 
Год на адаптацию
– Пока идет процесс закрытия никелевого завода, ваши работники могут пройти обучение на курсах, не имеющих отношения к металлургии? Например, профессия агломератчика в Норильске больше не понадобится, верно? Человеку предложат переучиться, скажем, на стропальщика. Такие варианты возможны?

– Конечно, и подобных переводов большинство. На никелевом заводе много эксклюзивных профессий: агломератчики, газогенераторщики – эта профессия есть только на нашем предприятии, очень мало в Заполярном филиале обжигальщиков. Им с закрытием никелевого завода придется получить другую специальность. Надо учиться. Хочу отметить, что перевод наших работников осуществляется после прохождения ими обучения. В компании это хорошо организовано: с теми людьми, с которыми заключено соглашение, обучение проводится в первую очередь. Теоретическую профессиональную подготовку люди получают в корпоративном университете «Норильский никель», практические навыки – на предприятии, куда трудоустраиваются. В итоге человек приходит на новое место, уже имея представление о будущей работе.
– Какие перспективы у инженерно-технических работников?
– У многих специалистов, итээровцев заключены соглашения о продолжении работы на предприятиях компании, в основном в Заполярном филиале. Хотя есть штучные предложения дочерних предприятий. Процедура перехода прописана, и отделы по работе с персоналом ей следуют: на никелевый завод присылают заявки, мы направляем кандидатов на собеседование, и, если человек подходит, с ним заключают соглашение. Некоторые подразделения компании хотят, чтобы наши сотрудники уже сейчас приступили к работе, но мы не можем отпустить ключевые кадры, придется подождать. Никелевый завод еще работает, надо заниматься и технологией, и остановкой оборудования. На это время должность, указанная в соглашении, за человеком закрепляется.
– Надо полагать, профессии предлагаются в основном мужские. Между тем в хлорно-кобальтовом цехе аппаратчики-гидрометаллурги женщины. Немало их в цехе электролиза, да и на других переделах завода...
– Конечно, у женщин в металлургической отрасли меньше возможностей в выборе профессий. Но это не значит, что их в компании нет. Например, из аглоцеха несколько женщин переведены на медный завод аппаратчиками синтеза на новую установку по производству бисульфита натрия. На Талнахской фабрике и в целом по объединению обогатительных фабрик были вакансии для женщин.
– Те, кто сейчас на заводе. А если женщина находится в отпуске по уходу за ребенком?
– Эта часть коллектива выделена в отдельную категорию, с ними будет работать служба персонала Заполярного филиала. Вся процедура определена Трудовым кодексом, и мы действуем исключительно по закону.
– Отпускаете ли вы людей в свободное плавание в поисках нового места работы?
– Искать работу где-то помимо «Норильского никеля» никто не запрещает, это право каждого человека. Бывают случаи, когда компания предлагает вакансии, человек посмотрел и решил, что новое место ему не подходит, и он трудоустраивается сам. Аналогов опыта такого высвобождения персонала в России нет. Это касается и заработной платы. Что конкретно сделано? Для работников, которые переходят на другие предприятия, определен адаптационный курс в течение года. Если человек переведен на новое место со снижением заработной платы, ему весь год доплачивают до среднего заработка на никелевом заводе. За этот год работник может нормально влиться в коллектив, показать себя, имеет шанс повысить квалификацию и, соответственно, разряд.
– Как составлялся график отпусков на 2016 год, планы людей и планы компании в этом отношении совпадают?
– Подход был понятен: необходимо было обеспечить производство, с учетом этого обстоятельства и убытия персонала мы составляли график отпусков. Кого могли, отпускали на отдых раньше. Кого нет – в первую очередь это высококвалифицированный персонал, которому нужно было доработать на своем участке производства, – тому отпуск переносили. Но все, кто захотел попасть в график отпусков на нынешний год, попали в него и отдохнули или получат такую возможность.
0

Читайте также в этом номере:

Медный ставит задачи (Лариса МИХАЙЛОВА)
Курс “Надежды” (Евгения СТОРОЖКО)
Достойны медалей (Виктор ЦАРЕВ)
Высокий стандарт (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Аудиторы поставили оценку (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Там, где кипит работа (Татьяна РЫЧКОВА)
Дельный подход (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Расслабляться рано (Валентина ВАЧАЕВА)
Узнавая её (Валентина ВАЧАЕВА)
Мамонтенок вернулся домой (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Наши мальчики (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск