Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Там, где кипит работа
АКТУАЛЬНО
25 февраля 2016 года, 15:00
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
“Норильский никель” наращивает объемы добываемой руды. Для того чтобы горняки спустились под землю, сначала нужно “прорубить” для них забои в скале. Более 40 лет в НПР этим занимается трест “Норильскшахтстрой”. Об итогах прошлого года и планах на будущее мы попросили рассказать исполняющего обязанности руководителя треста Руслана ГАЛАЧИЕВА, в недавнем прошлом главного инженера предприятия, чья трудовая биография связана со строительством объектов практически на всех рудниках НПР.
– Руслан Мухажирович, иногда наши читатели путают ваш трест “Норильскшахтстрой” с похоже звучащими организациями “Норильскшахтсервис” и “Норильскшахтспецстрой”. Давайте расставим акценты, кто за что отвечает.
– Трест с похожим звучанием “Норильскшахтсервис” относится к “Норильскникельремонту” и является его структурным подразделением. Ремонтники выполняют свои, определенные им функции по ремонту и обслуживанию объектов ЗФ ГМК “Норильский никель”.
Наш трест – “Норильскшахтстрой”, или, как его называют по старинке, НШСТ, входит как структурное подразделение в состав Заполярной строительной компании и выполняет функции генерального подрядчика при строительстве рудников Заполярного филиала “Норильского никеля”. При этом в составе треста “Норильскшахтстрой” есть специализированное шахтостроительное управление с созвучным названием “Норильскшахтспецстрой”, которое специализируется на капитальных ремонтах стволов и центральных рудоспусков рудников, производстве в стволах горно-капитальных строительно-монтажных работ.
– Строите и стволы, и горизонты?
– И горизонты, и стволы. Совсем недавно наш трест “Норильскшахтстрой” закончил проходку ствола ВС-7 рудника “Таймырский”, который построили как раз таки специалисты специализированного шахтостроительного управления “Норильскшахтспецстрой”. Они же выполнили обустройство ствола промпроводками, провели коммуникации. И уже после этого мы пригласили подрядчиков – специалистов треста “Норильскшахтсервис” на выполнение специализированных работ по оснастке ствола подъемным оборудованием. В настоящее время работает комиссия по приемке ствола ВС-7 в эксплуатацию. В прошлом году мы закончили строительство ствола ВЗС-1 шахты “Скалистая” рудника “Комсомольский” и сразу приступили к строительно-монтажным работам по стволу ВСС-1 шахты “Скалистая”, который должны ввести в эксплуатацию в конце 2016 года. На этом деятельность треста в части строительства стволов, к сожалению, заканчивается. По решению руководства компании строительство новых стволов шахты “Скалистая” КС-10 и СКС-1 выполняет подрядчик – компания “Тиссен Шахтбау Иммобилиен ГмбХ”.
Трест “Норильскшахтстрой” в настоящее время в большей мере загружен реализацией проектов капитального строительства компании на рудниках Заполярного филиала в части строительства подземных горизонтов для подготовки к выемке новых залежей медно-никелевых руд. Это актуально для всех рудников: “Октябрьского”, “Таймырского”, “Комсомольского”, “Маяка”, “Заполярного”, шахты “Скалистая”. Объемы проходческих работ растут из года в год. Если десять лет назад, когда образовалась Заполярная строительная компания, объемы проходки составляли 279 тысяч кубометров отбойки и 13 километров выработок, то в 2016 году перед трестом “Норильскшахтстрой” поставлена задача выполнить проходку в 30 километров выработок общим объемом в 534 тысячи кубических метров.
– После каждой отпалки откаточные и транспортные горизонты, которые вы строите, удлиняются в среднем на 2,7 метра. За 40 лет “Норильскшахтстрой” прошел 590 километров горных выработок, то есть в среднем получается почти 15 километров в год. Было отбито 9 миллионов кубометров горной массы, то есть в год в среднем 225 тысяч кубов. Основные цифры мы взяли из вашего буклета, выпущенного к юбилею треста в 2012 году, и разделили на 40. Насколько выросли эти показатели на сегодняшний день с учетом работы в 2015 году?
– Если смотреть в общем за весь период деятельности треста, то показатели, конечно же, существенно выросли, и нам по праву есть чем гордиться. За неполные 44 года трестом “Норильскшахтстрой” пройдено 650 километров горных выработок общим объемом 10,7 миллиона кубов. Если оценивать только 2015 год – пройдено около 25 километров горных выработок объемом 480 тысяч кубометров. Признаться, 2015 год был очень напряженным и сложным по реализации программы работ. На разных рудниках в течение нескольких лет строились протяженные горизонты, и вот в 2015 году эти масштабные проекты, согласно графику реализации проектов ЗФ ГМК “Норильский никель”, трест “Норильскшахтстрой” должен был завершить. И мы справились с этой задачей. В 2015 году введено в эксплуатацию подземных горизонтов протяженностью более 43 километров объемом 680 тысяч кубических метров, общей стоимостью более 10 миллиардов рублей.
– Давайте напомним читателям о главных.
– Они были практически на всех горных предприятиях. На руднике “Октябрьский” введено восемь новых горизонтов для совместной отработки богатых и вкрапленных руд и отработки запасов руд в предохранительном целике грузового ствола. На руднике “Таймырский” введены выработки на горизонтах –1300 и –1400 метров третьего пускового комплекса проекта РТ-НГ, а также выработки второго пускового комплекса проекта по вскрытию и отработке фланговых участков горизонтов –1200, –1300 метров. На руднике “Известняков” выполнен первый этап по вскрытию и подготовке к отработке нового поля с восполнением выбывающих мощностей рудника. На руднике “Заполярный” сданы объекты по проекту расширения добычи вкрапленных руд месторождения Норильск-1. На руднике “Комсомольский” – вентиляционно-закладочный горизонт –250 метров, горизонт подсечки –460 метров и откаточные горизонты –471 и –580 метров, участковый дробильный комплекс на горизонте –380 метров проекта по расширению добычи медистых и вкрапленных руд, проведена реконструкция вентиляторной южного вентиляционного ствола. На шахте “Скалистая” введены в эксплуатацию поверхностно-закладочный комплекс №2, пожарное депо, склад горюче-смазочных материалов. На шахте “Ангидрит” – участковый водоотлив, расположенный в самой нижней части рудника.
– Какой объект можно назвать важным в 2016-м?
– Для нас все они по-своему важны, потому что любой объект имеет определенную функцию, и если он появился в плане-заказе компании, значит он востребован, а следовательно, важен для производственной деятельности ЗФ “Норильского никеля”. А если оценивать по значимости, то к числу особо значимых для компании относится ствол ВСС-1 “Скалистой”, который предназначен для подъема руды, с его вводом компания сможет значительно увеличить объем добываемых богатых руд на шахте. На “Скалистой” такая ситуация: увеличить добычу руды можно хоть сейчас, можно увеличить численность работников, количество машин и оборудования, но результата не будет, если не будет возможности поднять отбитую руду на-гора. А подъем руды “Скалистой” имеющимися мощностями не обеспечен. Поэтому отношение руководства компании к этому объекту сейчас очень внимательное. Вообще все проекты капитального строительства реализуются трестом “Норильскшахтстрой” для того, чтобы готовить новые горизонты для добычи своевременно и с опережением. И пока получается, сбоев нет. По 2016 году у нас есть понимание. Единственное, если возникнут вопросы, какие-то неувязки по проектам, по оборудованию, необходимы будут вовремя принятые решения. А дальше все понятно.
 
Хорошие новости
– Как-то мы ехали по отстроенному “Норильскшахтстроем” серпантину по направлению к нижней точке ствола ВС-7 – на глубине полутора километров местами было уж очень жарко. А когда путешествовали по подземным коридорам низенького “Маяка”, то нашли, что там слишком сыро и дует. В каких условиях вообще работают ваши люди? Где более комфортно?

– Наши люди работают в подземных выработках в различных климатических условиях, которые на каждом руднике особенные и очень разные, от шахты “Известняков” рудника “Кайерканский” до шахты “Скалистая”. Где-то очень большой водоприток из-за таяния подмерзлотных вод – как например, на шахте “Известняков”. Где-то работаем в подземных выработках с отрицательными температурами – на той же шахте “Известняков” и на руднике “Ангидрит”. А где-то очень жарко – как например, на глубоких горизонтах рудника “Таймырский”. Более оптимальные условия на рудниках “Октябрьский” и “Комсомольский”, но и здесь есть существенные отличия – в зависимости от глубины горизонтов, на которых производятся горно-строительные работы. Шахтостроителям выбирать не приходится, они всегда впереди и работают там, где это необходимо.
– Вы много лет были главным инженером “Норильскшахтстроя”. Какие моменты в вашей трудовой биографии были самыми экстремальными в части условий труда? Прочитала в вашем буклете, что, когда строился ВС-7, там работы шли при температуре минус 20 и огромном притоке воды.
– ВС-7 был непредсказуемым. Принимались технические решения, которые впоследствии уже были неактуальными, и потому часть ствола пришлось “гасить”. Ствол и топило, и замораживало. Все из-за водопритока, который образовался в процессе завершения строительства, вероятно, вследствие изменения температурного режима окружающих мерзлых пород. Своеобразный ствол, и решения по нему были неординарные. И тем не менее он построен и будет служить руднику “Таймырский” долгие годы.
– Горизонты шахты “Верхняя” на “Скалистом” тоже ведь нарезали ваши проходчики. Там условия труда для вас были обычные?
– Да, обычные.
– Но скоро вам спускаться на двухкилометровые горизонты шахты “Глубокая”. Такого в НПР еще не было. Как-то специально готовитесь к работам на таких глубинах?
– Что касается этого фланга, то основной акцент мы ставим на организацию проветривания протяженных выработок. Для нас это наиболее актуальная тема. Мы планируем в технологии проходки применение нескольких вентиляторов местного проветривания, соединенных последовательно, что позволит обеспечить необходимый напор воздуха. Вентиляторы, которые нужны на эти протяженные забои, мы уже предусмотрели.
– А как решается проблема охлаждения воздуха на “Таймырском”?
К слову, рудник “Таймырский” уже сейчас охладился за счет того, что заработал ствол ВС-7. И это естественно: с увеличением количества воздуха, которым проветривается рудник, увеличилась и скорость воздуха в выработках, так сказать, “ветер усилился”, а это, как мы все знаем, и приводит к охлаждению. На глубоких горизонтах рудника “Таймырский” сейчас уже не так жарко, как раньше, но еще недостаточно комфортно. Поэтому работа продолжается. В настоящее время разработан проект, по которому будут проводить опытно-промышленные испытания по охлаждению воздуха на руднике “Таймырский”: планируются к установке специальные кондиционеры прямо в подземных выработках для охлаждения локальных участков работ. И это хорошие новости.
 
Требования профессии
– Где вы набираете свою боевую гвардию – шахтостроителей? Есть ли какие-то специальные требования?

– Отбор довольно специфичный. Особое внимание здоровью: подземка не любит слабых. Рассматриваем все предложения: и от кадровых агентств России, и от центров занятости населения, и от соискателей, которые находятся на территории Норильска. Конечно, в первую очередь трудоустраиваем квалифицированных специалистов с опытом работы. Но не забываем и о детях работников треста “Норильскшахтстрой” – династии надо продолжать, это укрепляет трудовые коллективы и повышает ответственность работников.
– Возрастающие объемы требуют создания дополнительных рабочих мест?
– Не всегда. Ежегодно объемы работ меняются, меняется их структура: каких-то работ становится меньше, какие-то, наоборот, увеличиваются. Штатная численность вследствие изменений из года в год разная. Все это требует детального анализа, своевременного перемещения работников и укомплектования персоналом новых рабочих мест. В одном случае мы переучиваем своих же работников, в других случаях прием возобновляется. К примеру, в 2016 году увеличились объемы проходки, а объемы крепления и обустройства, наоборот, уменьшились. И сегодня работников достаточно для выполнения поставленных задач.
Однако нельзя не сказать о естественном оттоке (жизненные ситуации людей меняются, кто-то увольняется в связи с отъездом на материк, кто-то выходит на пенсию). Мы следим за численным составом и в определенный период вновь принимаем на работу на вакантные рабочие места. Необходимо отметить, что при равных условиях и обученности приоритет в трудоустройстве будет отдаваться работникам никелевого завода. Это социально значимый проект для компании, и наш трест в частности и Заполярная строительная компания в целом будут, несомненно, придерживаться принципов партнерства в этом вопросе. В настоящее время уже подписаны соглашения с работниками никелевого завода на их трудоустройство в трест “Норильскшахтстрой” после профессионального обучения по востребованным профессиям.
– Можно ли напроситься к вам на подземный репортаж, когда ваши люди начнут строить горизонты шахты “Глубокая” от засечек, сделанных в стволе? Или попасть в нужное время в то место, где встречаются строители горизонта, идущие навстречу друг другу из пунктов А и Б? Как это у вас называется?
– У нас это называется сбойка, когда сошлись встречные выработки. Но эта сбойка в перспективе – запланирована на 2017 год. По значимости для шахты “Скалистая” она будет такой же, как и сбойка выработок между стволами ВЗС-1 и ВС-9 в далеком 1997 году. Мы посмотрим, где на других рудниках в перспективе будут сбиваться выработки, и вас обязательно пригласим.
– Чем сейчас озабочен руководитель “Норильскшахтстроя”?
– Нужно заниматься людьми, заниматься технологией, заниматься всем. Двери моего кабинета и моих специалистов не закрываются допоздна. Я всегда призываю работников, будь то руководитель или рабочий, не откладывать проблемы на завтра, а решать их сейчас и сегодня. Если люди приходят, с ними надо разговаривать, общаться, решать вопросы, которые касаются рабочих моментов. Проблем и вопросов достаточно. Если рассказывать о каждом руднике, можно долго сидеть и обсуждать.
– Времена сейчас непростые, где-то производство стоит, НПР на общем фоне представляется островком стабильности. Запасы подземных кладовых не истощились, шахтостроители по-прежнему люди востребованные. Смотрите в будущее с оптимизмом?
– Планы работ определены компанией на несколько лет вперед. Возможно, будут дополнительно подходить какие-то проекты в зависимости от стратегии, которая будет определена по Заполярному филиалу. Трест “Норильскшахтстрой” Заполярной строительной компании – одно из крупнейших шахтостроительных предприятий России численностью более 3600 человек. У нас есть знания, есть опыт, есть традиции. Работать мы умеем, а значит, будем. “Норильскшахтстрой” действительно остается востребованным, и это внушает оптимизм и спокойствие за социальную стабильность и за людей.
Ствол ВСС-1 шахты “Скалистая” относится к числу особо значимых для компании
На глубоких горизонтах “Таймырского” стало прохладнее
0

Читайте также в этом номере:

Медный ставит задачи (Лариса МИХАЙЛОВА)
Курс “Надежды” (Евгения СТОРОЖКО)
Достойны медалей (Виктор ЦАРЕВ)
Высокий стандарт (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Аудиторы поставили оценку (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Дельный подход (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Расслабляться рано (Валентина ВАЧАЕВА)
Узнавая её (Валентина ВАЧАЕВА)
Мамонтенок вернулся домой (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Наши мальчики (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск