Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Люди говорят
11 октября 2013 года, 14:54
Александр ХАРИТОНОВ,главный редактор агентства “Кактус”:
– На фестивале было интересно практически все, в том числе и детское направление. Детям и мне очень понравился театр историй из Копенгагена со спектаклем “Беовульф”, меньше – питерская “История Дюймовочки”.
Отмечу “Последнюю утреннюю звезду” театра из Финляндии Коккола. Глубокая драматургия и глубокий получился спектакль о находящемся на грани исчезновения народе ханты.
Наш театр я люблю и рад, что он оказался на уровне. По поводу вербатима хочу сказать, что взгляд на Норильск и норильчан в эскизе, показанном на фестивале, показался очень поверхностным, хотя и интересным. Мне не хватило среди интервьюируемых масштабных личностей, твердо стоящих на Норильской земле... Если на этом материале делать спектакль, то следует серьезнее отнестись к подбору персоналий. С другой стороны, нельзя сказать, что получилась неправда. К сожалению, правда.
Хотелось бы поучаствовать и в третьем фестивале, но только с чувством, с толком, с расстановкой. В этот раз в сжатые сроки я занимался подготовкой фотовыставки. Если бы времени было больше, все можно было бы сделать значительно лучше. Мне кажется, на таком фестивале была бы уместна и экспозиция театральных плакатов. Я с удовольствием занялся бы этой работой, не говоря уже о фотовыставках на любую тему.

Юлия КОХ, библиотекарь:

– Концерт датского ансамбля “Тангофид” получился первоклассный – артисты вдохнули жизнь в замечательные мелодии, и придраться было абсолютно не к чему. Вот только в наше время люди совсем отвыкли просто сидеть и слушать музыку. Не в наушниках по дороге на работу, не танцуя на вечеринке, не как музыкальную составляющую увлекательного зрелища, а только музыку и ничего другого. Признаюсь, несмотря на все искусство артистов, в какой-то момент начала скучать. И не одна я – немало зрителей в фойе вполголоса жаловались на отсутствие обещанного “шоу”. Возможно, нам стоит научиться ненадолго отрываться от жадного поглощения информации и полностью поддаваться музыке? В конце концов, век-другой назад люди так и поступали.
Датский ансамбль “Тангофид” взял за основу программы музыку аргентинского композитора Астора Пьяццоллы. Этот легендарный музыкант известен тем, что перевернул с ног на голову само представление о любимой музыке аргентинцев. Он создал современное, отвечающее самому взыскательному музыкальному вкусу “танго нуэво”. Исполнили датчане и произведения руководителя ансамбля Торбена Вестергарда. Впрочем, тем слушателям, которые, как и я, не слишком хорошо разбираются в латиноамериканской музыке, было непросто отличить “новое танго” от традиционных композиций, также не раз звучавших со сцены. Мы могли только вслушиваться в музыку, улавливая то легкое джазовое звучание, то отголоски классики, то знакомые аккорды известных мелодий.
Солистка Андрэа Пеллегрини пояснила тем из зрителей, кто еще не позабыл школьный английский, что “Танго-шоу” посвящено не столько танцу, сколько путешествию. Это музыка людей, которые забрались очень далеко от дома и почувствовали себя одинокими, рассказывала она. Но в Буэнос-Айресе они нашли нечто, позволившее им общаться. Эти движения – нечто среднее между танцем и прогулкой – помогали стать ближе с незнакомцами. Музыканты постарались воссоздать атмосферу танцевальных клубов Буэнос-Айреса, а танцоры Линус Абай и Камилла Далгрин им в этом помогли. Не могу сказать, что музыка, звучавшая со сцены, магическим образом перенесла меня в столицу Аргентины, но что-то в этих мелодиях было такое – заставляющее воображение человека отправляться в странствия. Особенно когда звучал со сцены магнетический голос певицы, то птичьим криком взлетавший под потолок зала, то спускавшийся к бархатистым низким нотам.
 
Олег ХИЖНЯК, ученик 11-го класса физико-математического лицея:
– От первых “Параллелей” у меня осталась в памяти постановка театра из Исландии “Метаморфозы” по Францу Кафке. Я уже тогда занимался в театральной студии “Синяя птица”, и меня интересовали прежде всего драматические спектакли. В этом году мы всей студией старались побывать и на концертах, и на мастер-классах, тем более что один из них был посвящен созданию собственного театра. В этом интерактиве мне досталась роль директора, и я с нею, по общему мнению, справился. Вообще, здорово увидеть сразу так много талантливых, да и просто хороших людей. На фестивале я увидел то, о чем догадывался, но вживую уж точно не видел. Я имею в виду старинные инструменты, оперную певицу в “Танго-шоу”, артистов, играющих на лейке. Все это и удивляло, и нравилось. В “Беовульфе” меня поразило то, какие актеры живые, как легко они находят общий язык с детьми. Было интересно и на спектакле финского театра “Последняя утренняя звезда”. Нам всем понравилось музыкальное сопровождение “шаманского скрипача”, который играл на каком-то народном инструменте.
 
Норильский Краснорабочий, из блога “Петербургского театрального журнала”:
– Мне понравилось сольное выступление Бенедикт Маурсет, скрипачки из Бергена (Норвегия). Скрипки особенные – традиционные норвежские, называемые хардангерфеле. Выглядят, во всяком случае, они прикольно: лак теплого охристо-медового оттенка, по краю какой-то растительный рисунок. Скрипок было четыре. Бенедикт меняла их в течение концерта. Хотя она говорит, что дело не столько в скрипках, сколько в смычках. Мне, как неспециалисту, было все равно. А музыка оказалась интересная. Смесь традиционной норвежской мелодии и современных элементов. Это музыка и для танцев, и для официальных церемоний. Каждая композиция стремится к логическому развитию, благозвучию, не шумит, не кричит, а бежит, как вода на перекате. Зрители услышали звуки северного моря и ощутили полет, бескрайность и средневековые отголоски.
Про ансамбль “Тангофид”. Вот какая у вас ассоциация со словом “танго”? Астор Пьяццолла, Аргентина, страсти в клочья, много красного, обильные рюши на и без того объемных бюстах и бедрах, накачанные икры танцовщицы и слишком прямая спина танцоров? А у меня – с Вонг Кар-Ваем, гонконгским режиссером, в одном из фильмов которого было много танго. Гонконг далеко от Аргентины. Дания, откуда ансамбль “Тангофид”, еще дальше, а Норильск – вообще за Полярным кругом. Это северное танго, посвященное путешествию как по стилям музыки, так и по Земле. Путешествие аскетичное и сухопарое. Оно, это датское танго, предпочитает черный: и музыканты в черном, и певица, и танцоры. Страсти в голосе Андрэа Пеллегрини звучат нешуточные. Ее оперный вокал рвется вверх и обрушивается в зал. Музыканты – более сдержанные, они солируют или вторят с обаянием застенчивого человека, легко и ненавязчиво. Да и звуки музыки ассоциируются с пушистым снегом, а не с роковыми страстями. Здесь скорее что-то от тщательно сдерживаемых страстей, которые кипят внутри. Состав инструментов необычен для танго. Виолончель, бас-кларнет и две гитары.
Юлия КОХ
Олег ХИЖНЯК
0

Читайте также в этом номере:

Движение вверх (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Без границ (Валентина ВАЧАЕВА)
Я вышел на подмостки (Елена КОВАЛЕНКО)
Нельзя останавливаться (Надежда СТОЕВА, театральный критик, Санкт-Петербург)
Рецепт его успеха (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Шаги в будущее (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Принцип Маевского (Елена ПОПОВА)
Будем строить! (Марина БУШУЕВА)
Прощай, “Сваля” (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Фасады стоят в лесах (Екатерина СТЕПАНОВА)
Это разные вещи! (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Вскрытие покажет (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Прорвемся! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Снова стрелки виноваты (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Складской модерн (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Под присмотром (Марина БУШУЕВА)
Верить? Не верить? (Выбор зрителяс Еленой КОВАЛЕНКО)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск