Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Нельзя останавливаться
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
11 октября 2013 года, 14:59
Текст: Надежда СТОЕВА, театральный критик, Санкт-Петербург
Мне очень приятно, что я увидела на фестивале в Норильске то, что мне и в Питере не всегда удавалось посмотреть. Я имею в виду спектакли и концерты гостей из северных стран. Например, знаю норвежскую хореографическую компанию Йо Стромгрена, но результат сотрудничества его театра и театра из Тромсе – знаменитый спектакль “Граница” – посмотрела у вас.
Вообще, мне очень нравится идея фестиваля – показать самобытное искусство северных городов мира самых разных направлений для самой разной аудитории. Тем самым фестиваль вписывает и Норильск в общий контекст современной европейс-кой культуры. Важно и то, что искусство вашего северного города также не выпа-дает из этого контекста. Вполне достойным показался для дальнейших фестивальных показов спектакль Норильского театра “Братья Ч.” в постановке Тимура Насирова и эскиз, подготовленный артистами драмы в рамках лаборатории “Живому театру – живого актера”. С этого вербатима и началось мое знакомство и с городом, и с театром, и с фестивалем. Поэтому расскажу о нем подробнее.
Драматурги Любовь Стрижак и Андрей Стадников вместе с актерами  проинтервьюировали множество горожан и сложили из этого текст, который срежиссировала Анна Потапова. Получилась история о городе и горожанах со множеством ответвлений.
Одним из основных получился разговор о том, зачем и как приезжают в Норильск и почему уезжают. Такая обычная застольная тема, как беседа о погоде, которая не устаревает и сопровождает всю жизнь. И экология здесь плохая, и зимы злые, но тянет сюда как магнитом и здесь так красива тундра. Большинство интервьюеров разрешало этот вопрос в пользу города.
Начинался эскиз с монологов молодых людей, и проскакивали местечковые “тута”. Молодые жители перед нами взвешивали все за и против, и зрители, узнавая себя и свои размышления, смеялись. Эпизод, решенный режиссером как рассказ в кругу своих друзей, разбавлял монологичную структуру вербатима. В дальнейшем будет несколько таких смонтированных диалогов и несколько реально записанных. Например, диалог двух женщин, сидящих, по всей видимости, в кафе и рассуждающих обо всем сразу: о детях, мужьях, распутстве и, конечно, о городе. Пойманная интонация, четко уловленный ритм заставляют запомнить эту часть. Или экспрессивная беседа мужчин об охоте, о том, сколько может весить и реально весит настоящий медведь… И множество других эпизодов создают образ города и его жителей с его спецификой и с присущим только ему одному мифотворчеством. В других городах другие мифы, а здесь – о шаманах и заговорах, о бубнах, об охоте на медведя. Но отобранные эпизоды совсем не блещут диковинными сюжетами, не экзотика, одним словом, они узнаваемы, реальны. Зрители часто удивленно смеются, реагируя на знакомые истории, случившиеся на известных улицах. Внешне все это похоже на читку обычной пьесы: несколько стульев и актеры с текстом на листах. Но пока слишком вязкая драматургическая структура (это еще не пьеса, а только первое приближение к ней) и пойманный живой язык, хоть и лишенный обсценной лексики, не дает их спутать. (Думаю, не стоит говорить, что в выбранной форме – вербатима – любая специфическая лексика не вставлена драматургом, дабы усугубить ситуацию, а сначала ус-лышана и записана на улицах и только после этого попадает на сцену, а не наоборот.) Эпизоды сменяют друг друга, и все они интересные, но, выстроенные последователь-но, они гасят динамику всего эскиза. Но если начало, решенное как серия контрастных эпизодов от “быстрых”, где читается рэп, к “медленным”, где чиновник сухо напоминает о том, сколько уехало и каков прирост населения, или мужчина нетрадиционной ориентации говорит о своей любви к городу (а вы о чем подумали?), проскальзывало быстро, то следующий час буксовал. Вербатим ведь не копирует реальность, а предстает перед нами в своей тягучей подлинности, и тогда упрек в монотонности, рутинности становится комплиментом. Ну, если понимать, что рутина – составляющая жизни.
Обсуждение после эскиза стало закономерным его продолжением, поскольку зрители начинали свои реплики с упоминания года своего приезда в Норильск и сколько лет они в нем живут. Мог ли этот вербатим получиться злее, социально острее – наверняка. Мог ли быть смешнее или трагичнее – вероятно. Но как намек на будущую пьесу со своей темой – сложился. Хотелось бы продолжения.
0

Читайте также в этом номере:

Движение вверх (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Без границ (Валентина ВАЧАЕВА)
Я вышел на подмостки (Елена КОВАЛЕНКО)
Рецепт его успеха (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Шаги в будущее (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Принцип Маевского (Елена ПОПОВА)
Будем строить! (Марина БУШУЕВА)
Прощай, “Сваля” (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Фасады стоят в лесах (Екатерина СТЕПАНОВА)
Это разные вещи! (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Вскрытие покажет (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Прорвемся! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Снова стрелки виноваты (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Складской модерн (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Под присмотром (Марина БУШУЕВА)
Верить? Не верить? (Выбор зрителяс Еленой КОВАЛЕНКО)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск