Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Кадровый голод
АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
15 августа 2013 года, 11:47
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
В России становится некому работать. При этом конкуренция на рынке труда растет, а безработица упала до исторически минимальных уровней. Такая картина характерна и для Норильска. Директор центра занятости населения Ирина ЛАТЫПОВА рассказала, как складывается ситуация на рынке труда, какие специалисты сейчас нужны городу и почему проблему нехватки кадров не решить без мигрантов.
– Ирина Вениаминовна, в последние несколько лет в Норильске спрос на рынке труда значительно превышает предложение. Безработных у нас мало, а вакансий много. Это повсеместная тенденция?
– Эта ситуация характерна и для территорий Красноярского края, и в целом для России, когда говорят, что работать некому. По основным показателям безработицы наш город выглядит более благополучно, чем другие территории края. У нас не растет численность безработных, даже снижается в течение последних лет. Уровень безработицы регистрируется в значениях, ниже среднекраевых. При этом мы наблюдаем устойчивую динамику, когда количество вакансий превышает предложение со стороны ищущих работу граждан. За последние три года количество вакантных рабочих мест увеличилось в 2,5 раза, а численность безработных почти в два раза сократилась (см. таблицу. – Авт.). Но с другой стороны, в Норильске нарастает проблема нехватки кадров во всех сферах экономической деятельности, это большая проблема для территории.
– Такая ситуация – эхо девяностых?
– В том числе. В начале девяностых в России резко упала рождаемость, и сейчас рожденные в то время дети входят в трудоспособный возраст, часть из них уже влилась в экономику, часть пока учится. При этом выходит на пенсию многочисленное поколение, рожденное в пятидесятые. Сейчас в российской экономике занято значительное количество граждан пенсионного возраста.
– Получается, что их некем заменить, а тех, кто вступает в трудовую жизнь, недостаточно?
– Совершенно верно. И в ближайшие годы это будет очень сильно влиять на экономику – приток молодых специалистов будет значительно меньше, чем в первой половине двухтысячных.
Демографическая ситуация не могла не повлиять на рынок труда, в том числе в Норильске. Только между двумя переписями, 2002-го и 2010 годов, город потерял 45 тысяч жителей, или 20% своего населения. Это очень много. При том что численность пенсионеров в Норильске не только не уменьшилась, а даже выросла. То есть произошел отток именно трудоспособного населения. И только в последние годы численность населения территории стабилизировалась: по результатам переписи-2010 в Норильске проживало 176 тысяч человек, сейчас проживает 178 тысяч.
– Насколько в целом возможно решить проблему дефицита кадров за счет мигрантов?
– Приток мигрантов России совершенно необходим, это понимают уже на всех уровнях. Но к этому вопросу должен быть грамотный и взвешенный подход. Потому что сейчас приезжает в основном неквалифицированная рабочая сила со всеми вытекающими отсюда последствиями. Активно обсуждается влияние на различные сферы общественной жизни, в том числе и на уровень культуры.
– Как раз это вызывает раздражение у коренного населения…
– Да. И приводит к тому, что в некоторых регионах проблема национальной нетерпимости встала довольно остро. Коренное население стремится иметь трудовые отношения с уровнем зарплаты, который сложился на рынке. Те мигранты, на родине которых очень плохая ситуация с наличием рабочих мест, готовы не оформлять отношения с работодателем и согласиться на существенно более низкую оплату труда. Но с такой проблемой ведь столкнулись все развитые страны.
Что касается Норильска, то у нас привлечение иностранной рабочей силы строго регламентировано. Заявки работодателей рассматриваются с точки зрения экономической целесообразности для города, анализа состава имеющихся местных трудовых ресурсов, возможности замещения вакантных рабочих мест российскими гражданами с других территорий.
– Но трудовая миграция в стране недостаточно развита…
– Регионы России очень различаются по уровню социально-экономического развития. Поэтому убеждена, что Норильск в условиях нарастающего кадрового голода должен работать над своей привлекательностью. Он всегда прирастал за счет миграции, был городом приезжих. Сегодня основные работодатели территории – предприятия “Норильского никеля” и администрация города – реализуют мероприятия по привлечению и закреплению квалифицированных специалистов по дефицитным профессиям. Приезжающие в Норильск оценивают уровень заработной платы, условия труда и проживания в городе, возможность организации досуга и отдыха и многое другое.
Трудно менеджерам

– Какие сферы в Норильске особо нуждаются в восполнении кадров?
– Медицина и образование. Это если говорить о служащих. Сейчас у нас заявлено более 500 вакансий в медучреждениях города. Только врачей нужно 282 человека. Еще 246 вакансий – это средний медицинский персонал: медсестры, фельдшеры, фармацевты, лаборанты. Учителей и педагогов дополнительного образования требуется 80 человек. Из рабочих профессий востребованны строительные специальности. В горячей десятке также водители, повара, электромонтеры, продавцы, электрогазосварщики, работники почтовой службы.
– Сейчас что-то переломилось в сознании людей по отношению к рабочим профессиям? Или многие по-прежнему нацелены, условно говоря, на кабинетную работу?
– По экспертным оценкам, Россия в ближайшее время столкнется с “высшезацией” образования. До 90% молодежи выбирают высшее образование. Молодежь, оканчивающая школы, учреждения начального профессионального и среднего профессионального образования, идет не на рынок труда, а в высшую школу. А российская экономика не может предложить такое количество рабочих мест, соответствующих завышенным претензиям молодых людей.
Чтобы предупредить эту проблему, нужна системная работа по профессиональной ориентации населения. В Норильске она проходит в рамках общегородского плана с активным участием основного работодателя – Заполярного филиала.
Реалии сегодняшнего норильского рынка труда: 35% вакансий рассчитаны на инженерно-технических работников и служащих (из которых львиная доля приходится на медицину), а рабочие специальности составляют 65%.
– Сейчас выпускнику с востребованной профессией можно быстро найти работу?
– Выпускников учреждений профобразования в числе ищущих работу граждан с каждым годом становится меньше, сказывается дефицит кадров. На сегодня в центре занятости зарегистрированы 18 человек против 45 в прошлом году. Многие направления подготовки осуществляются по целевому заказу предприятий города. В некоторых случаях объемы подготовки недостаточны для территории – например, нарасхват повара, их ждут в Норильском торгово-производственном объединении, в открывающихся детских садах, в многочисленных кафе и ресторанах…
– А как вы помогаете людям с невостребованным высшим образованием? Убеждаете переучиться?
– Если к нам прибывают выпускники, имеющие невостребованные в Норильске профессии, то какое-то время у них происходит адаптация на рынке труда. А потом они вынуждены либо обучиться на рабочем месте и получить востребованную рабочую профессию, либо пойти на курсы в центре занятости. Или жизнь заставляет устроиться в ту сферу, где их основное образование не нужно. Чтобы предупредить такую ситуацию, специалисты центра занятости и управления образования профориентационную работу с молодежью проводят начиная со школьной скамьи. Но большое влияние на подростков при выборе будущей профессии оказывают и родители.
– Они, конечно, хотят, чтобы ребенок стал непременно юристом или экономистом?
– Юристы и экономисты уже не отличаются избыточной численностью. Наибольшие сложности в последние годы – с трудоустройством менеджеров и специалистов по государственному и муниципальному управлению. У молодых людей зачастую нет реального представления о ситуации на рынке труда, они вынуждены начинать карьеру с низшего звена и постепенно осваивать ту сферу деятельности, куда они попали.
– По-вашему, насколько завышенные амбиции, не соответствующие потребностям рынка труда, мешают молодым людям найти себя в каком-либо деле?
– Мешают в значительной мере. И с этим постоянно сталкиваются психологи-профконсультанты нашего центра. У нас ведь в числе прочих есть такая государственная услуга, как социальная адаптация на рынке труда. Повторюсь, большей частью мы стараемся ориентировать молодых людей еще в школе. Но всегда готовы поддержать их в дальнейшей взрослой жизни с поправкой на конкретную жизненную ситуацию.
Под заказ
– Вы упомянули курсы, которые организует центр занятости. На базе каких учебных заведений это делается?
– Мы обучаем по востребованным профессиям на базе техникума промышленных технологий и сервиса (бывшего профлицея №17), профучилища №105, корпоративного университета “Норильский никель”, Норильского индустриального института и филиала МГУКи. Направляем на курсы индивидуально или группами до 700 человек в год.
– После учебы все находят работу?
– Процент трудоустройства большой. А если речь идет о программах обучения и стажировки на рабочем месте, по которым мы с “Норильским никелем” сотрудничаем уже в течение десяти лет, то это практически стопроцентное трудоустройство “под заказ” работодателя.
– Но есть ведь люди, которые состоят на учете в центре занятости годами…
– Их незначительное число. Это так называемые профессиональные безработные. По различным причинам мотивация к труду у них низкая, эти люди определенным образом приспособились к разного рода социальным пособиям и льготам. Меры государственной поддержки в совокупности дают человеку доход, который не стимулирует его к активным действиям на рынке труда.
– Есть мнение, что количество государственных льгот надо свести к минимуму, чтобы в обществе не было иждивенческих настроений.
– Во всяком случае, к распределению этих льгот надо подходить адресно и индивидуально.
– Какие задачи решает ваша психологическая служба?
– Часто психолог-профконсультант помогает человеку, потерявшему работу, вернуть уверенность в своих силах. Кроме того, бывают ведь и в семье проблемы. Допустим, отсутствует взаимопонимание с детьми или родителями. Все это может прямо или косвенно препятствовать трудоустройству. Специалисты центра занятости обучают и технологии поиска работы, самопрезентации. У нас в рамках предоставления государственной услуги по социальной адаптации действует клуб поиска работы. Это пятидневный тренинг, который учит, как грамотно составить резюме, как пройти собеседование по телефону, как вообще взаимодействовать с работодателем. Некоторые неохотно идут на этот тренинг, а потом удивляются: “Как, уже все?! Программа закончена?” – и оставляют самые положительные отзывы.
Реальная помощь
– Многие не знают, что в службу занятости могут обращаться не только безработные или те, кто хочет сменить работу…
– Да, мы сотрудничаем не только с теми, кто состоит на учете в качестве безработного. Есть бесплатные государственные услуги, которые мы оказываем всему населению. Это прежде всего профессиональная ориентация и информирование о положении на рынке труда. К нам на консультации могут приходить школьники, студенты, их родители, люди, которые сомневаются, ту ли сферу деятельности они выбрали… Квалифицированная помощь в нужный момент – это очень важно.
– И вы реально поможете? Сложился такой стереотип, что хорошую работу можно найти только по знакомству.
– Есть такой стереотип. Поэтому ищут через знакомых или социальные сети. Это неправильно, надо использовать все источники, в первую очередь государственную службу занятости. Люди должны понимать, что самая полная информация о вакансиях и вариантах получения востребованной профессии – в центре занятости. Перечень вакансий с учетом растущего спроса работодателей очень широкий – ищут всех: от управленцев высшего звена до уборщиц. Те, кто к нам приходит, удивляются: надо же, а я и не знал, что с вашей помощью можно открыть собственное дело или ознакомиться с общероссийским банком вакансий, узнать о возможности переезда в другой город и так далее.
– Самозанятость вы тоже поддерживаете?
– Да, к нам приходят те, у кого есть предпринимательская жилка и свои идеи самостоятельного заработка. На основании бизнес-плана мы можем выделить финансовую помощь. За время действия этой программы, с 2009 года, ею уже воспользовались 36 человек. Это немало для Норильска. Большинство из этих людей продолжают успешно работать. В основном занимаются оказанием услуг – торговых, парикмахерских, ремонтных, выполняют строительные работы.
 
У кадрового дефицита есть обратная сторона – молодежи стало проще найти работу
Сегодня 65% вакансий составляют рабочие специальности
0

Читайте также в этом номере:

Проводы белых ночей (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Хорошо получилось (Андрей СОЛДАКОВ)
Тридцать тонн мастерства (Андрей СОЛДАКОВ)
Вселенная на асфальте (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Дорогу переходят дети (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Те еще ботаники (Лариса Стецевич)
Сильная женщина (Елена ПОПОВА)
Кнутом и пряником (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Я противник жестких мер (Александр ПЕСТРЯКОВ, депутат Норильского горсовета)
Время делать выбор (Екатерина СТЕПАНОВА)
Закон не писан (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Никто и не изымал (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Придется переписывать (Евгения СТОРОЖКО)
Продолжение лета (Екатерина БАРКОВА)
Я вышью крестиком сады (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Честь романа (Юлия КОХ)
Без воды не останемся (Оксана СОКОЛОВА)
Получите новый “кошелек” (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Контрольная работа (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Один в один… (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Образование по-новому (Екатерина СТЕПАНОВА)
Четвертая жертва (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Опознанный объект (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Живем на дне морском? (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
С претензией (Евгения СТОРОЖКО)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск