Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Только положительные эмоции
ГОСТЬ “ЗВ”
10 ноября 2016 года, 15:28
Фото: Александр ХАРИТОНОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Народный артист России, заслуженный деятель культуры России Александр ЗЫКОВ уехал из Норильска десять лет назад, но связи с городом и театром не прерывал. Все это время поклонники продолжали следить за его творчеством.
После Норильского Заполярного Александр Зыков семь лет занимал должность главного режиссера Новосибирского театра “Красный факел”, много ставил в разных городах. В 2011-м его “Продавец дождя” с Сергеем Ребрием в главной роли открыл Первый международный фестиваль искусств северных городов мира “Параллели”.
– Довольно часто меня приглашают ставить в Барнаульскую драму. В связи с тем что там нет главного режиссера, директор театра Любовь Михайловна Березина консультируется со мной по многим вопросам. У кого-то даже создается ощущение, что я в этом театре при должности, на самом деле я приезжаю как приглашенный режиссер.
После обширного инфаркта я стал достаточно трусливым и уже боюсь возглавлять театр. В “Красном факеле” года три никого не принимали на должность главного режиссера. Кулябин все время говорил: “Может, подумаешь?” Но я не решаюсь. Когда выпускаешь спектакль, испытываешь стресс, но это краткий период. А когда стресс тебя преследует круглосуточно, это чревато серьезными последствиями.
– Получается, что вы ставите спектакли в Барнауле по старой дружбе с бывшим директором нашего театра. Над чем работали в последний раз?
– Это была пушкинская “Барышня-крестьянка”. Делали спектакль с командой, хорошо знакомой норильчанам: Андреем Федоськиным, Николаем Реутовым. После возвращения из Норильска возьмусь за их юбилейную программу. Барнаульская драма на 20 лет старше Норильской. Ей – 95.
– Как вы себя чувствуете в Норильске, в театре, спустя столько лет?
– Испытываю только положительные эмоции.
Раньше в книгах читал о том, что люди, прошедшие войну, вспоминают ее с удовольствием, а теперь вот понял почему. Тогда они были молоды и полны сил.
Я приехал в Норильск не юношей, но еще был полон сил. Это было очень интересное место для работы. Я всегда считал, что если в труппе есть четыре хороших артиста, то это уже хороший театр. А здесь была очень хорошая труппа. Это не моя заслуга, поэтому я так и говорю. Уже при мне приехали Сергей Ребрий, Лаврентий Сорокин, пришла в театр выпускница колледжа искусств, к которому я тогда имел отношение, Аня Титова.
Еще во времена советской власти в Норильске была некая “самость”, то есть можно было прийти в горком и сказать: “Знаете, есть замечательная пьеса, но в Москве ее не разрешают к постановке…”. И запрещенная в столице пьеса появлялась в репертуаре нашего театра. К счастью, когда цензура рухнула, необходимость в подобных хитростях исчезла. К сожалению, сейчас опять накатывает такой период. Правда, он подлее устроен. Помните довлатовскую фразу: “Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить: кто написал четыре миллиона доносов?”.
Их же кто-то писал… Сначала эти люди рушили церкви. И эти же люди (я убежден) сегодня приходят с хоругвями и требуют снять рок-оперу “Иисус Христос – суперзвезда”, в которой нет никакой хулы Христа.
– Вас эти веяния коснулись?
– Меня нет, но это существует сегодня. Так было у Тимофея Кулябина с постановкой вагнеровского “Тангейзера”. Я сказал ему тогда, что Гитлер для популяризации Вагнера столько не сделал, сколько он одним своим спектаклем.
Пришел, извините, поп, который, как выяснилось, умеет играть на гармошке. И он уже специалист. Это подло. Очень легко спровоцировать толпу на какое-то действие. Очень легко. Но самое главное – это делает та же самая категория людей, которые в свое время иконами накрывали кадки с капустой…
– Какие ваши постановки и сегодня идут в “Красном факеле”?
– До сих пор в афише “Продавец дождя”. Уже артисты повзрослели... и надо бы их заметить…  Идет и “Поминальная молитва” с Семеном Фурманом.
– Какой город вы считаете главным в своей жизни?
– В моей биографии мало городов. Начинал в Пензе. Через два с половиной года, меня назначили главным в Оренбург. Потом был Норильск. Сейчас живу в Новосибирске. В “Красном факеле” мне было очень хорошо. Считаю, что художественное руководство в театре следует время от времени менять. Театр как любой живой организм – рождается, взрослеет, потом стареет и умирает. Пример – Малый театр. Он никак не меняется.
– А захаровский Ленком?
– Он очень постарел, хотя не всем это заметно. Сегодня это другой театр. Считаю, что и Таганка умерла до того, как уехал Любимов. Изменилось время, а любимовская программа по-прежнему была направлена против Сталина.
– Смотрите “Таинственную страсть” по Аксенову на Первом? Вы ведь шестидесятник.
– Шестидесятники немножко старше меня, но в принципе, это и мое время. Кусочками посмотрел: у меня немножко другое представление об этом времени и о людях. Мне кажется, что нельзя лакировать героев…
– Евтушенко, например, достаточно противоречивый.
– Мне не очень понравился в этой роли Филипп Янковский, которого я знал еще ребенком, когда мы приятельствовали с его отцом (Олегом Янковским. – Ред.).
– А с кем из своей молодости вы до сих  пор поддерживаете отношения?
– Больше всего с Юлием Кимом, с которым мы знакомы с 1967 года.
– Что скажете о номинировании на “Золотую маску” норильского “Дяди Вани”?
– Рад. Очень рад. Больше сказать пока нечего, так как не видел спектакль.
Будем надеяться, что пока. А вдруг его возьмут в проект “Золотая маска” в кино” и не надо будет ехать на фестиваль в Москву или снова в Норильск, чтобы увидеть спектакль.
 
Досье
С 1968-го по 1970 год работал актером в Театре юного зрителя (Тверь).
В 1975-м окончил режиссерское отделение ГИТИСа. Учился мастерству у А.В. Эфроса.
С 1975-го по 1978 год работал режиссером в Пензенском театре драмы.
С 1978-го по 1986 год возглавлял Театр драмы в Оренбурге.
С 1989-го до 2006 года был художественным руководителем Норильского Заполярного театра драмы.
С сентября 2006-го по июнь 2013 года – главный режиссер театра “Красный факел”.
0

Читайте также в этом номере:

Попробуй Север на вкус (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
На завод пришел “Аргиш” (Марина БУШУЕВА)
Рыбный день (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Дети читают Север (Екатерина БАРКОВА)
Путь северянина (Екатерина БАРКОВА)
Рассказать о кадрах (Екатерина БАРКОВА)
Точность имеет значение (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Между небом и землей (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Персонально каждому (Лариса ФЕДИШИНА)
Правильная помощь (Виктор ЦАРЕВ)
Кто заплатит? (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Без штрафа и упрека (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Новый год уже начался (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
На лифте в полет (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Присвоено звание (Лариса ФЕДИШИНА)
Кто правит бал (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Жребий брошен (Татьяна РЫЧКОВА)
Пароль “Театр жив” (Валентина ВАЧАЕВА)
Листая хрупкие страницы (Евгения СИДОРУК, директор Норильского городского архива)
Кадры джаза (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Как делали предки (Лариса ФЕДИШИНА)
ЭкоНорильск (Екатерина БАРКОВА)
Дело для “Волчат” (Владислав ШУКШИН)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск