Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
16:50 Чрезвычайное происшествие на руднике «Таймырский»
14:20 Международный музыкальный фестиваль «Живой звук» пройдет в Норильске с 24 по 27 октября
13:35 Волонтерам XXIX Всемирной зимней универсиады вручили благодарственные письма «Норникеля»
13:05 Минприроды России призывает запретить охоту на дикого северного оленя
12:05 Факелы эстафеты огня Зимней универсиады – 2019 передали Норильску
Все новости
Павел ИЗОСИМОВ: “Работы нам хватит не на одно десятилетие”
ЮБИЛЕИ
5 ноября 2015 года, 16:20
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Елена ПОПОВА
Старейший в Норильске рудник “Заполярный”, которому в этом году исполняется 70 лет, сегодня переживает новое рождение. Об этом наш разговор в канун юбилея с директором предприятия Павлом ИЗОСИМОВЫМ.
– Павел Семенович, 70 лет – это, по сути, целая человеческая жизнь. А как вы оцениваете этот срок применительно к руднику: много это или мало?
– Для горного производства 70 лет – это очень большой срок. Но, если проводить аналогию с человеком, можно сказать, что “Заполярный” сегодня – это не дряхлый старик, а зрелый, многого добившийся мужчина, который с уверенностью смотрит в будущее.
В прежние годы периодически поднимались разговоры о том, что рудник планируется закрывать… На сегодня тенденций к этому нет. Наша руда нужна. Компания вкладывает в “Заполярный”  немалые средства, благодаря чему он работает сейчас не хуже горных предприятий Правобережья.
– Хотя в свое время казалось: сравнивать их немыслимо.
– Действительно, при строительстве и запуске “Октябрьского”, “Таймырского”, “Комсомольского” изначально внедрялись самые передовые технологии, с первого дня использовалась самая современная техника. В то время как на “Заполярном” в 1945 году вагоны с рудой вывозили лошадьми… Карьер – бывший рудник открытых горных работ “Медвежий ручей” – в начале своей истории вообще представлял собой участок с тремя балками, кузницей, складом-конторкой и передвижной компрессорной. Техники почти никакой не было, люди работали ручными перфораторами. Сегодня, когда слышишь рассказы об этом, понимаешь: изменения за эти годы на предприятии произошли кардинальные! Я в канун юбилея встречался в Москве с бывшими руководителями рудника, привез оттуда книгу Вадима Николайчука, бывшего директором “Заполярного” с 1987-го по 1990 год. В ней собраны воспоминания ветеранов производства. В том числе Ростислава Михайловича Крестникова, с которым мне удалось пообщаться лично. Он в 1963 году стал директором “Заполярного”. А я в этот год только родился… Представляете? Живая история. Крестников очень много рассказывал, каким было производство в те годы. Система разработки – камерно-столбовая, всю руду из камер откатывали вручную. И когда я рассказываю, как сегодня рудник работает… Небо и земля. Предприятие механизировано на сто процентов. У нас сейчас осталась в шахте одна лебедка – на выдаче породы, на стволе 7-бис. Когда приезжают гости на “Заполярный”, мы им показываем: вот на таком оборудовании раньше люди работали.
– Вы ее как музейный экспонат оставили?
– Лебедка действующая, с ее помощью руду продолжают выдавать на-гора. Ну и в некотором роде она как музейный экспонат служит, вы правильно заметили.  
– Вы  возглавили “Заполярный” в 2002 году, и, по сути, многие изменения происходили на ваших глазах…
– Когда я пришел на рудник, из техники здесь в то время был только “Бумер”, одна погрузочно-доставочная машина ST2, на участке капитального строительства какая-то техника, а во всех остальных случаях использовалось переносное оборудование. Труд в основном был ручной… Мне посчастливилось своими глазами наблюдать перемены. С 2003 года на “Заполярном” стали внедрять новые технологии и технику, которые позволили повысить производительность труда, снизить объем горно-подготовительных работ и себестоимость добычи. В 2006 году уже каждую третью тонну руды мы добывали с помощью самоходного оборудования. И параллельно занимались подготовительными и строительными работами, чтобы в дальнейшем полностью отказаться от скреперных лебедок и переносных буровых станков. В 2011 году на шахте был внедрен комплекс самоходных машин Utimec 1500 ТМ и Spraymec 1050 WPC, что позволило полностью исключить ручной труд при креплении подземных горных выработок набрызг-бетонной крепью. И более чем в 3,5 раза увеличить производительность труда при выполнении этого вида работ. А в 2013 году нам удалось добиться максимальной механизации основных и вспомогательных процессов на всех стадиях горного производства. Все горные участки шахты перешли на работу с высокопроизводительным самоходным оборудованием.
– Как рабочие воспринимали эти перемены?
– К сожалению, люди были не готовы… Опыта использования современного оборудования ни у кого не было. О квалифицированных кадрах можно было только мечтать. Я на предприятие перешел с рудника “Октябрьский”, где существовала практика: передовиков производства, которые успели поработать проходчиками, ГРОЗами, отправляли обучаться работе на подземной технике. По такому же принципу и я решил действовать на “Заполярном”. Лучшие из лучших у нас пошли учиться на машинистов погрузочно-доставочных машин, на бурильщиков шпуров… К сожалению, остались единицы тех, кто продолжил работать на современном оборудовании. Люди технику боялись. Все по старинке предпочитали ручной труд.
– Пришлось психологию ломать?
– Пришлось пойти по другому пути – объявить о приеме на рудник молодежи, которую мы сразу же отправляли на обучение. Дело пошло. Более того, сегодня мы как раз действуем по принципу талнахских рудников: человек должен сначала поработать в шахте, хорошо себя зарекомендовать – и только после этого он сможет пройти обучение, чтобы стать машинистом ПДМ или бурильщиком.
“Раньше об этом и не мечтали”
– Как часто на “Заполярном” обновляется техника?

– Выход на новые производственные мощности был бы невозможен без обновления парка машин. За последние годы техника обновилась на сто процентов. И не один раз. Компания вкладывает немалые средства в модернизацию и развитие “Заполярного”. В этом году, в частности, на рудник поступили две новые буровые установки веерного бурения SOLO. Сейчас ждем погрузочно-доставочную машину Caterpillar. А всего на “Заполярном” работает 26 единиц техники импортного производства различного типа и назначения.
– Этого достаточно? Или еще есть потребность?
– Потребность, безусловно, есть. Согласно программе замены оборудования в следующем году мы планируем поменять  еще две ПДМ, а также пять единиц вспомогательной техники – кровлеоборочные машины. В 2016 году также должен прийти новый автобус. А еще годом позже ожидаем поступления трех самосвалов. Это связано с тем, что в 2017 году на “Заполярном” поменяется технология добычи руды. После того как мы спустимся ниже основного откаточного горизонта +45-го метра, вывозить руду так, как это происходит сейчас, будет экономически невыгодно. Поэтому она будет доставляться в карьер, откуда ее поверхностными самосвалами смогут вывозить на обогатительную фабрику.  
– На каком этапе сегодня автоматизация рудника?
– Планируется, что к 2017-му рудник “Заполярный” будет полностью автоматизирован. В частности, до конца этого года по программе капитального строительства должны завершиться работы по автоматизации центрального водоотлива на горизонте +201 метр. Помимо этого продолжаются работы на отметках –13, +45 и +140 метров. Все это позволит вывести параметры насосных установок и уровня водосборников на монитор, расположенный в диспетчерской рудника. После сдачи объектов насосные установки будут работать как в ручном, так и в автоматическом режиме. Я уже не говорю про модернизацию средств и систем связи на руднике… Раньше об этом даже мечтать было нельзя!
– Штат работников на “Заполярном” в связи с автоматизацией сокращается?
– По мере того как внедряется автоматизация производственных процессов, количество людей, работающих на предприятии, действительно уменьшается. Отток происходит естественным образом. Раньше, к примеру, у нас на каждой насосной установке работал один человек. Четыре горизонта – значит, столько же насосчиков в смену выходило. Какой-то сбой в системе – человек шел, проверял, устранял проблемы… А сейчас уже столько людей не требуется. Все неполадки можно обнаружить и устранить в диспетчерской автоматически, с пульта.
Коллектив помолодел
– Сколько сегодня всего людей работает на “Заполярном”?

– В штате предприятия 809 человек. Для сравнения: в 2002 году здесь трудилось 1200 человек.  Однако задачи сократить людей у нас никогда не стояло. Естественный отток происходил постепенно, с переходом на механизированный труд. Появилась тенденция к омоложению коллектива. Средний возраст работников “Заполярного” сегодня составляет 37 лет, в то время как еще десять лет назад было 43–45 лет.
– На предприятиях нередко жалуются, что преемственности поколений нет, отток опытных рабочих на материк большой.
– Я, наоборот, за естественный отток персонала. Ветераны производства уезжают по различным корпоративным программам на материк, а на смену им приходит молодежь. Так и должно быть. Представьте себе, что значит, к примеру, работа в карьере, на открытом воздухе, в условиях Крайнего Севера! А у нас  Валентина Павловна Марова дорожной рабочей на горно-взрывном участке 42 года отработала. Стаж Евгения Алексеевича Бровкина – 41 год, из них 36 лет он был машинистом экскаватора в карьере. Сегодня, учитывая состояние здоровья, он трудится сторожем на турбазе “Улыбка”. Самый старейший наш работник – Памфилий Иванович Оныщук вообще отработал на руднике 52 года. К сожалению, его уже нет в живых…  Зато на “Заполярном” продолжает семейную династию внук Оныщука, машинист ПДМ Роман Терешонок. К слову, династий на “Заполярном” много. Хабибовы, Ческидовы, Богута… В семье Терешун оба супруга и сын являются работниками рудника. У братьев Сабашковых – Виталия и Олега – стаж на “Заполярном” более 20 лет. И жены их также трудятся на нашем предприятии. Опыт есть кому  передавать. Об этом говорит хотя бы то, что в юбилейный для компании год 80 работников “Заполярного” были отмечены правительственными, министерскими, ведомственными и городскими наградами.
– Молодежь приходит работать?
– Устраиваются и норильчане, и с материка приезжают молодые специалисты. В этом году шесть студентов из Новокузнецка проходили практику на “Заполярном”, из них пятеро изъявили желание вернуться после окончания вуза. За последние пять лет персонал на руднике очень сильно омолодился… И за все это время, я хочу отметить, рудник ни разу не сорвал выполнение производственного плана.
Работы хватит
– Можно надеяться, что “Заполярный” когда-нибудь станет таким же предприятием, как на Западе, где горное производство – это современная техника, чистота кругом, минимум персонала в опасных зонах?

– Вся история “Заполярного” свидетельствует о том, что это  уникальное предприятие, аналоги которому в мире трудно найти. Не знаю, насколько уместно сравнивать… Но я был на рудниках в Канаде, Швеции и хочу сказать: мы только по уровню автоматизации отстаем. А если брать оснащение современным оборудованием и техникой, то мы сегодня в чем-то даже выигрываем. Рудник развивается. Строительство объектов поверхности и подземных горных выработок на “Заполярном” ведется с 2001 года, вводятся новые мощности. В этом году мы принимаем временный водоотлив. Строители построили вокзал, сдают восточный уклон, что позволит сократить время доставки людей до рабочих мест.
– Понятно, что рудное предприятие не наносит такого ущерба окружающей среде, как, скажем, металлургическое производство. И тем не менее какие экологические проекты были реализованы за последнее время на “Заполярном”?
– В прошлом году на основной площадке рудника были сданы и запущены в эксплуатацию очистные сооружения, которые позволили снизить сброс неочищенных шахтных вод в объеме два миллиона кубометров в год. На горизонте +201 метр шахты установлены гидродинамические фильтры. Еще ранее построен и введен в эксплуатацию новый высокопроизводительный водоотлив с очистными сооружениями в карьере. Помимо всего прочего это позволило возобновить горные работы в зоне затопления карьера паводковыми водами и повысить объемы добычи руды в сравнении с 2010 годом на десять процентов. Сейчас реализуется проект по строительству новой градирни, что позволит полностью исключить сброс на рельеф технологических вод, используемых для охлаждения турбокомпрессоров. В декабре 2016 года планируется ввести градирню в эксплуатацию. Кроме того, в ближайшем будущем в шахте будет построен комплекс главного водоотлива на отметке –63 метра, в котором установят гидродинамические фильтры для очистки шахтных вод от взвесей. Этот проект должен быть реализован в 2018 году.
– Вы как руководитель довольны теми переменами, которые происходят на “Заполярном”? Или хочется что-то еще сделать?
– Конечно, хочется! И чтобы это не через год, не через два было, а сегодня. Но реалии таковы, что должно пройти время, когда будут, например, реализованы все проекты по автоматизации рудника. Есть определенные планы, согласно которым идет финансирование. Проекты внедряются постепенно, шаг за шагом.
– Павел Семенович, не могу не задать один из самых актуальных вопросов: сколько еще лет может проработать “Заполярный”? Ведь ни для кого не секрет: все месторождения по мере их отработки имеют тенденцию к истощению запасов полезных ископаемых.
– В настоящее время рудник отрабатывает северную и частично южную часть месторождения сульфидных медно-никелевых руд “Норильск-1”. За последние десять лет объемы добычи в шахте стабильные – 1 млн 200 тысяч тонн в год. В этом году, к слову, подземным способом на “Заполярном” добыта 100-миллионная тонна руды. При этом, как показывают результаты детального анализа ранее разведанных запасов, еще 40 миллионов тонн в пределах лицензионного участка недр готово к выемке. А это как минимум 30 лет стабильной работы шахты.
– А если говорить о карьере?
– Карьером за годы его существования добыто 215 миллионов тонн. Здесь немного иная ситуация… Объемы добычи открытым способом падают. Это связано с тем, что мы дорабатываем донную часть карьера. Однако к 2016 году “Гипроникель” должен подготовить проект на ведение открытых горных работ в зоне охранного целика – юго-западной части карьера, где запасы руды оцениваются в 75 миллионов тонн. А это значит, что жизнь карьера может продлиться еще примерно лет на 25.
– Масловское месторождение – пока еще очень отдаленная перспектива?
– Пока мы даже не рассматриваем его. Сейчас там ведутся геолого-разведочные работы по уточнению запасов и морфологии рудного тела. Но, опять же, придет время – и там тоже будут добывать руду. При этом “Заполярный” – ближайшее к Масловскому месторождению предприятие, на инфраструктуре и коммуникациях которого будет вестись освоение залежей платино-медно-никелевых руд. Так что работы нашему коллективу хватит еще не на один десяток лет. У “Заполярного” есть повод с уверенностью смотреть в будущее.  
– Что вы пожелаете своим работникам в канун юбилея предприятия?
–  Самое главное – безаварийной работы. Благополучия, здоровья, любви. И конечно же, семейного счастья.
– Спасибо за интервью, Павел Семенович. “Вестник” присоединяется к вашим пожеланиям.  
0

Читайте также в этом номере:

Стабильный результат (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Работа над условиями (Инна ШИМОЛИНА)
В двух направлениях (Беседовала Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Должность обязывает (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Создать команду (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Выгодное место (Анна ФИНН)
Сделай дело (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
GO Show: будет ярко (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Даешь парк! (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Подарок к юбилею (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Храмов много не бывает (Валентина ВАЧАЕВА)
Высокие широты (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск