Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
09:25 Александр Усс выступил с докладом в Совете Федерации
08:30 А у нас в квартире – газ
07:30 Турбаза «Спортивная» готовится принять на отдых ребят из трудового отряда школьников
06:55 Летние каникулы в Норильске – это «Веселые картинки»
14:10 Норильчан приглашают на сабантой, где будут угощать пловом
Все новости
Павел Федоров: “Перспективы компании уникальны”
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
7 августа 2014 года, 13:11
Западные санкции не повлияют на деятельность “Норильского никеля”, его основные проекты ориентированы на Россию – об этом и многом другом в интервью телеканалу “Россия 24” рассказал заместитель генерального директора ГМК Павел ФЕДОРОВ.

– Взаимоотношения с западными партнерами – одна из самых актуальных тем для российского бизнеса. Как в этой ситуации чувствует себя “Норильский никель”? Как компания взаимодействует с европейскими и американскими партнерами?
– Не думаю, что что-то принципиально изменилось. Компания продолжает расти, развиваться. Европейский рынок является ключевым рынком сбыта для компании. В части горнорудных проектов европейские страны и США не обладают той ресурсной базой, которую мы в своей стратегии причисляем к первоклассным проектам. Все наши первоклассные горнорудные проекты расположены на территории Российской Федерации. Это прежде всего проекты Норильского промышленного района, также это ряд проектов на Кольском полуострове. Ни один международный проект компании в Африке и Австралии после тщательного анализа не был причислен к числу первоклассных активов, на которых мы бы хотели сфокусировать свою деятельность. Поэтому, если говорить о диалоге, он, безусловно, есть, диалог очень хороший с точки зрения продажи продукции компании, но во всем остальном ни Европа, ни Америка не входят в число стран с большой горнорудной промышленностью в тех индустриальных металлах, в которых мы работаем.
– То есть направление деятельности компании находится за скобками разговоров о санкциях и замораживании контрактов?
– Мы не работаем, не живем в вакууме, но нужно понять, что продукция, которую производит “Норильский никель” – прежде всего никель, медь и металлы платиновой группы, –  торгуется на товарных рынках. Это металл в большой степени обезличенный и в то же время являющийся одним из важнейших промышленных вводных для производственных процессов, скажем в производстве нержавеющей стали. Это большая отрасль в Европе, в Америке, в странах Юго-Восточной Азии. И в этом плане спрос на продукцию как был, так и остается и будет расти.
– Новая стратегия “Норникеля” обращает взгляд на внутренний рынок, где сейчас много интересных проектов. Она совпала по времени с непростыми, еще более запутывающимися взаимоотношениями с западными партнерами. Это совпадение или к тому шло, в воздухе висело?
– Сложный вопрос. Нам еще предстоит до конца понять, что же все-таки было, но по большому счету здесь вы правы. Наше переосмысление того, как компания должна развиваться, на каких крупных проектах фокусировать свои усилия, как мы должны ориентировать себя в части ключевых переделов металлургического производства, горнорудной, обогатительной промышленной базы, конечно, позволило сориентировать компанию на ключевые крупнейшие проекты, инвестиции именно на территории России. Совпадение это с внешней конъюнктурой или нет – достаточно сложный вопрос, но по факту так произошло.
– Сегодня активно говорят о том, что стратегия крупного российского бизнеса должна быть переориентирована на восток. Но компаний, чьи мегапроекты уже переориентированы, очень немного, и “Норильский никель” – одна из них. Начав реализацию проекта по строительству Быстринского ГОКа, компания сыграла на опережение? Вы понимали, что двигаться нужно именно в восточном направлении?
– Располагаясь в Норильске, то есть в Восточной Сибири, мы по определению являемся компанией, ориентированной на восток, мы восточная компания. Если говорить шире и со всей серьезностью, мы рассматриваем Юго-Восточную Азию в целом, но Китай в особенности как краеугольный камень развития “Норникеля”. Объективные цифры говорят сами за себя. Потребление никеля в Китае растет очень быстрыми темпами – сегодня Китай потребляет почти миллион тонн никеля в год, включая никелированный чугун. Это очень большие цифры. Если говорить только о наших поставках в Китай, то они выросли с примерно 30 тысяч тонн никеля до 100 тысяч тонн в этом году – в 3 раза с 2008 года по сегодняшний момент. Если говорить о других металлах, таких как палладий, то в начале 2000-х мы продавали около 10 тонн палладия в год в Китай. Сегодня примерно 65–70 тонн – рост в 7 раз.
Поэтому мы понимаем, что китайский рынок для нас является краеугольным с точки зрения потребления наших ключевых металлов. Равно как Китай является правильным индустриальным и логистическим партнером для реализации наших крупнейших новых проектов. К ним относятся новые проекты и в Норильском промышленном районе, и в Забайкальском крае – Быстринский ГОК. Это одно из 15 крупнейших неразработанных месторождений меди на сегодня, которое расположено в 300 километрах от российско-китайской границы. Как потребитель продукции этого комбината, Китай является наиболее логичным выбором. Со свой стороны мы проделали много работы по проектированию и доводке инфраструктуры до нужного состояния. Сегодня мы говорим о том, чтобы правильным образом встроить проект в экономическую систему Юго-Восточной Азии. Это касается привлечения партнеров для приобретения продукции, обсуждения вариантов финансирования проекта и стратегического сотрудничества.
– Сейчас Быстринский ГОК приобрел статус первоклассного актива, но до этого не было уверенности в том, что беретесь за правильное дело?
– Это процесс дедуктивный. Мы подошли к определению стратегии компании исходя из общих принципов, которые прежде всего касались получения устойчивой высокой отдачи на капитал. Затем мы разложили принципы по ключевым переделам, провели анализ, отфильтровали проекты, существовавшие у компании на конец 2012-го – начало 2013 года, и выбрали только те, которые действительно могут обеспечить устойчиво высокую отдачу на капитал. Для того чтобы бизнес был успешным, он должен генерировать необходимую доходность на вложенный капитал.
По Быстринскому ГОКу было достаточно много вопросов, но они касались и проведения независимого технического аудита выбранных решений, и доведения до необходимого уровня инфраструктуры проекта, поиска рынков сбыта. Сведя все эти уравнения в одну модель, получили достаточно жизнеспособную, потенциально высокорентабельную модель. Рассмотрели проект на совете директоров и приняли решение двигаться вперед. И это большой шаг вперед, у нас порядка миллиарда долларов остаточных инвестиций в проект. Мы надеемся уже в 2017 году запустить производство, создав много рабочих мест. Рядом находится город Краснокаменск. “Норникель” подписал соглашение с компанией “Росатом”, в том числе по привлечению специалистов из Краснокаменска для реализации проекта Быстринского ГОКа. Это те показатели, которые сводятся вместе в один потенциально высоко успешный проект на востоке России.
– Какие есть сложности в реализации этого проекта? Является ли проблемой энергетическая инфраструктура?
– Конечно же, сложности есть. Но мы ведем диалог достаточно высокого качества, чтобы эффективно решать проблемы. Как в любых новых больших проектах, обозначаются вопросы с отсутствием инфраструктуры, регулирующими правилами, получением той или иной лицензии. Но эти вопросы, с нашей точки зрения, решабельны в рабочем порядке. Особых фундаментальных проблем я не вижу.
– “Норникель” – одна из самых эффективных компаний и с точки зрения управления, и с точки зрения нынешнего состояния компании, прежде всего финансового. Но, если говорить о серьезной завязке на Китай, насколько китайский спрос долговечен?
– Мы позитивно оцениваем потенциал дальнейшего роста китайского рынка, особенно с точки зрения двух наших ключевых металлов – никеля и палладия. Есть третий – медь, но это отдельный рынок и отдельный разговор. У никеля и палладия очень сильная индустриальная промышленная история потребления в Китае. Никель является основной вводной для производства нержавеющей стали и целого ряда других применений в промышленности, строительстве, развитии инфраструктуры. На основе палладия производятся катализаторы выхлопных газов для автомобилей, производство которых в Китае растет достаточно быстрыми темпами. Мы провели много встреч с ключевыми китайскими игроками в области производства нержавеющей стали, сталелитейной и автомобильной промышленности. Видим их потенциал – таких компаний, как “Цинь Шань”, “Никбо Тиско”, “Тиско”. Это крупнейшие сталелитейные компании мира. Например, “Тиско” производит 3,6 миллиона тонн стали в год – такая цифра заслуживает всяческого уважения. И даже на европейский рынок, который традиционно обслуживался европейскими сталелитейными компаниями, сегодня почти четверть нержавеющей стали импортируется из Китая. Мы верим в потенциал этой промышленности. В части производства автомобилей для обеспечения внутреннего рынка – а в Китае все больше ставится эта задача – спрос будет расти. Показатели роста по Китаю, в частности представленная статистика 2-го квартала, обнадеживают в долгосрочном плане. Это устойчивая экономика с серьезным потенциалом роста, поэтому стратегия может ориентироваться на спрос китайского рынка.
– Вопрос провокационный: не хочет ли компания перейти на азиатские биржи, например в Гонконг? Сейчас это очень актуальная тема.
– Мы внимательно изучаем возможности, которые появляются на финансовых рынках Юго-Восточной Азии. Сегодня компания серьезно присутствует в том же Китае, имея там пекинский, шанхайский, гонконгский офисы. Треть всех поставок никеля ГМК идет в Китай. Товарный оборот и объем средств, которые проходят через наш китайский бизнес, значителен. Если же говорить непосредственно о листинге (внесение после экспертной проверки ценных бумаг компании в список акций, котирующихся на данной бирже, для допуска к биржевым торгам. – “ЗВ”), то он подразумевает разделение ликвидности по основному набору акций, а это часто является негативным сигналом для инвесторов. Если есть структурные подходы, которые позволят этот вопрос решить, то идея может стать интересной и перспективной. Но решение зависит от принципиальных вопросов – важно, чтобы ваши акции, кроме всего, были ликвидны, потому что для крупных фондов, крупных инвесторов это один из ключевых показателей инвестируемости. Если говорить о долговом рынке, он там потенциально есть. Мы безусловно будем изучать появляющиеся привлекательные возможности.
– И несколько слов о рынке меди. От него зависят очень многие металлургические компании не только в России, но и в мире.
– Для нас рынок меди гораздо более устойчив, чем рынок никеля, который в большой степени сегодня поддерживается важным, но все же административным решением индонезийского правительства запретить экспорт необработанной руды из страны. На фоне такого решения образовался дефицит, что отразилось на цене. Рост стоимости никеля составил более 40 процентов – это высокий показатель. Рынок меди гораздо более диверсифицирован – в мире много производителей этого металла. Мы, например, являемся одними из десяти крупнейших, но в то же время наша доля мирового рынка достигает всего два процента. Для сравнения: на рынке никеля мы занимаем 16 процентов, то есть он гораздо более концентрированный. Рынок меди – ликвидный и глобальный, цена металла, по мнению большинства аналитиков и экспертов, сегодня находится на высоком, но устойчивом уровне.
– Как сейчас строится работа с акционерами, есть ли сложности? В свете внешней конъюнктуры вопрос о дивидендах всегда выглядит актуальным.
– Руководство компании работает, “Норникель” показал хорошие финансовые результаты в 2013 году, думаю, мы будем продолжать оправдывать доверие акционеров и в ближайшие кварталы, и годы. Перспективы роста у компании уникальны, и мы покажем те результаты, которые ожидает рынок, – это во-первых. В части дивидендной политики у “Норильского никеля” действительно хороший, качественный уровень доходности для инвесторов, а это важный показатель дифференциации компании. Акции ГМК сегодня привлекательны, в этом играет роль в том числе дивидендная доходность. Если сравнивать показатели оценки “Норильского никеля” с крупнейшими мировыми компаниями, то у нас самый высокий показатель капитализации по сравнению даже с такими гигантами мировой отрасли, как BHP или Rio Tinto. То есть сегодня компания более высоко оценена рынком по сравнению с лидерами мировой отрасли. Мы будем работать над повышением этого показателя, чтобы оправдывать доверие наших акционеров.
 
Телеканал “Россия 24”, 04.08.2014
 
0

Читайте также в этом номере:

Принципы прямого выбора (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Металлы идут хорошо (Виктор ЦАРЕВ)
Детям открывают двери (Евгения СТОРОЖКО)
Край протягивает руку помощи (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Совет прошел по Енисею (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Сколько вешать в тоннах (Лариса ФЕДИШИНА)
Банк по конкурсу (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Самое красочное лето (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Летит вперед наш тепловоз (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Спасти красоту (Мария РОДИОНОВА, ведущий специалист по связям с общественностью ФГБУ “Заповедники Таймыра”)
Умныи под гору идет (Татьяна РЫЧКОВА)
Делай всегда красиво (Александра СОРОКИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск