Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
09:25 Александр Усс выступил с докладом в Совете Федерации
08:30 А у нас в квартире – газ
07:30 Турбаза «Спортивная» готовится принять на отдых ребят из трудового отряда школьников
06:55 Летние каникулы в Норильске – это «Веселые картинки»
14:10 Норильчан приглашают на сабантой, где будут угощать пловом
Все новости
Рудная работа
ДЕНЬ ГЕОЛОГА
2 апреля 2015 года, 15:35
Текст: Елена ПОПОВА
Получение “Норильским никелем” лицензии на право освоения Масловского месторождения стало для ООО “Норильскгеология” двойным подарком. Во-первых, распоряжение об этом премьер-министр страны Дмитрий Медведев подписал незадолго до Дня геолога. А во-вторых, случилось это именно в тот год, когда предприятие отпразднует свой 60-летний юбилей.
Логично, что разговор с руководителями “Норильскгеологии” в канун Дня геолога мы начали именно с этого значимого события.  
– Получив лицензию на право разведки и разработки Масловского месторождения, компания приобрела достаточно ощутимый актив, который можно измерить в долларовом эквиваленте, – оценивает новость генеральный директор предприятия Сергей Снисар. – Можно только порадоваться тому, что “Норильский никель”, который в первую очередь заинтересован в развитии горнорудной отрасли на территории, столь же большое внимание уделяет геологоразведке, и это дает свои результаты. В данном случае – в виде увеличения ресурсного потенциала на сотни миллионов тонн руды.
Мои собеседники не скрывают удовлетворения. Масловское месторождение было открыто норильскими геологами.
– Оно известно с 70-х годов прошлого века как рудопроявление вкрапленных руд, на котором было получено некоторое количество подсечений богатых, прожилковых руд, – обращается к истории заместитель генерального директора по геологии – главный геолог предприятия Сергей Ерыкалов. – В 80-х эти руды были локализованы, площади оконтурены. Может быть, в те годы не хватило сил, может, потребности как таковой в доведении его до месторождения не было, но после этого геологоразведка объекта больше не проводилась. И только в 2006 году “Норильский никель” вновь вернулся к Масловскому месторождению. Учитывая, что есть ряд требований и у государственных органов, и у недропользователей, прежде чем можно будет говорить об отработке рудного объекта, мы занимались его оценкой, проводили детализационное бурение. В итоге были определены достоверные масштабы рудных запасов участка, особенности залегания и качества руды. Что позволило участок природного скопления рудных минералов отнести к категории месторождения.
Сергей Ерыкалов подчеркивает: месторождение – это не только геологическое понятие, но и экономическое.
– Компания “Норильский никель” вместе с ООО “Норильскгеология” прошли такой этап, как госэкспертиза, которая признала этот объект месторождением, поставив его запасы на государственный баланс.
– Согласно принятым в России классификациям, Масловское месторождение относится к категории крупных, а по запасам платиноидов это уникальное месторождение, – уточняет Сергей Снисар.
– На каком этапе работы на территории Масловского месторождения сейчас?
– Наши специалисты занимаются доизучением гидрогеологических условий, что позволит спланировать в дальнейшем добычу руды.
– Что еще хорошо, – добавляет Сергей Ерыкалов, – Масловское месторождение расположено южнее “Медвежьего ручья”, в десяти километрах, если по прямой. А это значит, что рядом дороги, горно-металлургические переделы компании, обогатительная фабрика… У нас есть вся энергетическая инфраструктура.
Молодость не помеха
Размер инвестиций, запланированных ГМК на освоение Масловского месторождения, впечатляет. В геологоразведку компания уже вложила 1,2 млрд рублей, а в целом разработка проекта обойдется “Норильскому никелю” в более чем 85 млрд рублей. Впрочем, наш разговор с руководителями предприятия не столько о цифрах, сколько о людях, благодаря которым норильской геологии даже в самые непростые для всей страны времена удается оставаться на подъеме.
– Масловское месторождение не единственное направление, которым мы занимаемся. Помимо этого мы продолжаем проекты по западным флангам Октябрьского месторождения, по руднику “Таймырский”, шахтам “Скалистая” и “Маяк”, – перечисляет Сергей Ерыкалов. – Все они направлены на прирост запасов в пределах действующей горной инфраструктуры, на повышение эффективности отработки запасов месторождения. И, хочу сказать, мы оправдываем надежды “Норильского никеля”.
– Практически каждая вторая скважина вскрывает богатые руды, – поясняет Сергей Снисар. – Более того, стоит упомянуть: международная консалтинговая компания “Маккензи”, которая не так давно проводила оценку деятельности предприятий “Норильского никеля”, отметила, что в “Норильскгеологии” самые низкие затраты в мире на тонну прироста запасов руды!
– За счет чего этого удается добиться?
– Во-первых, за счет того, что мы работаем в пределах рудного узла… А во-вторых, большую роль играет высокая компетенция специалистов нашего предприятия. Я не побоюсь этого сказать: “Норильскгеология” – одна из лучших организаций в стране. Во всяком случае, такое достаточно лестное упоминание от известной компании “Маккензи”, к услугам которой прибегают все мировые гиганты, мы получили. Я считаю, коллектив в “Норильскгеологии” подобрался достаточно удачный. При всем при том что он достаточно молодой. Средний возраст работающих у нас – 32–35 лет.
Сергей Снисар рассказывает: по сути, у него на глазах выросло поколение геологов. Те молодые люди, которые приехали в Норильск семь-восемь лет назад, сегодня уже ведущие специалисты. Они делают прогнозы, которые – что важно – сбываются.
– Мне самому довелось поработать с легендарным поколением геологов, замечательными буровиками, организаторами. И я очень рад, что у нас сохраняется преемственность поколений, – отмечает генеральный директор. – Геолог становится геологом на обнажении. Точно так же как буровик становится буровиком на скважине. Поэтому для геологов и для буровиков очень важно не потерять преемственность. И я сам, и мои коллеги ездили в профильные российские вузы, где готовят необходимых для “Норильскгеологии” специалистов, разговаривали с молодежью. Мы не перепоручали это никому. Смена поколений происходит всегда, но можно только порадоваться тому, что нашим службам персонала удалось сделать это безболезненно. Несмотря на то что были падения объемов, были сокращения, чего там скрывать… Был кризис в 2008 году в стране… Несмотря на это, “Норильский никель” никогда не отменял своих социальных программ, занимался привлечением молодежи на производство. У компании не было сиюминутной задачи сохранить прибыль за счет того, что нужно отсечь собственное будущее. В свою очередь и наше предприятие отнеслось к этому вопросу очень серьезно.
– Сегодня в стране тоже кризис. Это никак не коснулось вашей отрасли?
– Я думаю, когда высокие руководители компании говорят о том, что геологическая компетенция – одно из достижений “Норильского никеля” и что в любой кризис ее необходимо сохранять, это дорогого стоит.  
Сегодня в штате ООО “Норильскгеология” 922 человека. Это не только геологи, но и геофизики, буровики, электрики, ремонтники, водители и представители других необходимых для предприятия профессий. Кроме того, ряд специалистов с прошлого года стали привлекать с материка.
– Частично мы переходим на вахтовый метод работы при бурении скважин, – подключается к разговору Владимир Ван-Чан, заместитель генерального директора по производству – главный инженер “Норильскгеологии”. – Сотрудничаем с такими регионами, как Красноярский край, Башкирия, Московская область… Проект для нас пока новый. Кроме того, мы начали привлекать таким же способом специалистов-геологов на документацию керна. Пока это тоже только пилотный проект.
Вахтовый метод работы – бесконечная тема дискуссий для многих норильчан. Поэтому не могу удержаться от вопроса:
– Не может ли “Норильскгеология” из-за этого растерять ту кадровую базу, которой сегодня по праву гордится?
– Наоборот, мы считаем, что вахтовый метод позволит привлечь к нам наиболее перспективную молодежь. Конечно, есть в этой системе такой отрицательный момент, как текучесть кадров. Но, с другой стороны, есть и несомненный плюс – возможность найти действительно ценного специалиста, – приводит свои доводы Сергей Снисар. – Не секрет, что многие жители материка сегодня не готовы переезжать на Север… Кому-то комфортнее жить с родителями, кого-то держат семейные обязательства. И если вдруг получится так, что человек заинтересуется перспективами, которые для него открываются здесь, и в то же время мы оценим его как специалиста, это будет хорошо для всех. Вахтовый метод позволяет вовлечь в этот процесс больше людей, а значит, у нас есть возможность выбора.
– Чем больше масса промытой породы, тем больше вероятность, что найдешь самородки, – поддерживают генерального директора Сергей Ерыкалов и Владимир Ван-Чан.
Случайность или закономерность
Сто лет назад у геологов был девиз “Умом и молотком”. Сегодня представителей этой профессии сложно представить без геофизической аппаратуры, компьютеров, микроскопов, современных буровых станков, снимков из космоса. В отрасль приходят новые технологии, оборудование, и “Норильскгеология” не исключение.
– Сегодня одного геологического молотка мало, – констатируют факт мои собеседники. – Необходимо использовать аэрокосмические спектрозональные съемки, проводить ревизионные работы – анализировать старые материалы с точки зрения новых концепций. За последние два десятка лет геология стала интеллектуально-наукоемкой.
– Кстати, в основе успехов норильской геологии – всесторонний анализ всей совокупности имеющихся геологических материалов. Допустим, нужно получить прирост запасов богатых руд, – приводит пример Сергей Ерыкалов. – А где это лучше всего сделать? С 2008 года компания финансирует камеральные работы. По сути, это кабинетный труд, когда люди анализируют, собирают, переосмысливают уже известные и получают новые данные. Беспрерывно ведется обработка всего геологического массива, за счет чего появляются перспективные направления для дальнейших работ. И процент эффективности собственно буровых работ получается значительно выше.  
– Хотя молоток, конечно, тоже никто не отменял… – добавляет Сергей Снисар. – Все равно геологу надо ходить на обнажение, потому что может получиться так, что предшественники на что-то не обратили внимания… А потом, возможно, и наши последователи найдут то, что мы пропустили. Или недооценили. Это процесс постоянный.
– Кстати, в 1960 году, когда было открыто Талнахское месторождение, еще не существовало тех технологий, которые используют сейчас. Геологам тогда повезло? Или все же открытие месторождения стало результатом тщательных расчетов?  
– Скорее это сочетание того и другого, – высказывает свою точку зрения Сергей Снисар. – Таких месторождений в мире больше нет. Это супергигант, звезда мирового масштаба. Люди, которые его открыли, безусловно, талантливые. Но в то же время геологам Виктору Кравцову, Василию Нестеровскому и Юрию Кузнецову очень повезло.
– Они не ожидали такого, – поддерживает руководителя Сергей Ерыкалов. – Мировая геология не знала, что бывают такие залежи богатой руды мощностью 20–30 метров, доходившие даже до 70 метров. Никто не думал, что такое в принципе возможно. Получилось, что группа геологов искала одно, а нашла гораздо лучше. Случайности – это вообще отдельная тема… Любое знаковое событие у геологов обрастает легендами. Лев Шадрин, который тоже собирался в этот маршрут вместе с Кравцовым, Нестеровским и Кузнецовым, не дошел до отрогов Хараелаха только потому, что у него не было сапог, чтобы перейти речку после бурного паводка. И в результате не стал первооткрывателем. Или, к примеру, история о  том, как геолог не закрыл на выходные буровую, хотя по всем признакам руды не ожидалось. А буровики два дня работали и вскрыли жилу богатой руды.
– Еще одна легенда гласит, что месторождение подземных вод Талнаха открыл студент, – обращается к не менее яркой странице в истории норильской геологии Сергей Снисар. – Водоснабжение в условиях вечной мерзлоты – это большая проблема. Воду брали из озер. Поэтому нужна была идея, где найти водное месторождение, которое бы позволило круглогодично обеспечивать весь район. К сожалению, фамилию этого умницы-студента история умалчивает.  
– Белых пятен – неизведанных геологами территорий с годами становится меньше?
– Те открытия, которые совершали геологи в 30–50-е годы прошлого века, сегодня совершить уже практически невозможно… – отмечает генеральный директор. – Хотя, конечно, в России, и на Таймыре в частности,  есть белые пятна. Территории, которые находятся далеко от мест цивилизации, до сих пор еще плохо изучены.  
– Сложность заключается в том, что изучение новых территорий в стране сегодня полностью возложено на недропользователей. А это, сами понимаете, затраты… – вносит ясность Сергей Ерыкалов. – И хорошо еще, если объект находится в непосредственной близости от развитой инфраструктуры. Как, например, Масловское месторождение. Или Талнахский рудный узел. И совсем другое дело – если недропользователям нужно выходить на удаленные объекты.
– Какие задачи ставите сегодня перед собой?
– Мы сейчас работаем на флангах известных месторождений. Однако понятно, что этим все время жить нельзя. Поэтому традиционная геологическая задача – найти новое месторождение – по-прежнему актуальна для “Норильскгеологии”. И можно только порадоваться тому, что компания выделяет на это немалые средства.
– Причем речь идет именно о поиске первоклассных месторождений, – добавляет Владимир Ван-Чан.    
– В эти выходные сотрудники вашего предприятия отметят профессиональный праздник – День геолога. Что хотели бы пожелать своим работникам? – вопрос Сергею Снисару.
– Открытие Масловского месторождения, с которого мы начали наш разговор, – это то, что складывается из труда сотен людей. Геологов, буровиков, геофизиков, технологов… Каждый из них честно делает свое дело. Причем в довольно непростых погодных и климатических условиях. А в итоге возникает открытие. Поэтому, я считаю, День геолога – знаковый для множества людей, которые работают на нашем предприятии. Хочется пожелать им всем мира над головой, семейного счастья, здоровья, чтобы дети только радовали. И чтобы всегда сопутствовала удача. В нашей профессии это очень важно.  
Сергей Снисар: “За последние два десятка лет геология стала интеллектуально-наукоемкой”
Молодые люди, приехавшие 7–8 лет назад, уже ведущие специалисты
Почти каждая вторая скважина вскрывает богатые руды
0

Читайте также в этом номере:

Финансовый результат (Виктор ЦАРЕВ)
Проектная мощность (Инна ШИМОЛИНА)
Пуск-наладка-25 (Лариса ФЕДИШИНА)
Особое назначение (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Решено (Лариса ФЕДИШИНА)
Пенсия стала больше (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
И четыре Эйфелевы башни (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
От заплатки до капремонта (Мария ГРИГОРЬЕВА)
“Маски” плюс (Валентина ВАЧАЕВА)
Инклюзив и эксклюзив (Татьяна РЫЧКОВА)
Энергичное поколение (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Безопасность в красках (Екатерина БАРКОВА)
“Корпорация” начинается (Екатерина БАРКОВА)
…И песенка моя (Евгения СТОРОЖКО)
Стартовали семьями (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Лыжная тяга (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Последние фотопленки (Николай ЩИПКО)
Дух инквизиции (Юлия КОХ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск