Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:05 Управляющим компаниям города поручили усиленно бороться с грызунами
14:10 На Диксон отправилась экспедиция путешественников из Воронежа
13:45 Таймырский пленочный фильмофонд переедет в Красноярск
13:05 «Всплытие» мантии в окрестностях современного Норильска привело к Пермскому вымиранию
12:30 В Кольской ГМК провели учения по промбезопасности
Все новости
Игра по правилам
ПРОМПЛОЩАДКА
14 августа 2014 года, 16:34
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Горячий металл прожигает печи. Их нужно ремонтировать – быстро и качественно. Именно за это трем работникам ООО “Норильскникельремонт” вручили почетный знак компании “Норильский никель”. Наши герои сравнивают ремонты с игрой в шахматы – все время новая партия. Клетки одни, фигуры одни, противника два, а игра получается разная. Выиграть ее в очередной раз помогает основательная подготовка и знание дела.
Высокой награды были удостоены специалисты ПО “Норильскремонт”: управляющий трестом по ремонту основных фондов НМЗ и завода стройматериалов и конструкций Александр Выборнов, бригадир того же треста слесарь-ремонтник Ибрагим Омаров и бригадир-огнеупорщик специализированного управления по огнеупорным работам Александр Давыдов. Деятельность двух первых связана с глобальными ремонтами металлургических печей на “Надежде”, объекты приложения сил Давыдова расположены практически на всех производствах НПР.
Ремонт выполнен раньше срока на двое суток… на семь… Вместо суток – за смену. Вместо 90 дней – за 60. Это строчки из наградных листов наших героев. Умеют делать все быстро. Вот, например, бригада Омарова на последнем легендарном ремонте ПВП-2 монтировала по 20–30 кессонов за смену, тогда как другие бригады – по 10–13. На вопрос, как им это удавалось, Ибрагим Омаров отвечает: “У других меньше опыта”. По поводу общей интересной статистики “60 вместо 90” говорит: “Да, это очень грандиозный ремонт у нас был, мы сами удивились”. И еще рассказывает, что напрасно многие считают, что профессия ремонтника простая. В ней очень много подводных камней. Не сесть на мель помогает лоцманский опыт.
На медном заводе, где из анодных печей, отремонтированных бригадой Александра Давыдова, вырываются зеленые языки пламени, бригадир рисует на листе бумаги и растолковывает, какие методы кладки он предлагал, чтобы работа шла быстрее. Такая проворность – следствие большой практики. У каждого из награжденных почетным знаком за плечами по 30 лет ремонтов.
– Александр Анатольевич, – спрашиваем у управляющего трестом, – ремонтники отчитываются: пять дней вместо семи, 60 суток вместо 90, а народная мудрость гласит: поспешишь – людей насмешишь, тише едешь – дальше будешь.
– Есть и другая: не зная броду, не суйся в воду. Когда мы идем в воду, мы знаем, где брод, – отвечает Александр Выборнов.
“Надежды” слаженный оркестрик
Журналисты хотят визуальных впечатлений, но на глобальные ремонты их не приглашают. Никогда. Александр Выборнов (на счету управляющего трестом пять электропечей и четыре ПВП) объясняет, почему ремонтники не любят, когда стоят у них над душой. Потому что процесс ремонтов чрезвычайно напряженный, отвлекаться на общение с прессой некогда. Зато все можно увидеть постфактум на экране монитора в виде фотоархива, что мы и делаем.
Масштабы “Надежды” впечатляют, но вот что удивляет еще больше: печь взвешенной плавки имеет размеры 30 метров в длину, 10 в ширину и 20 в высоту, но для 300 ремонтников (именно столько участвует в реконструкции в одну смену), работающих внутри на протяжении нескольких месяцев, это очень тесное пространство. Как они вообще умудряются там что-то сделать?
Потоки внутри печи движутся в разные стороны, но в этом муравейнике нет и намека на хаос, объясняет Александр Выборнов, каждый делает свое дело: один тащит какую-то трубу, другой – какое-то оборудование. Люди работают как один организм и на ноги друг другу стараются не наступать. А управляющий трестом – что-то вроде дирижера большого оркестра. Должен следить, чтобы в результате получилась не какофония, а музыка.
Для этого каждый день на планерке (утром и вечером) все расписывается до малейших нюансов. В процессе завязаны практически все инстанции – от работников цеха, специалистов техотдела и линейных инженеров до бригадиров и мастеров. Каждый знает, что ему делать. Если что-то упустить, то во время ремонта могут возникнуть всякие непредвиденные ситуации, которые повлекут за собой срыв срока. Вот этого все трое наших героев стараются не допускать. И, как уже было сказано выше, у них даже получается сдавать объекты раньше срока.
Габариты агрегатов, сроки и уровень наших ремонтов потрясают специалистов, представляющих зарубежные фирмы мирового класса, рассказывает Выборнов. И уровень действительно высокий. “Норильскремонт” готов работать и может работать.
– Александр Анатольевич, может ли ремонтник с 30-летним стажем работы утверждать, что для него ремонтировать печи – все равно что щелкать семечки?
– Я так не могу сказать, все ремонты разные. И в одиночку такие вопросы не решаются. Это все-таки коллективный труд, а не труд одного человека.
Генерал ничто без хорошей армии, армия не выиграет сражение без талантливых командиров. Хорошие командиры на НМЗ всегда имелись, рассказывает Выборнов и называет имена известных инженеров-надеждинцев, у которых многому научился: Сергей Вениаминович Селяндин (портрет бывшего директора завода висит в кабинете управляющего трестом), Владимир Андреевич Полосухин, Владимир Никитович Гнилицкий, Богдан Иванович Кужель.
– Учителя у меня были хорошие, научили работать, на производстве привили ответственность за слова, любовь и уважение к себе, окружающим и срокам. Вместе с ними я начинал производственную деятельность на заводе в 1981 году, хочу не хочу, стал надеждинцем. Они какие-то все задорные, гордые, бодрячки, на “Надежде” всегда была какая-то особая аура.
Заберите у нас людей, и наши заводы покроются пылью
– Александр Анатольевич, как удается избежать хаоса в “муравейнике” внутри печи?
– Надо знать людей: все мы разные – одни холерики, другие сангвиники, один быстро делает, другой медленно. Один, дай ему кувалду, стенку разобьет и будет счастлив при этом, а другой возьмет рулеточку и будет миллиметры считать. И вот тут задача непосредственного руководителя расставить людей по своим местам. Не абы как: вставай сюда и делай это. Нужно знать фактуру человека, вместе съесть не один пуд соли. Потому что быстро решать задачи и получать хороший результат можно только тогда, когда знаешь, на что человек способен.
– Насколько нужна ремонтнику изобретательность? Например, бригадир Омаров в разговоре упомянул фамилию Енин, сказал, что он мозг участка.
– Без изобретательности и смекалки, без знания основополагающих дисциплин механики качественно ремонтировать оборудование не получится. Потому что ремонт, как я уже сказал, каждый раз делается по-новому. Это как игра в шахматы – исходная позиция стабильная, но все время новая партия. Клетки одни, фигуры одни, противника два, а игра получается разная.
– В последнем сверхбыстром ремонте ПВП-2 большую роль сыграло наличие современного оборудования: бетоноломной машины Brokk, необыкновенного домкрата с нижним подхватом. Достаточно ли у вас такой техники или есть еще какие-то “хотелки”?
– Ремонтнику всегда хочется иметь огромное количество всевозможного инструмента, как нормальному человеку, нормальному мужчине, чтобы все было на все случаи жизни, но, увы…
– Нормальный мужчина купил бы все, на что положил глаз, но в итоге покупает самое необходимое?
– Необходимым инструментом в достаточном количестве мы владеем. Еще же немаловажно уметь им работать, чтобы не получилось как в басне Крылова: “А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь”. А вообще, на ремонте без техники не обойтись. Должны быть серьезные грузоподъемы, всевозможные гидравлические инструменты, которые сегодня врываются на наш рынок. Раньше огнеупорную кладку разбивали вручную. Представляете: удар отбойным молотком или приезжает техника – 600 джоулей удара на молотке. Ею управляет один человек, а работает она за сотню. Или, допустим, экскаватор, у которого ковш сразу поднимает три куба. Раньше не было такой техники, чтобы она была маленькая, эффективно работала и заходила в печку. Стоял кран, на нем же не заедешь ни в цех, ни к оборудованию. А теперь она маленькая, управляемая и даже радиоуправляемая. Потому мы получили такой результат: 60 вместо 90 – благодаря тому, что применили одну из новейших техник, которая сегодня применяется при ремонте.
– Почетный знак – вещь приятная? Все же поощрение не только моральное, но и материальное.
– Я об этом и не думал. Работал, честно говоря, не за этот знак. Просто делал свое дело, в результате получилось как получилось. Причем работал не я один. Если у меня убрать коллектив, я просто ноль, зеро. Как говорят, заберите у нас людей, и наши заводы покроются пылью; дайте нам людей, и мы вам построим новые заводы.
Александр Давыдов: “За 27 лет я занимался ремонтами на медном, никелевом, НМЗ, в МЦ, на цементном заводе – везде, где есть печи”
Ибрагим Омаров: “Кто-то скажет, простое дело – слесарная работа, но в ней очень много подводных камней”
Александр Выборнов: “Либо чемпионы, либо никак. Зачем заниматься имитацией текущей деятельности?”
0

Читайте также в этом номере:

Туда, где рождалась руда (Татьяна РЫЧКОВА)
По принципам хартии (Вера КАЛАБЕКОВА)
Есть предложения (Валентина ВАЧАЕВА)
Каждой вещи свое время (Лариса ФЕДИШИНА)
Без замечаний (Евгения СТОРОЖКО)
“Бирюса” трубит общий сбор (Виктория РАЗВОДОВСКАЯ)
Из молодежи будет толк (Полина ИВАНОВА)
По пути обогащения (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Знающий поймет правильно (Аркадий ВИНИЦКИЙ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск