Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Своя топонимика
Норильский хронограф
24 апреля 2015 года, 20:02
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
В истории Норильска за 80 лет, если вести отсчет от 1935-го, наберется немало имен, достойных, чтобы их увековечили в названиях улиц и площадей. Правда, имен этих много больше, чем объектов, а переименование Ленинских, Советских и прочих проспектов и улиц – слишком дорогое занятие. И все же, может, стоит хотя бы к юбилеям города и комбината возвращать из прошлого события и людей, которых нужно помнить вечно?
У горы Рудной
23 апреля 1947 года в три часа ночи в комнату геологического управления комбината ворвались трое вооруженных бандитов и смертельно ранили жившего там крупнейшего специалиста по горным месторождениям главного инженера управления Владимира Сергеевича Домарева, отказавшегося отдать ключи от денежных сейфов и геологических фондов. В этот же день Домарев скончался прямо на операционном столе.
Накануне, 21 апреля, его дочь получила телеграмму, в которой сообщалось, что отец прилетит в командировку в Москву 15 мая. На приезде геолога в столицу настаивал Авраамий Павлович Завенягин, которому нужны были данные по бокситам и магнезитам. Ради этого Домарева спешно вернули из Ангарской экспедиции, куда также спешно отправили из Норильска сразу после окончания лагерного срока (в декабре 1945-го).
Блестящий геолог-разведчик, один из авторов лучшего курса геолого-разведочного дела первый раз на гору Рудную попал в составе 4-й экспедиции под руководством свояка Сталина Павла Аллилуева. В 1936 году он был репрессирован и отправлен в Норильск вторично и навсегда.
В 1985 году ветераны Норильского комбината (доктор технических наук Константин Иванов, минералог Ольга Лобачева, кандидат медицинских наук Захар Розенблюм, строитель Иосиф Шамис, журналисты Нина Балуева и Сергей Щеглов) обратились с предложением об увековечивании памяти Владимира Домарева. Они предлагали варианты: правительственная награда за мужество и героизм, присвоение имени одной из улиц Норильска, стипендия имени Домарева лучшему студенту-геологу НИИ за счет комбината. 30 лет назад ограничились местом в геологическом разделе экспозиции городского музея.
 
И Катерина, и Кабаниха
24 апреля 1948 года Норильск торжественно отметил 30-летие сценической деятельности Елены Юровской, переведенной в труппу из Игарки вместе с Михаилом Шелагиным во время войны, в 1943 году. Юровская получила звание заслуженной артистки РСФСР и орден “Знак почета”. В норильской газете “Сталинец” творческому пути актрисы была посвящена целая полоса.
Начинала играть Юровская еще до революции, совмещая преподавательскую деятельность в Чебоксарской гимназии с актерской в городском театре. Она вместе с народной артисткой СССР Верой Пашенной организовывала Первый Заполярный театр в Игарке. Коньком актрисы были роли в пьесах Островского и Горького. Катерина и Кабаниха в “Грозе”, Кручинина в “Без вины виноватых”, Огудалова в “Бесприданнице”, Гурмыжская в “Лесе”, Васса Железнова, Настя в “На дне”, Меланья в “Егоре Булычеве” и так далее. Когда Юровская оставила сцену, в ее послужном списке значилось три сотни ролей.
Вот как писала о “корифейке Норильского театра” актриса Ирина Махаева, работавшая с ней в начале 1950-х годов.
– Это была женщина лет 60 (столько Е.М. исполнилось в 1949-м. – Авт.), с явными следами былой красоты. Высокая, статная, с большими черными глазами, с правильными чертами лица и с каким-то открытым, заразительным смехом. Ее муж, актер Михаил Иванович Шелагин, тоже работал в нашем театре. Жили они дружно, но детей у них не было. Елена Михайловна вскоре так полюбила меня, что порой заменяла отсутствующую мать.
 
Золотой ключ над головой
25 апреля 2000 года решением Норильского городского совета приняты сегодняшние государственные символы Норильска. Герб в виде щита, рассеченного червленью и лазурью, с белым медведем в центре, держащим над головой золотой ключ. И флаг на его основе из синей и красной вертикальных полос.
В предыдущих символах рисунок ключа включал в себя слово “Норильск” и обозначения меди, никеля, кобальта. Щит по диагонали делился на цвета Государственного флага России.
По замыслу автора советского и постсоветских проектов Виктора Лещука, читалось это так: Норильск – ключ к Северу, его тайнам и богатствам, норильчане – первооткрыватели, а белый медведь – олицетворение мощи высоких широт.
В советских гербе и щите, утвержденных в 1972 году, щит по вертикали был разделен на золотистую и черную половины. Раскраска щита олицетворяла полярные день и ночь, расплавленный металл и недра.
 
В первых рядах гвардейцев
26 апреля 1946 года Норильскому комбинату и ТЭЦ переданы на вечное хранение Красные Знамена ГКО.
Первой в канун 1944 года знамени удостоилась ТЭЦ, в июне норильские металлурги выполнили полугодовой план, и переходящее Красное знамя ГКО получил комбинат. Газета “За металл”, выходившая в годы войны в Норильске, опубликовала репортаж с места событий ссыльного журналиста Евгения Рябчикова: “На Север летел самолет, под его крыльями в глубине чернела сибирская тайга, высились горы с белыми пятнами снегов, голубой эмалью отсвечивал Енисей. На этом самолете летел гвардии полковник Сергей Павлович Фокин с чрезвычайным правительственным поручением: он вез в Норильск тяжелое бархатное полотнище, расшитое золотом”.
<img src="картинка1.jpg">
Вручение знамени состоялось в ДИТРе. Герой Сталинграда сказал, что знамя ГКО – великая награда от советского правительства, являющаяся символом единения тыла с фронтом.
– Армия выигрывает сражения, войны выигрывает народ... Коллектив заполярного Норильска занимает почетное место в нашей оборонной промышленности, он вышел в первые ряды гвардейцев тыла.
До конца войны норильчане еще не раз завоевывали знамя ГКО, чтобы после Победы оставить его на вечное хранение.
 
Отдел – контора – институт
27 апреля 1951 года проектный отдел комбината реорганизован в проектную контору комбината. Начальником самостоятельного структурного подразделения стал инженер-металлург Владимир Гусаковский. После пяти с половиной лет руководства химической лабораторией Норильского комбината он полтора года возглавлял техотдел, а в 1948-м был назначен начальником проектного отдела комбината (до 1954 года). Тогда же завершилось строительство комбината по первоначальному проекту, утвержденному в 1945-м.
К моменту реорганизации будущему “Норильскпроекту” исполнилось почти 13 лет. Проектировщики-градостроители входили в состав архитектурно-строительного сектора, позднее переименованного в отдел гражданских сооружений. Почти три десятилетия руководил им главный архитектор Витольд Непокойчицкий. Только в последние годы он сложил с себя титул начальника, оставаясь главным архитектором проекта города и осуществляя непосредственное руководство всеми проектными работами непромышленного характера, как для Норильска, так и для Талнаха.
 
Металл – фронту
29 апреля 1942 года на Малом металлургическом заводе получен первый норильский электролитный никель для фронта.
Фундамент ММЗ заложили в конце 1938 года. Здание построили без единого кирпича – из толстых бревен, “оштукатуренных” слоем гипса в 10 см. Металлоконструкции изготавливались на заводском дворе в ремонтно-механических мастерских. В марте 1939-го в плавильном цехе начались промышленные плавки руды, а в июне был получен файнштейн. Только спустя три года достроили и пустили обжиговый и электролитный цеха.
Большую роль в получении чистого никеля сыграли мончегорцы, эвакуированные в Норильск после начала войны. Они удвоили силы зарождающейся металлургии. Именно мончегорец Иван Иевлев, переведенный из плавильного цеха Большого (никелевого) завода начальником электролитного цеха ММЗ, вынул из ванны первый катод.
Первую партию – тонну катодов – разрубили на 15-сантиметровые квадратики и самолетом доставили в Красноярск. Через год катодный никель был выдан цехом электролиза никеля Большого металлургического завода.
ММЗ существовал около 10 лет. Он дал стране первый норильский никель и первую норильскую медь. ММЗ не только помог справиться с дефицитом этих металлов (особенно никеля) в годы войны, но и, испытав технологии, избавил от возможных ошибок заводы: медный и никелевый – так в 1948-м стал называться БМЗ.
На знамени ГКО было два профиля – Ленина и Сталина
Архитекторы Витольд Непокойчицкий и Лидия Миненко
Через год чистый никель выдал БМЗ. Начальником электролизного цеха был Иван Иевлев (слева)
Перед отъездом из Норильска Юровская отметила 40-летие работы на сцене
0

Читайте также в этом номере:

Олимпиада на льду (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Директор сдал экзамен по ТБ (Ростислав ЗОЛОТАРЕВ)
Добыча руды вырастет (Виктор ЦАРЕВ)
Инвестиции в людей (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Где устроить авторынок (Лариса ФЕДИШИНА)
Всегда в строю (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Юридически подкованы (Денис КОЖЕВНИКОВ)
В поле зрения – дети (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Колонна Бессмертного полка (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Тысячи вышли на лыжню (Дарья РУСИНА)
Зажглись (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск