Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Свой подход к технике
ЕСТЬ ТАКАЯ СЛУЖБА
19 января 2017 года, 15:08
Фото: Николай ЩИПКО, Денис КОЖЕВНИКОВ
Что делать, если подземный автобус заглох на уклоне или ПДМ встала, перегородив дорогу для доставки взрывчатки? Нужен тот, кто немедленно поставит диагноз любой неисправности. От этого порой зависит не только выполнение плана, но и главное – жизнь и здоровье людей. Для подготовки высококвалифицированных наладчиков и грамотных слесарей в “Норильскникельремонте” при специализированном шахторемонтном управлении три года назад был создан свой собственный “мини-университет” с единственным и главным преподавателем, человеком-энциклопедией в своем деле Владимиром НИКОЛАЕВЫМ. Он привел в систему собранные за 40 лет трудовой биографии знания и щедро делится ими с учениками. Итоги проводимой аттестации влияют также и на уровень заработной платы линейных ИТР и рабочих.
– Владимир Александрович, с чего все началось?
– Идея оценить грамотность персонала появилась у начальника СШРУ Виталия Владимировича Довгаля три года назад, тогда он был назначен начальником управления. Он предложил мне систематизировать все материалы о ремонте подземной импортной техники и провести аттестацию ремонтного состава управления. Все вопросы аттестации были взяты из жизни.
Мы действовали в русле президентских приказов и концепции руководителя “Нрильскникельремонта” Олега Юрьевича Вейде. Корпоративный университет учит на машинистов электровозов, горных взрывников и так далее, но у нас специализированное управление, импортная горная техника. Лет семь назад был прорыв, теперь машины приходят оснащенные электронными блоками, и комбинат не успевает обучать людей, поэтому родилась идея решать проблему повышения квалификации рабочих и ИТР самостоятельно. Наш шеф Виталий Довгаль решил простимулировать людей к обучению. При ответе на три вопроса экзаменующийся получает первую категорию, на четыре – вторую, шесть вопросов – это третья категория. Так как сразу поднять уровень знаний у всех было нереально, пришлось создавать институт инженеров-наладчиков. Этакую мобильную бригаду из числа своих опытных специалистов, а также приглашенных из фирм – производителей техники. Все прошли собеседование, всех их я снабдил информацией о самоходной подземной технике всех фирм, которую собирал годами. Ведь наладчик – сегодня на одном руднике, завтра может решать проблему уже на другом, а машины на рудниках разнятся. Оплата труда у них соответствующая. По всему миру так. В Австралии, например, в одной бригаде 50 долларов в час получает механик, который интересуется гидравликой, электрикой, и 30 долларов – те, кто на пальцах, на втулках кувалдой работают. Если что-то у наладчиков не получается, звонят мне. Сейчас, правда, звонят редко – набили руку.
– Вижу, у вас на столах, кроме билетов, имеются схемы.
– Это не подсказки, просто так им проще отвечать на вопросы в билете. Ведь прежде чем решить проблему, возникшую на машине, слесарь берет и изучает схему, если еще не встречался с возникшей проблемой. Допустим, у машины остановился двигатель и она вместе с людьми может улететь вниз с уклона. Экзаменуемый должен рассказать мне про клапан, изображенный вот на этой схеме. Он связан с электричеством, с вращением генератора. Если двигатель заглох, генератор прекращает вращаться, вырабатывать ток, и вот здесь уже электрогидравлический клапан (соленоид) без действия сил электромагнитной индукции прекращает работу, он поднимается под действием пружины, и гидравлическое масло сливается в бак. В это время пружины в тормозных блоках мостов без влияния на них гидравлики распрямляются, воздействуя на тормозные фрикционы, и машина останавливается. Такую схему аварийного торможения имеют все модификации машин фирмы Normet, которым уделяется особое внимание. Atlas Copco, Sandwik, Сaterpillar держат в НПР свои слесарные группы на случай гарантийных ремонтов, у Normet их нет, поэтому обучаем всем четырем поколениям машин этой фирмы.
– Разве компьютеризация не облегчила жизнь наладчиков?
– Конечно, электрослесарям сейчас легче. На мониторе в кабине в случае неисправности высвечивается error, открываем книжечку и смотрим, какой модуль или код неисправности (в зависимости от модели) за это отвечает. Мне звонят со всех семи рудников, если человек вдруг оказался в шахте без кодов. Подсказываю, что код означает.
У меня есть в билетах вопрос, почему ремонтному персоналу надо знать не только активные коды, но и неактивные. Допустим, машина заглохла на горизонте подсечки и не заводится. А через пять минут завелась. Компьютер уследил и активный код перевел в неактивный. Да, машина завелась и поехала, проводок на датчике прилип опять. Машинисту нереально определить, что это было. Прибыв в рембазу, машинист излагает проблему нашему электрослесарю. А электрослесарь или механик находят по дисплею, какие были старые коды, и видят: пропадала информация от датчика синхронизации коленвала. Он привел в порядок проводку – и все, датчик больше не будет себя так вести. Вот почему надо знать и неактивные коды.
Электрику и гидравлику нельзя отрывать друг от друга, мы должны обучать и тому и другому, мыслить по-новому. Поэтому Виталий Владимирович Довгаль решил в этом году добавить в билетах к шести вопросам по гидравлике еще четыре по электрике. Для сменных механиков. Ведь сменный механик должен уметь заменить и слесаря, и электрослесаря.
– Пожалуйста, еще какой-нибудь “электрический” пример.
– Допустим, мастер рудника, заказчик, звонит нашему сменному механику: “Машина встала, перегородила дорогу, а сейчас взрывчатку повезут, придется делать возврат”. Может, это сработал клапан, о котором я говорил, а может, ремешок на генераторе лопнул, надо его заменить и все. Что делать, если ремня нет? Я это тоже объясняю.
– Сколько у вас учеников?
– Все слесари, электрослесари, слесари-ремонтники, сменные механики – нашего СШРУ. Они могут прийти в любое время, но не толпой. Бэкграунд у всех же разный, с кем-то приходится посидеть пару часов индивидуально. Два человека, бывает, уже много. Один не улавливает, а спросить неудобно при других. Информацию по всем машинам я перебрасываю им на флешки, чтобы можно было и дома посмотреть. Многие ребята после моих лекций и индивидуальных занятий стали настоящими профи и даже не хотят переходить в наладчики – решают проблемы, и конечно, начальник участка их поощряет. В идеале, например, инженеры-наладчики должны знать все машины, на усвоение матчасти каждой отводится две недели. Я им говорю: “Я вам дал алгоритм. Системы у машин разных фирм различаются, конечно, но ненамного”. Хотя я разработал восемь семинаров обучения по обслуживанию нашей техники, они утверждены, тем не менее предпочитаю индивидуальные занятия.
– Но на каждом руднике, наверное, своя техника, не обязательно сразу сдавать экзамен по чужой?
– Они выбирают свое (кроме наладчиков), на обороте билета подписан номер участка, чтобы не было претензий – мы-де на нашем ПУРСО такие не обслуживаем. Но машины фирмы Normet есть на всех рудниках. Поэтому во всех билетах есть вопрос по устройству разгрузочного клапана в машинах всех модификаций этой фирмы. Загрузочный клапан тормозов – это вообще альфа и омега тормозов. Он нужен нам для загрузки гидроаккумуляторов гидравлическим маслом, которые предварительно заправляются газообразным азотом, и для отключения насосов. Это красной линией идет: почему греется гидравлика, не должна она греться. Я говорю: “Где бы вы ни работали, внизу или на поверхности, насосы должны быть отключены, если вы ими не работаете. Иначе будет греться масло, насосы будут выходить из строя”. Поэтому клапан загрузочный мы называем часто разгрузочным. Для того чтобы он загрузил гидроаккумуляторы для работы тормозной системы и выключил насос. На вопрос, как его выключить, должны ответить мои студенты.
Когда я учился в институте, ни одной лекции не пропустил, но там преподавали только общую гидравлику, остальное я дома осваивал. Так же поступают некоторые из моих учеников, например Сергей Белых, инженер по наладке с “Комсомольского”, Василий Сурин, слесарь с “Октябрьского” (ПУРСО-2). И много таких грамотных ребят.
– Что в этой толстой папке аттестации на 2017 год?
– Все то же, но билетов больше и вопросов. Машины же меняются, поэтому приходится держать руку на пульсе, бежать немного впереди паровоза. Вот, например, погрузчики и самосвалы фирм Sandwik и Atlas Copco третьего поколения – компьютеры в них сами все пишут на экранах, “стэп бай стэп” – шаг за шагом, не надо заглядывать в книжечку – только в схемы. На машинах фирмы Сaterpillar алгоритм другой: например, что означает выскочивший на дисплее сотый код (СID)? Машина не заводится. Что ж она будет заводиться, если, посмотрев в справочник, находим: нет давления моторного масла. Следующий шаг: открываем электрическую схему и проверяем проводку или датчик давления масла двигателя – зависит от кода FMI. Я всем, кто у меня учится, рассказываю, что у меня всегда был англо-русский словарик в шахте. Обычный, маленький, разговорный. Лупа, магнитик, на случай если гаечку уронил, и словарик. И зеркальце еще от зубного врача, чтобы повернуть, если не видно что-то в пульте. Все это продается в наборе для автоэлектрика.
Изучаем систему RCS, VCM. Кто это изучил – и свои машины покупают c электронным блоком, скачивают такие программы для своих легковых машин через Интернет, говорят спасибо и ремонтируют сами. Эта система CAN (Controller Area Network) была разработана фирмой “Бош” в 80-е годы для легковых машин и давно используется уже во всем мире на шахтных погрузчиках и буровых каретках. Но только не у нас.
– Где требуется знание английского, кроме шахты?
– Например: главный файл по регулировкам буровой каретки DD-421 пришел на английском языке. Финский специалист рассказывает, что в Финляндии переводчиками работают девушки без технического образования, они могут перевести вместо “штанги” – “перфоратор”. У меня есть сертификат, дающий право переводить пособия по импортной технике с английского на русский в рамках нашей компании. В техникуме и институте учил немецкий, а английский пришлось осваивать “сэлф эдьюкейшн” – самостоятельно.
То есть английский язык, гидравлика, электрика – это одно целое, иначе никак. Многие инженеры-наладчики дружат с английским – это должна быть бригада быстрого реагирования.
Виталий Довгаль затеял большую работу, и она стоит того. Начали готовить специалистов – как золото мыть. Ребята, которые серьезно учатся, мне и из дома звонят. У меня не только схемы, но и рисунки, анимации, я показываю на экране, что такое, например, гидросистема “Катерпиллара” или тормозная и где находятся датчики на машине. Они видят, куда поставить манометр, как тормоза работают. Отдаю им все, что собрано годами.
– Что там, под землей, еще может случиться?
– Вот недавно на одном из рудников случай был – утечка тока через руду: рудная пыль попала в разъем, и через нее уходил ток на землю. А датчик показывает: половины давления масла нет. Руду почистили, машина поехала. Все по жизни. Помог код CID 0100.
– А если произойдет что-то совсем непонятное, форс-мажор какой-нибудь?
– Есть так называемый третий уровень доступа, тогда для ремонта вызывают представителей фирм. У них есть специальная флешка-пароль для входа в систему.
– Вам не поручают тестировать новичков, которые хотят устроиться в СШРУ?
– Иногда шеф просит пройти интервью с претендентами с материка, я задаю буквально три вопроса, спрашиваю самое элементарное – например, как определить, почему не работает аксиально-поршневой насос или какой компьютерный блок стоит на буровой каретке ДД-420 и принцип его работы. Три шага для определения неисправности на машинах фирмы Сaterpillar. По ответам вижу: да, он эту машину знает, будет работать хорошо. Конечно, объять необъятное невозможно, как говорил Козьма Прутков, но если человек с буровыми или с пэдээмками имел дело, то алгоритм знает. Главное – чтобы и потом было желание учиться. За три года есть прогресс, у нас есть свой маленький университет, где все – для безопасности.
 
Спрашивала Татьяна РЫЧКОВА
 
Резюме
Работа:
2007 г. – настоящее время – ООО “Норильскникельремонт”, инженер по наладке. 2004–2007 гг. – сервисный инженер “Атлас Копко”. 1982–2004 гг. – рудник “Комсомольский”, бурильщик шпуров, слесарь. 1979–1982 гг. – СУ “Талнахпромстрой”, строительный мастер. 1977–1979 гг. – Казахстан, СУ “Павлодарпромстрой”, строительный мастер.
Образование:
2006 г., октябрь – Техас  (США) – сертификат DML45, PitWiper. 2004 г., сентябрь – Оребро (Швеция) – сертификат ROC. 2007 г., октябрь – НИИ (Норильск) – сертификат Сaterpillar R-1300, R-1600, R-1700, R-2900, AD-45. 1996 г., май – Уральская горная академия, горная приставка “горный электромеханик”. Сентябрь1993 г. – февраль 1994 г. – учкомбинат НГМК, Норильск, сертификат переводчика с английского. 1986–1992 гг. – НИИ, факультет СДМ, инженер-механик. 1975–1977 гг. – служба в рядах Советской армии. 1971–1975 гг. – Казахстан, Павлодарский монтажный техникум, техник-строитель.
Инженеры-наладчики СШРУ ремонтируют машины всех фирм, работающие в НПР: Atlas Copco, Sandwik, Caterpillar, Normet, Nencon, Paus
0

Читайте также в этом номере:

У Норильска есть идеи (Екатерина БАРКОВА)
Таймыр в зоне доступа (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Самолет летает с талисманом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Дороги чистят чисто (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Сквозной характер (Валентина ВАЧАЕВА)
Возвращение на Родину (Валентина ВАЧАЕВА)
Урок по мини-футболу (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Идут по пути воина (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Еще не разучились (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск