Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Благоприятный коэффициент
ПРОМПЛОЩАДКА
19 января 2017 года, 14:07
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
“ЗВ” побывал сразу на двух фронтах карьера “Скальный” рудника “Кайерканский” – на северном и южном. За последние три года объем добычи базальтов здесь вырос в два-три раза. Он сегодня нужен в больших количествах не только для закладки отработанных выработок рудников, но и для строительства дорог к хвостохранилищу ТОФ, отсыпки дамбы, дна и бортов этой масштабной рукотворной емкости для хранения хвостов фабрики.
Подъезжаем к карьеру “Скальный”. Навстречу движется 90-тонный “Катерпиллар”, груженый базальтом. Легковая машина кажется ничтожной на фоне огромного колеса этого самосвала, который направляется к хвостохранилищу Талнахской обогатительной фабрики.
Между тем отсыпка таких вот глобальных сооружений первоначально не значилась в проекте на разработку карьера, составленном институтом “Норильскпроект” в 1972 году. Согласно этому документу, начало добычи базальта и производства щебня должно было начаться (и началось) 25 февраля 1985 года и было рассчитано на 40 лет, рассказывает главный инженер “Скального” Антон Чувашов. Нужен был щебень в основном как заполнитель в производстве закладочной смеси, которой наполняли выработанное пространство талнахских рудников. Изначально предприятие называлось фабрикой песка и щебня. Название это бытует и поныне, хотя фабрика много раз меняла свои названия, переходила из-под крыши одного управления в другое.
Только на его век пришлось три реструктуризации, рассказывает молодой главный инженер. При нем фабрика-карьер входила в рудоуправление “Норильск-1”, потом в управление нерудных горных предприятий, одно время была приписана к “Норильскшахтсервису”. Наконец, сегодня это карьер “Скальный”, входящий в состав рудника “Кайерканский”. Задачи все те же – нерудные предприятия обеспечивают основное производство. Сегодня – щебнем.
Полезные базальты
Антон Чувашов категорически не согласен, когда люди со стороны называют продукцию его предприятия пустой породой. Базальт – такое же полезное ископаемое, как руда с содержанием меди и никеля, только другой направленности. Если руда идет на переплавку, то щебень на “Скальном” – готовая продукция. А технология добычи такая же, как на рудниках: буровзрывные работы, экскавация и транспортирование горной массы, дробление.
Переработка отбитых кусков скального грунта проходит четыре стадии дробления и три стадии сортировки (грохочения), посвящает в детали главный инженер:
– Готовую продукцию доводят до двух фракций: от 0, то есть мелкой супеси, до 20 миллиметров и от 0 до 20–40 миллиметров. Есть потребители, которые заточены только на эту готовую продукцию, только на щебень. Львиная доля всех наших объемов уходит на закладку выработанных пространств рудников. Это основные наши задачи, изначально заложенные проектом. В год щебня производится около 2 млн тонн, порядка 70–75% доставляется на ПЗК – поверхностные закладочные комплексы “Таймырского”, “Октябрьского”, “Комсомольского”, “Маяка”. Остальное уходит внешним потребителям: дочерним предприятиям “Норникеля”, в большей степени управлению строительства, в меньшей – муниципальным бюджетным организациям, например МУП “КОС”.
Также последние два года активизировался “Норильскгазпром”, забирали хорошие объемы, на отсыпку дюкеров, транспортировали щебень по железной дороге в Дудинку. Брал его для ремонта автодорог уже не существующий ООО “Байкал”.
Эти две горы измельченного щебня на уличном складе – еще не вся продукция “Скального”.
– У нас имеются потребители, которые берут просто отбитую скалу, – рассказывает Антон Чувашов. – Это большая фракция – до 1200 миллиметров.
– Кому нужны такие огромные камни?
– Вот мы и дошли до пилотного проекта “ТОФ-РФ”. Это особо интересная для нас тема. Дороги ведь сначала отсыпаются скалой, потом щебнем, сначала крупным, потом мелким. У нас в последние два-три года в связи со строительством хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики и дороги к нему объемы отгрузки скального грунта возросли почти в три раза. К этому проекту привлечено колоссальное количество ресурсов – не только техники, но и людей, наша скала в готовом виде тоже пошла в дело. Раньше, до внедрения этого проекта, ее редко кто брал на отсыпку. Кроме того, она была востребована при строительстве поверхностных объектов стволов шахты “Скалистая” рудника “Комсомольский”.
– Людей хватило?
– Добавили и людей, и техники, увеличился экскаваторный парк. ЦАТК внес свою лепту очень хорошо: сюда стянули все законсервированные 90-тонники “Катерпиллар” – самые большие в НПР карьерные самосвалы, которые раньше работали в Кайеркане, и они сейчас вывозят скальный грунт на ТОФ. Объемы отгрузки у нас бешеные, в самые активные месяцы забирали скального грунта по 250–300 тысяч тонн, это достаточно много для такого карьера. Есть такое понятие, как мощность карьера. Наш рассчитан на 3,5 миллиона тонн в год. Из этих 3,5 миллиона на готовую продукцию, производство щебня, идет 2 миллиона тонн, остальное – на актуальные нужды потребителей. В 2016 году мы вплотную подошли к заветному объему 3,5 миллиона тонн за счет отгрузки скалы.
Пока идет расширение Талнахской фабрики, цифра останется высокой, констатирует главный инженер “Скального”. На 2017-й объемы отгрузки скального грунта значительно снижены в связи с завершением строительства первой очереди хвостохранилища, но будет и вторая.
Того и гляди они выйдут за рамки старого проекта по разработке месторождения. При обозначенных в нем объемах добычи щебня этого сырья должно было хватить на 40 лет, то есть до 2025 года.
Дует всегда
Балансовые запасы могут иссякнуть раньше, чем планировалось, нужно их приращивать. Пусть пилотный проект по расширению ТОФ однажды будет завершен, но ведь закладку для талнахских рудников никто не отменял.
Поэтому в наступившем году геологи займутся разведкой приграничного с карьером участка – месторождения базальтов озера Лесного, сообщил “Заполярному вестнику” по телефону заместитель директора “Норильскгеологии” по управлению проектами Константин Краденов.
…Вместе с главным инженером “Скального” мы отправляемся собственно на карьер, где добывают базальт. Идем по зданию АБК, где всё в ремонтах. “Движуха”, косвенно связанная с расширением ТОФ, добралась и до этих коридоров. Будут и здесь современные душевые, раздевалки, кабинеты.
Всего несколько минут – и мы на северном фронте карьерного поля. На отметке +160 метров. Здесь сильно дует. И дует практически всегда, комментирует Антон Чувашов, потому что горный район. Когда снег и ветер, видимость в карьере нулевая. Холодно – тоже плохо. Для экскаваторов. Металл накаляется и становится хрупким, ломаются рукояти ковшей – работа на пределе. Для техники нередко вводятся актировки.
Карьер “Скальный” по сравнению с подземными рудниками относительно безопасное горное производство, рассказывает главный инженер. Идет послойная, погоризонтная отработка горного массива, снимается уступ по 15 метров. Здесь не нужен водоотлив, как на “Медвежке”, там немного отличается система разработки. На “Скальном” вода самоходом по контуру уходит вниз.
На северном фронте карьера очень оживленно. Бульдозеры грунт подгребают, два экскаватора грузят его в 90-тонные и 55-тонные “Катерпиллары”, мобильно снующие туда-сюда. Точнее, следующие до дробильных корпусов или до хвостохранилища. И такое движение продолжается круглые сутки, круглый год.
Там, на горизонте
Горизонтом выше стоит буровой станок “Сандвик”.
– Сейчас как раз забуривается блок, – поясняет главный инженер. – Затем забуренные скважины заряжаются, и в определенный день проводим взрыв – отбойку горной массы. Бурятся блоки в расчете на 20–25 тысяч кубов. После взрывных работ отбитый материал подготавливается к экскавации, подгоняется экскаватор и начинается непосредственно процесс отгрузки.
Профессии на карьере представлены точно такие же, как на подземных рудниках: взрывники, буровики, машинисты экскаватора, электрослесари (они осуществляют подвод электроэнергии от ЛЭП), дробильщики, бункеровщики, грохотовщики, машинисты конвейера. Это штатные работники. Бульдозеристы и водители самосвалов приписаны к ЦАТК, экскаваторщики – к тресту “Норильскшахтсервис”. Ремонтные работы – за “Норильскникельремонтом”.
Вместе с главным инженером мы заглядываем на южный фронт карьера, где тоже есть забой, но процесс менее оживленный, и возвращаемся к АБК. По сравнению с “Медвежкой”, на виражах которой иногда захватывает дух, на здешних дорогах чувствуешь себя спокойно.
– Карьер – самый дешевый вид разработки при относительно небольшой глубине залегания полезного ископаемого, – говорит Антон Чувашов. – Я сам с Кузбасса, там у нас шахт на порядок меньше, чем карьеров, разрезов. В основном открытая разработка. Здесь, на карьере “Скальный”, условия залегания базальтов идеальны в отношении добычи, некондиционных пород минимум. Коэффициент вскрыши у меня благоприятный в плане экономики.
Выбираемся из машины, чтобы окинуть взглядом две горы щебня на складе готовой продукции на улице. В одной – фракция помельче, в другой – покрупнее. Ну а метровые глыбы здесь не залеживаются. На горизонте – длинная-длинная полоска, уходящая в сторону озера Пясино. Это рабочее тело дамбы хвостохранилища ТОФ, говорит главный инженер. Оно полностью отсыпано базальтами карьера “Скальный”.
Идет послойная, погоризонтная отработка горного массива
Все начинается с забуривания скважины и буровзрывных работ
Склад готовой продукции. На горизонте – дамба хвостохранилища ТОФ
Загрузка идет круглые сутки, круглый год
Главный инженер карьера Антон Чувашов: “На “Скальном” условия залегания базальтов идеальны для добычи”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск