Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Оценят рудный потенциал
КО ДНЮ ГЕОЛОГА
7 апреля 2017 года, 13:17
Фото: Владислав ШУКШИН
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Норильские геологии теперь будут работать по западным стандартам. Накануне Дня геолога, который приходится на первое воскресенье апреля, “ЗВ” узнал, как именно. Расспросил о грядущих переменах директора управления исследований и развития “Норильскгеологии” Валерия СИТНИКОВА.
– Валерий Витальевич, сейчас в задачи вашего управления входит работа не только на Таймыре?
– Мы работаем сразу по нескольким направлениям. Во-первых, отвечаем за среднесрочные и дальнесрочные программы геолого-разведочных работ “Норникеля”. А во-вторых, решаем задачу постоянного развития и усовершенствования процесса прогнозирования месторождений. При этом компания значительно расширила географию своего присутствия. То есть если раньше мы были привязаны непосредственно к Норильскому промышленному району, то сейчас будем работать по всей России. Для этого и создано наше управление исследований и развития. Сейчас мы формируем кадровый потенциал, привлекая высококлассных специалистов из других регионов, в том числе из Питера, Воронежа.
– Кто вам требуется?
– Специалисты такого профиля, в котором мы не сильны. У нас же была медно-никелевая направленность, сейчас мы отвечаем за другие направления, в том числе золоторудное и медно-порфировое. Привлекаем геологов, являющихся авторитетами в этой области.
– Медно-порфировые – что это?
– Данное направление сейчас становится востребованным в России. Медно-порфировые месторождения – это большие объекты со значительными запасами полезных компонентов при относительно низких их содержаниях. Западные геологи давно занимаются медно-порфировыми месторождениями, которые являются основным источником меди, молибдена, золота. Наверное, потому что у них нет таких месторождений, как Талнахское и Октябрьское. Хотя медно-порфировые месторождения дают 50–60% мировой продукции меди.
– Как будет выстраиваться работа вашего управления по новым правилам?
– В моем управлении на сегодня 14 человек, четверо из них удаленно работают в Красноярске, а часть буквально через три-четыре недели переедет в Питер. Останется два-три человека, которые пока нужны здесь. А в дальнейшем все мы будем все-таки дислоцироваться в Санкт-Петербурге. Наше управление, да и “Норильскгеология” в целом, в ближайшее время перейдет на организацию работ, принятую в западном мире. С данной системой производства работ я познакомился, поработав некоторое время в Африке.
Чем удобно в Питере, там есть большой кадровый потенциал, который всегда можно привлечь к нужной нам работе. К сожалению, найти специалистов, которые согласились бы трудиться в Норильске, не получается, многие не хотят сюда ехать ни за какие деньги. А в Питере горный институт, университет, научные центры. Под золоторудное направление мы пригласили специалиста, кандидата наук, который много лет преподает в горном институте и занимается именно золоторудными объектами. Еще один эксперт в области геологоразведки, также кандидат наук, будет здесь уже в ближайшее время. Он из Воронежа, согласился приехать сюда с расчетом на то, что в дальнейшем будет работать в Санкт-Петербурге.
– Значит, можно сказать, в Питере будет штаб?
– Да, работая в Санкт-Петербурге, будем собирать и анализировать материал, больше заниматься научным, обоснованным подходом к формированию и прогнозу месторождений. Летом будем организовывать полевые работы, ездить заверять все наши выделенные перспективы непосредственно на объектах. Планируем на работы, не требующие высокой квалификации, привлекать народ по договору. Отобрать пробы – это же может каждый, главное – показать, где и как их нужно отобрать. В 2017 году основной нашей задачей является оценка рудного потенциала Сибирской провинции и Забайкальского края. В Забайкалье находится такое же, как и “Норильскгеология”, предприятие “Норникеля” – ООО “Востокгеология”. Его специалисты открыли крупное Быстринское месторождение медно-железно-скарновых руд с золотом. Сейчас там строится ГОК.
– Вы к нему привязаны?
– Нет, не привязаны. Но используем знания и опыт специалистов организации, которая открыла это месторождение. А опыт геолого-разведочных работ по Забайкальскому краю в целом у них богатый. Поэтому в этом году обязательно привлечем специалистов “Востокгеологии” с целью определения перспективности Забайкалья на медь и золото. А перспективность Сибирской провинции на медь и никель определим сами.
– По медно-никелевым рудам специалистов хватает?
– Конечно, по медно-никелевым рудам основные специалисты сосредоточены здесь, у нас. Они занимались этими рудами всю жизнь, потому их и знают как никто другой.
– Какая главная задача стоит перед ними?
– На сегодня от нас требуется сформировать новый, более эффективный подход к прогнозированию месторождений по всем трем промышленным типам месторождений. Для этого мы изучаем опыт наших западных коллег, начинаем много сотрудничать со специалистами, которые работают и в наших научных организациях, и за границей. И хотя у нас накоплен и свой значительный опыт геолого-разведочных работ, добавив к нему все то лучшее, что есть на Западе, мы можем получить очень хороший результат.
– Очень кстати окажется метод прогнозирования новых открытий, который придумал геолог “Норильскгеологии” Виктор Радько?
– С Виктором Александровичем мы давние коллеги. Его идея формирования норильских месторождений признана многими специалистами-геологами во всем мире. Самый главный авторитет по медно-никелевым рудам А. Дж. Налдрет (в данный момент, кстати, он совершает кругосветное путешествие) в своей книге по обзору медно-никелевых месторождений, имеющих мировое значение, ссылается в том числе на Виктора Александровича. А Виктор Александрович не доктор наук и не кандидат, но не потому, что не достиг этого уровня, а потому, что у него просто не было времени на защиту диссертаций. Но имя его известно, и модель признана. Он делает свое дело, ему это нравится, а результат не заставляет себя ждать. Виктор Александрович является одним из первооткрывателей Масловского месторождения.  
– Каким будет ближайший задел поисков на Таймыре?
– Потенциал Таймыра по отношению к другим территориям мало изучен, но, несомненно, значителен. Еще в 90-х годах, работая здесь, мы вскрывали богатые медно-никелевые руды. Сейчас с Таймыра ушли, но и в настоящее время остается неизученным потенциал Дюмталеинской, Луктахской, Бинюдинской перспективных площадей. И это только по медно-никелевым рудам. А если говорить о золоте, то Таймырско-Североземельская золоторудная провинция уже в ближайшие годы должна стать объектом пристального внимания геологов-поисковиков. В планах нашего управления Таймыр является одной из самых приоритетных территорий. Кстати, уже в этом году у нас будут полевые работы – на юге Таймырского полуострова, в 250 километрах северо-восточнее Норильска. Там есть очень интересный объект, на который многие обращали внимание, но так никто и не провел детальных поисковых работ. Предварительно мы назвали его Каменская площадь.
– А Вологочанское месторождение?
– Туда не сегодня завтра заедут буровые, продолжится бурение скважин. В прошлом году практически всеми скважинами  мы там вскрыли вкрапленные руды, а также жилу с большим содержанием платиноидов и меди. Надеюсь вскрыть там богатые руды.
– Возможные подземные клады на реке Кулюмбэ входят в список?
– Конечно. Сейчас на Кулюмбэ хотим поставить опытные работы. Как я уже говорил, мы совершенствуем методы прогноза с использованием новых, передовых. Непосредственно на Кулюмбинской площади хотим провести комплекс геофизических работ с привлечением канадской компании.
– Какой эффект это даст?
– По результатам этих работ и комплекса геохимических исследований мы выделим тот участок, где наиболее вероятно обнаружение ценных руд, и определим точки заложения буровых скважин. Очень надеемся, что в скором времени здесь появится месторождение.
Кроме того, в этом году мы планируем проверить метод прогноза месторождений, предложенный Виктором Радько. Если все получится так, как мы задумали, у нас будет очень хороший метод регионального прогноза медно-никелевых руд. То есть с помощью этого метода мы сможем быстро и дешево оценить те площади, которые перспективны на обнаружение медно-никелевых месторождений.
– Значит, тот факт, что вы теперь будете работать удаленно от Норильска, в плюс?
– Надеюсь, что да. Время покажет.
Геологи и буровики продолжают эксплуатационную разведку на северо-восточных флангах Талнахского месторождения
0

Читайте также в этом номере:

Таможня дает слово (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
МГИМО за безопасность (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Сигнал правительству (Виктор ЦАРЕВ)
Руды дали больше (Татьяна РЫЧКОВА)
Лучше предотвратить (Владислав ШУКШИН)
SAP: год за Полярным кругом (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Без перебоев (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Строители большой “горы” (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Фасочка с фейерверком (Татьяна РЫЧКОВА)
Билеты в лето (Екатерина БАРКОВА)
На вылет в порядке очереди (Лариса ФЕДИШИНА)
Шить по средствам (Елена ПОПОВА)
Уютный двор (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Норильск станет зеленым (Екатерина БАРКОВА)
Спорт научит (Екатерина БАРКОВА)
Создать город (Екатерина БАРКОВА)
“Мы увидели небо в алмазах” (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск