Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
12:05 В Норильской драме подвели итоги столичных гастролей
09:00 Городских птиц в Норильске становится больше
15:45 В «Норникеле» обсудили новые требования в области промбезопасности
15:05 В «Норильскникельремонте» определили лучшего газорезчика
14:50 Будущие руководители Заполярного филиала «Норникеля» сошлись на интеллектуальном ринге
Все новости
Путешествие в центр России
НАШИ ЛЮДИ
18 июня 2015 года, 16:44
Фото: Семейный архив
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Недавно в редакции мы долго смеялись над тем, что какой-то мужской журнал предлагает долететь до плато Путорана на самолете или доехать на поезде. Каковы настоящие пути-дороги до плато и по нему, нам рассказали путешественники Григорий и Елена ЕВЛАШ. Оба – наши люди. Он мастер плавильного цеха “Надежды”, рационализатор, заслуженный работник компании, Елена работает в металлургическом цехе медного завода. В апреле прошлого года вместе с друзьями на снегоходах они достигли самых высоких в России водопадов, расположенных на плато Путорана, в этом – озера Виви, на берегу которого находится географический центр России. Протяженность первого вояжа составила 1800 км, второго – 1600.
Что-то фамилия нашего главного героя очень знакомая, где я ее слышала? Отец – Юрий Евлаш, известный ученый-металлург, подсказывает Григорий. Работал в ГМОИЦ, сейчас живет на Кубани и продолжает писать научные труды.
Если заглянуть в Интернет, можно найти там свежие статьи Юрия Николаевича и познакомиться с патентами на изобретения, авторами и соавторами которых он был еще в советское время. Кроме того, Юрий Николаевич удивительно правильно подошел к воспитанию своих восьмерых детей. В каждой из комнат большой сталинки, где жили Евлаши, одна стена была занята стеллажами с книгами. Прогрессивный глава семьи часто водил детей в пешие тундровые походы. Четверо сыновей подросли, пересели на мотоциклы, потом на снегоходы. Захотели увеличить дальность путешествий. Тундра познакомила Григория с будущей женой Леной. Встретились на лыжной тропе.
– Я тогда еще в десятом классе училась, – вспоминает Елена, – он на семь лет старше, уже отслужил в армии. Влюбилась – это понятно. Последний звонок, девочки все в красивых платьях пошли по Ленинскому гулять, а Гриша меня ждет: поедем на мотоцикле. И все: мне ничего не надо. Смоталась домой, переоделась: сапоги-болотники, штормовка, рюкзак, стою на автовокзале. Наши идут мимо – с цветами, шарами. Мне чуть ли не у виска крутят. Тундрой как заболела, так и до сих пор болею.
Мотоциклы Гриша стал покупать, потому что прикинул: пешком больше ста километров за выходные летом не пройдешь. Зато на мотоцикле путь до Микчангды (100 км) при сухой погоде можно преодолеть всего за шесть часов.
Пересел на снегоход
Чтобы съездить на мотоцикле на Ламу на субботу-воскресенье и вернуться, нужно быть посвященным во множество нюансов, предупреждают Григорий и Елена. Препятствием могут стать, например, дожди, которые поднимают воду в речках, или черные болота. На одном мотоцикле пускаться в путь не годится. Перетаскивать его через речки, особенно Аякли, лучше большой компанией. Такой многочисленной “бандой” они туда и ездили.
Это время в прошлом, о нем напоминают названия, данные ими озеру – Чудное, или тропе – Андрюхина… Да и народ сейчас пересел на квадроциклы. Совсем недавно Григорий позвал на помощь своего старого друга – мотоцикл, взял его напрокат в Таиланде и вместе с Леной и новым другом – оператором бангкокского телевидения гонял по этой стране. Но вообще-то, главным средством передвижения в путешествиях для него давно стал снегоход. И понятно почему: на Таймыре живет.
Первый, самодельный снегоход Григория назывался “Фаргелет” (“телеграф” наоборот). “Буран” в 1982-м стоил две тысячи, посчитал, что дорого. Сейчас свои умопомрачительные (так называет их турист-экстремал Анатолий Павельев) походы Григорий Евлаш вместе с друзьями совершает на другой технике: снегоходах BearCat, Scandik, Viking и Lynx.
И снова в поход
Список героев: Григорий, его жена Елена и друг детства Лева Мамайкин, а также друзья по увлечению, тоже больные тундрой, Михаил Молчанов и Евгений Посохин.
До путешествия на Виви Григорий и команда успели совершить несколько походов к самым высоким в России, стометровым водопадам, которые находятся на плато Путорана, – Кандинскому, Амнундактскому, Лангамскому, Дулукскому и другим, помельче.
В 2010 году специально отправились к Тальниковому водопаду на озере Дюпкун – как уверяет Интернет, самому высокому в Евразии – 500 метров.
– Я специально его заснял, – рассказывает Григорий. – Нет там водопада, это водоскат.
Плато Путорана по-прежнему сулит открытия. Не обозначенных на карте водопадов здесь тоже предостаточно. Повстречать такие в маршруте – к большим хлопотам. Водопады – неприятность не только для туристов-водников. Замороженный водопад, расположенный, как правило, в узком каньоне с отвесными скалами, может стать непреодолимым препятствием и для снегоходов.
Эти люди затащили меня…
Григорий всегда тщательно прорабатывает каждый участок маршрута, рассказывает Лена. Знакомится с картами байдарочников, всегда помечающих, проходима река или нет, но те освоили еще не все реки плато, поэтому неожиданности неминуемы. Сразу несколько нигде не зафиксированных замерзших сюрпризов-водопадиков выросли на пути, когда в прошлом году Григорий и его команда приближались к главной цели – Лангамскому водопаду.
– …Когда я перерыл весь Интернет, его там не было, этого 15-метрового водопада, – рассказывает Григорий. – Он не совсем вертикальный, но у нас ни “кошек”, ничего. На следующий день взяли рюкзаки, топор, две веревки…
– У этого товарища идея фикс, – поясняет Елена, – раз поставлена цель, значит нужно ее достигнуть. Хоть пешком, но дойти.
– Топором вырубили ступени, поднялись, – продолжает рассказ Григорий. – Миша остался в лагере, нога заболела. Пошли вчетвером: Женя, Лева, я и Лена. Впереди еще один водопад – вертикальный, как на него залезешь? В одном месте нашли трехметровую скалу, я Леву подсадил, он поднялся…
– По одному человеку по веревке мы поднимались, как альпинисты, – описывает свои ощущения Елена. – Забрались – а там полочка узкая – и дальше обрыв. Ползу за ними. Страшно до жути. Еще думаю: “Тетя, тебе скоро 50, куда ты лезешь?” Получилось пять таких “придурочных” водопадов.
Спускаться было сложнее. “Миша, эти люди, эти люди затащили меня в такие места…” – такими словами Евгений Посохин приветствовал оставшегося в лагере Михаила Молчанова. “Вас не было восемь часов, – ответил тот. – Я уже думал: как буду выбираться отсюда один?”
Тогда же они прошли самые высокие вершины плато Путорана: Камень (1600) и 1701 метр.
Ох уж эти сани
Они первыми на снегоходах зимой вышли на Аян, рассказывает Елена. Главная фишка в том, что эти походы не только самые дальние, но еще и полностью автономные. Никто их в дороге не страхует, бензина не подбрасывает. Все берут с собой: и снаряжение, и продукты, и топливо на 20 дней.
– Я везу 520 литров только в санях, у меня самый мощный снегоход – Lynx, он и ест больше всех, – называет цифру Григорий. – Когда бензин везешь, сани тяжелые. До Ламы возьмешь 60 литров, туда-сюда хватит покататься, а тут – 500. Сани начинают проваливаться, снегоход не хочет тащить такую тяжесть, тоже начинает закапываться. Например, когда в этом году спускались к Яктали, спуск был под 45 градусов, еще и с поворотом. А лес очень густой, сплошной забор, деревья друг от друга на 10–15 см. Спуститься можно только по путику – небольшой просеке, прорубленной когда-то в лесу кочевниками-эвенками. Но его надо найти. Находишь – идешь, но как с санями? Спускаться – сани начинают давить снегоход, его начинает заносить, он становится неуправляемым. Решили: чтобы себя обезопасить, давайте на веревке попробуем их спустить. Долго, но надежно. Веревку вокруг дерева – и начинаем отпускать…
Григорий перечисляет другие сложности, которые отпугивают большинство энтузиастов, желающих присоединиться к нему. Если засадить сани в наледи на озерах, очень сложно их оттуда вытаскивать. Бывает, приходится тропить (уминать снег без саней, а затем возвращаться за ними) до 50 км пути. Иначе сани не утянуть. Григорий посвящает в прочие нюансы управления снегоходом на плато Путорана, куда не ходят поезда, не ездят машины и не летают самолеты. Исключение из правила – вертолеты.
– Нужно быть полностью уверенным в снегоходе, – озвучивает Григорий Евлаш главные составляющие успешных наземных походов, – и изучить досконально трассу заранее.
– Леща подброшу Грише, – вносит важное дополнение Лена. – Это не комплимент. Он человек-GPS, в него встроен навигатор, настолько он чувствует маршрут и природу. Рядом с ним мне ничего не страшно.
И еще – им часто помогают подсказки: упомянутые эвенкийские путики, по которым можно обойти лес, или знаки, оставленные туристами-водниками – “пирамидки” с флажками, предупреждающие: впереди водопад.
Цель – географический центр России
Целью похода 2015-го стало как само мало изученное озеро Виви, расположенное на территории Эвенкии, так и находящийся на его юго-восточном берегу географический центр России, обозначенный памятником и часовней Сергия Радонежского. Да-да, центр России находится именно здесь, это официальное понятие. Конечно, из Норильска туда никакой транспорт не ходит. От ближайшего поселка Тура – райцентра Эвенкии – лету на вертолете два часа. После присоединения Крыма к России центр сместился на несколько десятков метров южнее, что для наших путешественников особого значения не имело.
Ее муж не согласен пускаться в путь без идеи, поясняет Лена. В прошлый раз искал и нашел самые высокие водопады России. Согласитесь, “побывать в географическом центре России” звучит еще более экзотично.
В путь пустились вчетвером: Григорий и Елена Евлаш, Михаил Молчанов и Евгений Посохин. Человеку, не бывавшему в тех краях, трудно уследить за географией маршрута.
– С Талнаха выехали до Аяна, – рассказывает Григорий и параллельно рисует маршрут на карте. – Вот озеро Аян, Капчук, центральная база заповедника “Путоранский”, дальше озеро Мономакли, дальше Нерал – водопад и каньон. Вот Яктали, она впадает в Курейку. Вот здесь Курейский водопад… Дальше озеро Анама, а нам – на речку Хомдан. Потом пошла Тимбенчи, перевал, озеро Тимбенчи. Дальше пошли река Алик и озеро Алик, от него – река Вивихорон и дальше – озеро Виви.
Одним из препятствий на пути путешественников стал Курейский водопад, который, по словам Елены, еще никто не обходил:
– Этот водопад был рубежом: если проходим его, значит достигнем Виви.
Обошли. Достигли озера, первая задача выполнена. До центра России оставалось 70 километров, но сюрприз подкинула природа. Апрель в этом году был аномально теплым, плюсовая температура.
– Мы заехали в озеро – а там каша: снег с водой и берег валится. Проехали километров десять, вернулись в лагерь. Ждали погоды три дня, но ведь нужно еще и обратно вернуться… – рассказывает Елена.
– Я сильно не переживал, – комментирует Григорий. – Сегодня не получилось – получится завтра, другим маршрутом.
Одиночки рискуют
Григорий рассказывает, как однажды прочитал в Интернете об одиночном пешем путешествии по плато девушки Юли. Что якобы та прошла пешком от Ламы вдоль речек Аян и Хета до Волочанки, правда чуть не утонув в речке Калтымы, утопив в ней ботинки, а все вещи она утопила еще раньше в Большом Хонна-Маките. Ее спасла изба в 45 км от Калтымы. Все ей написали, что она историю эту сочинила.
– А мы едем ниже Калтымы по речке Аян и видим: стоит эта изба. Заходим, там записка углем: “Извините, я тут у вас одолжила сапожки и плащ и оставила деньги”. И под банкой лежит тысяча рублей и 20 евро. Только подпись – “Даша”. Что такое? В Интернете потом посмотрел: оказывается, в 2010 году там одна девушка была, а в 2011-м – другая. Тоже чуть не утонула в этой Калтымы. Я считаю, им просто повезло. В одиночку здесь путешествовать нельзя.
Такой вояж в 2013 году окончился плохо, приводит пример Григорий. Ярославец Андрей Добрынин решил пройти в одиночку плато Путорана “от края до края”. Двинулся в путь пешком. Теперь можно только предполагать: может, методом “клин клином вышибают” он надеялся в пути излечить имеющуюся у него болезнь? Как бы то ни было, зашел ярославец далеко, но сил вернуться не хватило. Позвонил по спутниковому телефону в МЧС, сообщил координаты, сказал, что чувствует себя плохо. Вертолет прилетел, а человек уже умер.
– Это неправильно по отношению к близким – пускаться в путь одному, – поддерживает мужа Лена.
Что касается благотворного воздействия на организм природы-тундры, это подтверждают оба супруга. И не устаешь в походах почему-то, хотя это беспрерывная работа: день в “седле”, “коней” вытащить из снега и воды, провести быстрый техосмотр, приготовить поесть, палатку поставить-собрать… И голова там не болит, и спина – даже после ночевки на бревнах и земле. Особо хорошую энергетику все участники экспедиции на озеро Виви поймали во время ночевки в избушке автора фильмов о Таймыре Василия Сараны, стоящей на пути к Курейскому водопаду. Вид оттуда необыкновенный: Яктали впадает в Курейку, тишина, бродят олени. Наутро все почувствовали необыкновенный прилив бодрости…
Лена говорит, что врезавшиеся в память пейзажи плато Путорана дают заряд бодрости на целый год.
Вытащить сани из наледи – особая наука
Вода под снегом на озере Виви
Отдых на 66-й параллели
0

Читайте также в этом номере:

Как добыть миллион (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Строим новый “Норильский никель” (Вера КАЛАБЕКОВА, Екатерина БАРКОВА)
Управлять потенциалом (Екатерина БАРКОВА)
Время действовать (Виктор ЦАРЕВ)
На все сорок (Виктор ЦАРЕВ)
Поддать кислорода (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Плазма заменит гильотину (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Мужчинам сделали красиво (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Большой ремонт “Славянки” (Мария ГРИГОРЬЕВА)
С гербом дороже (Лариса ФЕДИШИНА)
Сезон синих блуз (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Чтобы все лучше жили (Валентина ВАЧАЕВА)
Сидите и слушайте! (Валентина ВАЧАЕВА)
Медали за силу (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск