Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:40 «Безумные три дня»: иностранцы надолго запомнят поездку на Таймыр
14:10 В Норильской драме готовят спектакль «Брат мой» по произведениям Василия Шукшина
14:05 Белая медведица Марфа из «Роева ручья» набрала вес и отмылась
13:50 Нганасанка Елена Савран завоевала титул «Русская мисс Сан-Франциско»
12:00 Норильск встретит полярную ночь фестивалем света
Все новости
Больше руды, меньше затрат
КО ДНЮ ИЗОБРЕТАТЕЛЯ И РАЦИОНАЛИЗАТОРА
2 июля 2015 года, 15:21
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
80 лет не только самому “Норильскому никелю” – столько же исполнилось рационализаторскому движению на комбинате. Горный инженер Юрий МОЧАЛОВ серьезно пополнил интеллектуальные активы компании, на его счету более 80 неординарных технологических решений.
С фотографии, снятой со старого стенда, смотрит молодой Юрий Мочалов, пропагандист школы коммунистического труда, уже рационализатор, награжденный за это поездкой по ленинским местам. Другой снимок: губернатор Лебедь вручает нашему герою правительственную награду, отныне он заслуженный шахтер России. На фото из личного архива – друзья, коллеги в касках с фонарями и самоспасателями через плечо. Вот горняк Мочалов вместе с подшефным классом. Вот снялся на память со своей комсомольско-молодежной сменой на “Комсомольском”, где он отработал 26 лет: восемь лет начальником бурового участка, потом трудился на двух добычных. Юрий Геннадьевич говорит, жизнь тогда была интересная, люди жили не только работой.
В Норильск он приехал в 1979-м после окончания Красноярского института цветных металлов. До этого успел побывать на практике и со стройотрядом на рудниках “Медвежий ручей” и “Октябрьский”. А еще на рудниках Казахстана, Узбекистана, на свинцово-цинковом руднике в городе Салаир Кемеровской области.
– Отец всю жизнь отработал в шахте, добывал уголь в Черногорске и Донбассе. Я и с отцом в шахту ходил, он мне там показывал, какой нелегкий и опасный труд шахтера. Это же не просто так выбор произошел, – рассказывает Юрий Геннадьевич.
Передо мной “объективка” на некоторые из рацпредложений Мочалова, “расшифровать” которую могут только горняки. Прошу Юрия Геннадьевича популярно объяснить суть придуманных им технологических изменений, большинство из которых связано с его работой на “Комсомольском”. На столе появляется лист бумаги, в руках инженера – ручка. Увлекательное занятие – смотреть и слушать, как горняк с 35-летним стажем рисует и рассказывает, чем рудоспуск отличается от рудоперепуска, вертикальная проходка горных выработок – от горизонтальной. Или какие неприятности сулит горное давление.
Сократил плечо откатки
Сократил плечо откатки с 600 до 350 метров – гласит одно из рацпредложений Мочалова. Человеку “штатскому” эти слова ни о чем не говорят.
Для начала Юрий Геннадьевич поясняет: плечо откатки – расстояние транспортировки добытой руды. На листе бумаги появляется условное линзообразное рудное тело, напоминающее селедку. Здесь руду добывают. Нарисованная ниже линия – откаточный горизонт. Оба объекта соединяются вертикальной линией. Это рудоспуск, длина которого может достигать 175 метров, по нему руда перепускается на нижележащие горизонты, грузится в вагоны и транспортируется до ствола, далее в скипах поднимается на поверхность. Но прежде руду нужно доставить до рудоспуска. Например, на “Комсомольском” плечо локомотивной откатки по железной дороге на 850-м горизонте до скипового ствола – опрокида – составляет 4,5 километра.
В нашем случае цифра по проекту была 600 метров. Чтобы уменьшить ее, Юрий Мочалов предложил пройти рудоперепуск (он возникает на рисунке выше и чуть правее рудоспуска) – небольшой по протяженности, перепускающий руду с горизонта на горизонт прямо внутри рудного тела. Этот максимально короткий путь предлагался вместо окружных дорог. Юрий Геннадьевич приводит аналогию. Есть разница: спускаться с пятого этажа по лестнице или ехать на лифте.
– За счет того что плечо сокращается, увеличивается производительность труда. Если машина за смену, допустим, делает 100 ходок на 600 метров, то на 350 метров будет делать 140–150. Экономический эффект налицо.
Убрал острый угол
Другое предложение Юрия Мочалова снизило риск проявления динамических форм горного давления на удароопасном участке. На бумаге появляется предусмотренное проектом пересечение двух горизонтальных выработок под острым углом.
– Я тогда работал на втором участке рудника “Комсомольский” с глубиной залегания руды более 700 метров. Он был опасный по горным ударам, – вспоминает Юрий Мочалов.
Следует рассказ про подземные землетрясения – стихийные и очень опасные, приводящие к разрушению приконтурной части массива. Маленькая выработка на бумаге под воздействием горного давления превращается в большую. Еще бы: на нее сверху, а иногда со всех сторон давят миллионы тонн породы.
Сделать работу под землей безопасной – задача службы прогноза и предотвращения горных ударов, поясняет Юрий Геннадьевич. Для этого существуют разные способы разгрузки массива: от повышенных концентраций напряжения с использованием опережающей надработки или подработки массива, методом локальной разгрузки (бурением строчки разгрузочных шпуров и скважин, камуфлетным взрыванием), закладкой выработанного пространства бетоном. Эти меры применяются на очень глубоких рудниках – “Комсомольском”, “Октябрьском” и “Таймырском”. Для снятия напряжения массива бурятся разгрузочные шпуры и скважины. Поначалу круглые, шпуры вскоре раздавливаются. Кружочки на листе бумаги превращаются в эллипсы. Если шпуры и скважины закрываются-захлопываются, бурятся новые, много.
Неудивительно, что у острого угла проходки меньше шансов “выжить” в условиях горного давления.
– Прямые углы более безопасны, – констатирует Мочалов. – Если острый угол, целик не выдерживает, начинает разваливаться. Мы убрали острый угол, прошли его под углом 90 градусов. Проявления горного давления опасны, поэтому горняки призваны их регулировать, уравновешивать.
Взорвал всё сразу
Юрий Геннадьевич посвящает в нюансы проходки руды в меридиональном направлении, которой он занимался в шахте “Восток” рудника “Комсомольский”. В этом рацпредложении речь идет об отработке панели 8.
Чтобы объяснить, что такое панель, Мочалов снова берет в руки карандаш. Рисует длинный прямоугольник (это руда), который вертикальными линиями делится на несколько частей – блоков, или панелей. Потом по горизонтали делит каждую панель на условные очистные единицы – ленты. Все эти слои отрабатывались поэтапно: взорвали, отгрузили, забурили, заложили бетоном – и так до самого верха. При слоевой системе отработки руды каждый раз приходится заливать верхний слой высокомарочным бетоном (чтобы держал машину), то есть себестоимость добычи возрастает.
Юрий Мочалов предложил продольную отбойку на бетон – за один прием взрывать 120 метров сразу.
– Сутки заряжаем, но один раз взорвали – и все. И заколы обирать легче, и интенсивность отработки слоя увеличилась. Большой экономический эффект.
Разного рода таких идей на счету у Юрия Геннадьевича более 80. Говорит:
– Мы их рацпредложениями особо не считали, полагали, что это наша основная работа и мы должны выполнять ее добросовестно, качественно, с наименьшими потерями. Если я был начальником участка, конечно, мне хотелось сделать так, чтобы работать было и безопасно, и более эффективно, и по скорости быстрее, чтобы в итоге выполнить план. Больше руды, меньше затрат, и люди от этого выигрывают, премию получают…
Повышают стабильность
Взрывы и сейчас основная специфика работы Юрия Геннадьевича. Он заместитель главного инженера по БВР рудника “Кайерканский”, где добываются известняк, ангидрит, щебень, песчаник и уголь. До этого занимал должность начальника рудника “Ангидрит”.
Зубр подземных работ говорит, что имеющийся за плечами опыт нисколько не мешает отработке месторождений открытым способом. Тут свои нюансы. Например, горняки должны согласовывать графики взрывных работ на поверхности с летными организациями, так как ударно-воздушная волна может сбить вертолет на высоте до 600 метров.
Сейчас времени на рацпредложения у Юрия Геннадьевича нет, но, как поется в старинной песне, “никто пути пройденного у нас не отберет”. Так, пять лет назад, когда отмечали 75-летие организации изобретательской деятельности на Норильском комбинате, Мочалову вручили благодарственное письмо от руководства компании – за активное творческое участие в инновационном процессе.
“Ваш высокий творческий потенциал, умение находить неординарные решения в сложнейших технологических проблемах обеспечивают конкурентоспособность металлопродукции и повышают стабильность производства компании, – говорится в письме. – Своим созидательным трудом вы пополняете интеллектуальные активы компании, содействуете стабильности производства Заполярного филиала”.
Из серьезной обоймы человек. И у нас нашелся повод, чтобы вспомнить о нем. В минувшую субботу праздновался День рационализатора и изобретателя.
Всем имеющим отношение к этой дате – наш респект.
 

ДАТА
Клуб серьезных и находчивых

Россия гордится своими изобретателями. Весь мир знает вертолет Сикорского, телевизор Зворыкина, автомат Калашникова. Но прогресс человечества, в том числе и нашей страны, идет не только за счет великих изобретений. Тысячи людей вовлечены в творческий процесс, который приводит к новым решениям задач в самых разных областях жизни: здравоохранении и обороне, технике и культуре. Прогресс двигают и научные коллективы, и рационализаторы-одиночки.
 
Андрей ЧЕРНИЦЫН
Накануне Дня изобретателя и рационализатора, который отмечается в последнюю субботу июня, стоит напомнить, чем они отличаются друг от друга. Рационализаторское предложение отличается от изобретения уровнем новизны. Изобрести можно абсолютно новый прибор, устройство, технологический процесс или новое вещество. А если сотрудник предприятия, организации или учреждения улучшил уже существующий механизм, технологию или состав материала,  то он – рационализатор. Кстати, в последнее время первых и вторых все чаще называют одним словом – инноватор.
Кулибины и Черепановы были в России всегда, но фиксация изобретения – патентование – долго оставалась ахиллесовой пятой российского изобретательства (поэтому-то мы считаем изобретателем радио Попова, а весь мир – Маркони). Первый законодательный документ в области правовой охраны изобретений появился 17 июня 1812 года, когда Александр I  подписал манифест “О привилегиях на различные изобретения и открытия в художествах и ремеслах”. А в 1896 году под давлением начавшейся научно-технической революции в России было принято Положение о прерогативах на изобретения и модернизирования. За весь дореволюционный период с 1813-го по 1917 год было зарегистрировано 36 079 изобретений, из которых 82 процента сделаны иностранцами.
Советское правительство уделяло рационализаторскому движению огромное внимание. Уже в 1919 году был принят декрет “Об изобретениях”, согласно которому новой формой правовой охраны изобретений стали авторские свидетельства. С 1924 года в стране начала создаваться серьезная инфраструктура “изобретательских органов”, которые действовали на предприятиях, а контролировались на республиканском и всесоюзном уровне. В каждом областном центре создавались станции молодых техников, а на предприятиях в обязательном порядке – бюро по рационализации и изобретательству  (БРИЗ), работали общественные вузы патентоведения, которые должны были заполнить пробелы в сфере патентных познаний.
Большую роль в развитии изобретательства сыграло и созданное в 1932 году Всесоюзное общество изобретателей. А с образованием в 1958 году Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов связывают начало золотого века этого движения, который продлился до середины 80-х годов. Именно в это время  СССР был всемирным лидером по количеству изобретений. Например, в 1940 году было сделано изобретений и подано рацпредложений в общей сложности около 600, а в 1976 – свыше пяти миллионов! И пусть не все из них были внедрены (в том же 1976 году реализовано около четырех миллионов), но экономический эффект также исчислялся миллионами полновесных советских рублей.
В Норильске у движения изобретателей и рационализаторов были тоже очень крепкие корни. В конце 1935 года по Норильлагу были изданы приказы, положившие начало развитию массового изобретательства и рационализации на комбинате. Нельзя приказом заставить думать, тем более заключенных. Однако первыми рационализаторами и изобретателями были именно зэки.
Показательна история заключенного Михаила Потапова. Он работал простым землекопом, но однажды попал к директору стройки Авраамию Завенягину по доносу: мол, что-то все время пишет и рисует. Оказалось, после того как из-за снежных заносов остановилось движение на железнодорожной ветке Норильск – Дудинка, Потапов придумал специальные щиты, которые до сих пор защищают дороги Норильска от сугробов. За это изобретение Потапов получил  досрочное освобождение (правда, без права выезда), разрешение на приезд жены из ссылки, а еще медаль “За трудовое отличие”.
Известно, что в 1945 году в производство на комбинате было внедрено 660 предложений с экономическим эффектом свыше восьми миллионов рублей. В 1949 году это количество выросло до двух тысяч, а экономический эффект – до 38,5 миллиона рублей. Как и во всей стране, активнее всего техническое творчество на комбинате развивалось в 50–60-е годы. Именно в тот период был достигнут небывалый экономический эффект в размере 400 миллионов рублей. На комбинате действовали 520 творческих бригад, состоявших из трех и более человек каждая. Всего техническим творчеством занимались около восьми тысяч человек. Они разработали свыше девяти тысяч усовершенствований и рационализаторских предложений, способствовавших росту производительности труда.
Как и во всей стране, в середине 90-х годов изобретательская деятельность на предприятии угасла и возродилась только в 2000-х. И это была тоже общая тенденция. Начиная с 2007-го Роспатент ежегодно проводит конкурс “100 лучших изобретений России”, основной целью которого является выявление, продвижение на рынок  и промышленное внедрение перспективных научных разработок, а также поощрение и стимулирование их разработчиков. А “Норильский никель” к 2012 году получил почти 300 миллионов рублей экономического эффекта от 400 предложений, авторами которых являются работники компании.
В год своего 80-летия “Норильский никель” организовал конкурс на лучшую научно-техническую разработку по теме “Использование мощностей гидрометаллургического производства Надеждинского металлургического завода после прекращения переработки пирротинового концентрата”. Победители конкурса получат не только именные дипломы, но и солидное денежное вознаграждение – премиальный фонд конкурса составил 3 миллиона рублей. Разработки, которые будут внедрены на производстве, принесут их создателям дополнительный доход в виде так называемых “авторских вознаграждений”. Конкурс продлится до 25 октября 2015 года и наверняка будет  стимулировать интерес и инициативу работников компании к разработке новых экономически эффективных и безопасных технологий.
Рацпредложения Мочалов всегда считал просто работой
Вместе со своей комсомольско-молодежной сменой. Рудник “Комсомольский”, начало 1980-х
0

Читайте также в этом номере:

Не отходя от печи (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Пришел, увидел, оценил (Екатерина БАРКОВА)
Путешествие в будущее (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
“ДелайПарк” вместе! (Марина БУШУЕВА)
Дополненная реальность (Марина БУШУЕВА)
Допуски как в космосе (Ростислав ЗОЛОТАРЕВ, Татьяна РЫЧКОВА)
Качели не по стандарту (Марина БУШУЕВА)
Стройка в режиме онлайн (Лариса ФЕДИШИНА)
Слушать и слышать (Дарья РУСИНА)
Он и химик, и медбрат (Марина БУШУЕВА)
Готовы реагировать (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Из миллиона “Гамлетов” (Валентина ВАЧАЕВА)
Герои былых времен (Валентина ВАЧАЕВА)
Он же Евгений (Джонсон ХАГАЖЕЕВ, гендиректор ОАО “НГМК” и РАО “Норильский никель” в конце 1990-х – начале 2000-х годов)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск