Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Подвластный разуму
ЖИВАЯ КЛАССИКА
21 декабря 2017 года, 12:46
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Марина БУШУЕВА
Актерскому мастерству не научишься по книжкам. Оно передается из рук в руки, говорит преподаватель ГИТИСа Руслан НАСИБУЛИН, приехавший в Норильск, чтобы провести тренинги по сценическому движению для участников проекта “Живая классика”. Впрочем, у него на занятиях создается впечатление, что профессия передается не только через руки, а через все тело: ноги, щеки, пальцы, гибкий позвоночник – и через способность поддержать партнера во всех смыслах этого слова.
– Руслан, скажите, зачем вообще развивать пластичность?
– Современные дети мало играют в подвижные игры, мало занимаются спортом, у них практически отсутствует тактильный контакт друг с другом. Поэтому очень важно дать им возможность заниматься своим телом, притом в контакте с другим человеком: в паре, в группе. Это расслабляет, раскрепощает человека. Даже в рамках одного занятия видно, как подросток меняется к его финалу. Ребята становятся более открытыми, учатся доверять друг другу, миру в целом. Конечно, это необходимо не только будущим актерам. Но им в особенности.
– Вы преподаете пластику у студентов ГИТИСа?
– Я работаю с второкурсниками актерского факультета мастерской Владимира Андреева. Там все очень серьезно. И, к сожалению, могу отметить, что многие ребята не справляются с нагрузкой. С каждым годом мне приходится сокращать количество заданий для студентов. Если десять лет назад они могли сделать за одно занятие 30 упражнений, то сегодня – до 20.
– А в каком возрасте можно стать пластичным?
– Никаких ограничений нет. Пластикой нужно заниматься и в 30, и в 40, и в 50 лет. У меня есть взрослые группы в Москве, и там есть участники, которым за 40. Они получают огромную пользу, потому что сценическое движение помогает им снять зажимы, стресс, полученный на работе. К тому же они постоянно удивляются, потому что открывают какие-то новые возможности своего тела.
– Я вот смотрю, многие ребята и на шпагат садятся, и ногу за голову закидывают, как мне и не снилось...
– Это не самое главное. Люди, которые ко мне приходят, всегда получают удовольствие от процесса. Иначе прогресса не будет. Мне не нужно, чтобы все делали сальто, шпагат и стояли в каких-то сложных мостиках. Тут важен контроль над своим телом. Можно в любом весе и при любой пластичности себя очень неплохо развить. И моя основная цель – научить ребят думать и сделать свое тело подвластным разуму.
– Можно сказать, что тренинг не только про физику, но и про психологию?
– Верно. Ведь мы развиваем не только физическую гибкость, но и психологическую. Учимся доверять партнеру. На этих занятиях ты через физику понимаешь, что тебя кто-то может поддержать, ты кого-то можешь поддержать, и вы уравновешиваете друг друга. Плюс ты начинаешь чувствовать и понимать партнера, даже не видя его лица: по походке, движению тела.
– Как вы сами пришли в пластику?
– У меня было серьезное заболевание почек, из-за которого я до восьмого класса находился на домашнем обучении. Не было контакта с ровесниками. А потом в институте меня подвигла на это педагог по спортивному танцу. Я вдруг понял, что мне это нужно и интересно. Мной руководило желание разобраться в движенческих нюансах, для того чтобы полнее понять суть актерского мастерства, режиссуры в движении, но прежде всего – себя.
– И вы занялись танцем?
– Пластика – это не танец, хотя многие связывают нас воедино. Скорее я преподаю актерское мастерство в движении. Я учился на актерско-режиссерском курсе в Барнауле, последние девять лет живу в Москве, окончил аспирантуру ГИТИСа, теперь преподаю там, в театральном колледже, еще в двух коммерческих институтах и чуть-чуть играю в театре “Модерн”, поэтому выходных у меня практически не бывает.
– У вас не так много времени и в Норильске. Город удалось посмотреть?
– К сожалению, из-за плотного графика пока не удалось. И даже нет возможности сходить в норильский театр, хотя очень хочется. Так как там работает мой бывший студент Женя Нестеров, окончивший Барнаульскую академию. Мы с ним созвонились сегодня, и у него тоже большая загруженность из-за подготовки к новогодним спектаклям, поэтому перенесли встречу на январь, когда я снова должен буду прилететь в Норильск.
– Что вы успеваете дать участникам “Живой классики”?
– На первом занятии я провожу с ребятами тренинг на координацию, дальше идет распределение в пространстве и работа с темпом, смена скоростей, замедление, торможение, управление инерцией и собственно парные балансы – это работа с партнером. На втором занятии я даю те же упражнения, но в более сложных вариациях, плюс немного фантазируем на основе простых парных балансов.
– Как вам норильские ребята?
– На периферии люди более открытые: в Норильске, Барнауле, Новосибирске. Может быть, потому, что они меньше избалованы разного рода тренингами и мастер-классами. В Москве, к сожалению, очень много цинизма и у взрослых, и у детей. Там много возможностей, что рождает потребительское отношение ко всему: я тебе заплатил – отрабатывай. Из тех норильских ребят, что пришли ко мне, большинство не занимаются актерским мастерством или танцем, но им интересно то, что я даю, и они включаются. И хотя некоторые задания достаточно сложные, они работают на пределе своих возможностей.
– А что касается в целом пластичности русского человека, говорят, мы более зажатые, нежели европейцы?
– Есть такое. Я думаю, это связано с какими-то глубинными моментами нашей психологии. Мы в целом чуть замороченнее, чуть зажатее, нам нужно долго в чем-то копаться. И даже когда я в ГИТИСе работал с иностранными студентами, то отмечал, что у них меньше порог стеснительности, оценочности. Они быстрее включаются в работу. Нашим же нужно найти какой-то контакт, понять, что за человек этот преподаватель, можно ли ему доверять. У кого-то на это уходит до двух месяцев. Нам очень важен человек.
– К сожалению, не все желающие смогли посетить ваши занятия. Может быть, есть какие-то приемы, которые позволяют самостоятельно стать более расслабленным, более внимательным к себе и своему телу?
– Если ты чувствуешь и понимаешь себя, если ты открыт близким людям, то тебе не нужны какие-то особенные упражнения. Поэтому мое домашнее задание – улыбаться себе, людям, которых ты встречаешь каждый день, и обниматься при встречах. Это дает раскрепощение, положительные эмоции. Есть даже теория пятнадцати объятий, которые нам необходимы в день. И конечно, меньше сидеть в телефонах, больше гулять, несмотря на полярную ночь и морозы, и общаться друг с другом.
 
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
Теперь я точно знаю, сколько мышц в моем теле…Доверять незнакомому человеку – этому можно научиться… Актерское мастерство нужно в любой профессии… Участники мастер-класса Руслана Насибулина поделились с “Заполярным вестником” впечатлениями о занятиях и педагоге ГИТИСа.
Анастасия, 10-й класс, норильская школа №9:
– Ощущения от мастер-класса? Отличные. Только мышцы болят. Хоть я и занимаюсь легкой атлетикой много лет, но о существовании некоторых из них узнала только сейчас. Нагрузки недетские, но хочется еще. Потому что это не только работа рук, ног, спины, но и головы. Через эти упражнения мы учимся доверять партнеру, взаимодействовать с другим человеком. Хотя друг друга не знаем, видим первый раз.
Павел, 10-й класс, норильская школа №9:
– Мне здесь очень нравится. Прям очень! Интересно, весело, полезно. Хотя я в школе часто морожу – выступаю в роли Деда Мороза, о том, чтобы связать свою жизнь с профессией актера, не думал. Теперь серьезно рассматриваю такой вариант.  
Екатерина, 9-й класс, норильская школа №3:
– Я хочу заниматься журналистикой, и этот мастер-класс как нельзя кстати. Ведь основы актерского мастерства пригодятся мне в будущей профессии. Работать с людьми, общаться, открываться и открывать – это сложно, но, как оказалось, реально. Спасибо Руслану за этот урок и проекту “Живая классика” за такую возможность.
0

Читайте также в этом номере:

Опыт ваш незаменим (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Высшая школа (Валентин ПЕТРОВ)
Год экологии продолжится (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Диплом с “зеленым” отличием (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Конкурентоспособны? Очень (Татьяна РЫЧКОВА)
Информационная этика (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Поймай посадку (Татьяна РЫЧКОВА)
Дотянуться до нуля (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
“Классика” на высоте (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Мы изменим этот мир (Татьяна РЫЧКОВА)
Россия – это Север (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Как выглядит добро (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Есть куда танцевать дальше (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Победа на одном дыхании (Ольга ЛИТВИНЕНКО, Наталия НИКОЛАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск