Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:15 В 40 километрах от Диксона расположится морской терминал «Порт бухта Север»
14:55 В Норильске появились специальные урны
14:45 В Норильске появятся еще один отель и торгово-развлекательный комплекс
13:05 Дети сотрудников Енисейского пароходства отправились на отдых в Анапу В анапской «Вите» они будут отдыхать и оздоравлива
12:05 Купить билет на рейс NordStar теперь можно, позвонив по телефону
Все новости
Генофонд
НОРИЛЬСК В ИСТОРИИ. ИСТОРИЯ В НОРИЛЬСКЕ
22 октября 2015 года, 16:21
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Геном человека – это совокупность наследственного материала, заключенного в клетке. Проектом с одноименным названием руководил бывший норильлаговский доктор. Сегодня результаты его исследований активно используются в биомедицине по всему миру. Подводя жизненный итог, этот ученый сформулировал еще и формулу счастья. По его словам, это созидание чего-то положительного и реального, полезного для родины, общества и человека.
За отсутствием состава преступления
22 октября 1954 года, перед закрытием навигации на Енисее, будущий член нескольких академий, добившийся запуска в СССР программы “Геном человека”, Александр Баев с женой и двумя детьми покинул место ссылки в глухой таежной деревушке Ярцевского района Красноярского края. К этому времени прошло 17 лет,
5 месяцев и 26 дней с момента ареста тогда еще старшего научного сотрудника и ученого секретаря института биохимии Академии наук СССР. Накануне заведующий Нижне-Шадринской больницей ссыльнопоселенец Баев получил из Главной военной прокуратуры извещение, в котором сообщалось, что “за отсутствием состава преступления” его дело прекращено и он освобождается от бессрочной ссылки. Был отменен и приговор 1937 года, по которому Александр Баев отбыл наказание в Соловецком и Норильском лагерях. В Норильске будущий академик первые два месяца рыл котлованы, но все оставшееся время заключения использовался по специальности, кочуя из одной лагерной амбулаторию в другую, пока осенью 1940-го не получил назначение в больницу для вольнонаемных.  Заведовал ею бывший однокурсник по медицинскому факультету Казанского университета (и тоже “враг народа”) Владимир Родионов. В этой больнице Баев вел не только терапевтических больных, но и инфекционных, а также детей, заведовал рентгенкабинетом, молочной кухней и биохимической лабораторией, им же организованной. Перейдя в категорию расконвоированных зеков, Баев и жил при больнице, в маленьком чуланчике. Известно, что хорошо рисующий доктор расписал стены детских палат сюжетами из русских народных сказок. Недавно выяснилось, что во время войны Баев принимал участие  как анестезиолог и ассистент хирурга в оказании помощи раненым после нападения линкора “Адмирал Шеер” на Диксон вместе с Родионовым, начальником САНО Сергеем Смирновым и операционной сестрой. За два августовских дня 1942-го бригада медиков провела более 30 операций.
Из Норильска Баев (уже с семьей)  уехал в 1947-м и до повторного ареста в 1949-м занимался биохимией растений в Сыктывкарском отделении Академии наук СССР.  Надо сказать, что кандидатскую диссертацию, написанную еще в 1936-м, Баев  защитил в Институте физиологии им. Павлова, выехав ненадолго из Норильска в Ленинград, куда его мечтал перевести учитель и друг академик Владимир Энгельгардт.
В Институт радиационной и физико-химической биологии АН СССР  (впоследствии молекулярной биологии) Александр Баев перешел в 1959-м, сразу после его организации Энгельгардтом, и приступил к расшифровке первичной структуры транспортных нуклеиновых кислот, перейдя вскоре от РНК к ДНК. Академик Баев был первым в нашей стране ученым, поверившим в перспективность генной инженерии и возглавившим исследования в этой области.
Лауреат Государственной премии СССР (1969), академик АН СССР (1970), Герой Социалистического Труда (1981), академик РАСХН (1985), академик РАН (1991), почетный член 7 иностранных академий, автор 900 научных трудов и 22 авторских свидетельств скончался в 90 лет.  В конце жизни он признавался, что у него нет обиды на то, что с ним случилось и стоило 17 лет самой активной и деятельной жизни, но есть сожаление о не сделанном для науки.
 
Ошибался редко
23 октября 1996 года за значительный вклад в решение задач по развитию Норильского комбината, социальному развитию города и Норильского промышленного района, активную общественную деятельность звание почетного гражданина города Норильска присвоено начальнику научно-технического управления Владимиру Волкову.
Его преемник и “заочный ученик” (пришел в НТУ после отъезда Волкова)  Михаил Нафталь в интервью “ЗВ” говорил, что вклад Волкова в  развитие Норильского комбината невозможно переоценить: “В частности, он много лет последовательно и целенаправленно занимался совершенствованием технологии  обогащения на ТОФ, в результате чего повысилась рентабельность производства  металлов. Во многом благодаря этой технологии комбинату в конце 90-х удалось быстро выйти из экономического кризиса. Он был предельно осторожен и осмотрителен, но не медлил с принятием решений, часто рисковал, но редко ошибался”.
Самый созидательный гений в истории службы и комбината, по определению тех же бывших коллег, в своей работе ориентировался на Бориса Ивановича Колесникова. Он так же, как директор комбината, сделал себя сам, приехав в лагерный поселок, чтобы учиться в местном горно-металлургическом техникуме, где читали лекции Урванцев и Федоровский.
Уже в двадцать Волков стал начальником отделения хлорно-кобальтового завода, на котором подрабатывал еще студентом. В тридцать – возглавил отдел автоматизации в должности заместителя главного инженера комбината и два десятилетия (до своего отъезда из Норильска в 1996-м) руководил научно-техническим управлением НГМК.
“Кладезь ума и неординарный человек”  по субботам вместе со специалистами управления, ползая на коленках, чертил схемы на листах ватмана: компьютеров еще не было.
Волков собрал в образованном в 1979 году (из технического, горного и отдела технической информации) НТУ команду профессионалов, в деталях владеющих всем многообразием вопросов по Норильскому промышленному району. Именно тогда была создана и запущена практически совершенная система инновационного сопровождения производства и механизм технического совершенствования. По словам предпоследнего руководителя НТУ Игоря Бойко, одной из базовых заслуг его бывшего начальника  было то, что в период стагнации, когда на комбинате снизился объем выпуска продукции, инженерная мысль, напротив, не дремала. И все, что было сформулировано при Волкове в качестве основных направлений развития, впоследствии реализовалось.
 
“От людей, от норильчан!”
26 октября 1990 года за большие заслуги в развитии советской многонациональной литературы 68-летнему  Давиду Кугультинову присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Будущий поэт родился в семье сельского учителя. Писать стихи начал очень рано. В 12 лет за опус под названием “Успешно проведем отелочную кампанию”,  опубликованный в совхозной газете, получил свою первую премию: отрез на рубаху и второй том “Капитала”. (Можно предположить, что первого в совхозе просто не было). Первый сборник стихов вышел перед войной, в 1940-м, а вскоре по рекомендации Александра Фадеева 18-летнего юношу приняли в Союз писателей СССР.
Два года Кугультинов проучился на историческом факультете Элистинского педагогического института и ушел на фронт в дивизионную газету. В 1944-м его вместе с другими офицерами-калмыками демобилизовали “за принадлежность к калмыцкой национальности”, а через два года  арестовали и отправили в Норильлаг. Известно, что вновь прибывшего заключенного определили работать пачуковщиком в хлорно-кобальтовый цех, где тот получил сильное отравление. Поэта спасли лагерные врачи.
– Я должен был умереть. По всем законам должен был. И совершенно случайно познакомился с доктором, таким же заключенным, как я, – Антоном Иосифовичем Янулявичусом. Бог ли, судьба ли послали мне этого интеллигента и умницу? Он добился, чтобы меня перевели в лагерную больницу, где я помогал чем мог.
В 1951-м Кугультинов освободился, и в 42 года окончил Литературный институт имени Горького. В сентябре 1956-го после ХХ съезда поэта реабилитировали. Все последующие годы он занимался активной литературной и общественной деятельностью. В 1977-м Давид Никитич был гостем Норильска вместе с коллегами по “цеху”: Кайсыном Кулиевым, Иваном Драчом и Михаилом Дудиным. О норильлаговском прошлом участник поэтического десанта тогда не распространялся, и только в 90-е в его стихах появилась тема лагеря, репрессий.
Поэт, философ, мыслитель, оратор на вопрос, откуда у него такие знания, отвечал: “Из книг… Но более – от людей, от норильчан!”
Давида Кугультинова не стало 17 июня 2006-го на 85-м году жизни.
Давид Кугультинов на Ламе. Фото Георгия Старицкого
Владимир Волков слыл в НТУ кладезем ума
0

Читайте также в этом номере:

В перспективе – миллионы (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Воздуха будет достаточно (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Будет и тепло, и светло (Екатерина БАРКОВА)
Ликвидация безгрантности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Игра света (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Первые в области (Елена СЕВЕРНАЯ)
От мечты к карьере (Екатерина БАРКОВА)
Сколько вешать в тоннах (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
На высоте (Марина БУШУЕВА)
Юбилейный матч (Анна ФИНН)
В каждую школу (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Зеленый щит (Евгения СИДОРУК, главный специалист городского архива)
Все предопределено (Александр БАЕВ, ученый с мировым именем, биохимик, молекулярный биолог:)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск