Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Зеленый щит
НОРИЛЬСК В ИСТОРИИ. ИСТОРИЯ В НОРИЛЬСКЕ
22 октября 2015 года, 16:17
Текст: Евгения СИДОРУК, главный специалист городского архива
Промышленное освоение Таймыра принесло загрязнение атмосферы и изменение окружающего ландшафта. Сейчас для решения экологических вопросов есть все необходимое: средства, технологии, инновационные идеи. Но даже в советское время руководство и комбината, и города пыталось решить эту проблему и сделать городскую среду более комфортной и безопасной. Насколько им это удавалось, свидетельствуют архивные документы.
Одно из первых решений горисполкома – 1954 года “Об утверждении комиссий по проверке загрязнения спускаемой воды в водоемы, прилегающие к городу”. Специальная комиссия должна была проверить степень загрязнения воды, состояние очистных сооружений, а также установить количество воды, забираемой из водоемов для промышленных и бытовых нужд комбината. В случае необходимости комиссия могла привлекать к своей работе городскую санитарную службу, поскольку качество питьевой воды в городе оставляло желать лучшего, и пить ее можно было только после кипячения.  На эту работу отводился месяц.
Заповедная тундра
В 1955 году леса вокруг Норильска были объявлены городским зеленым фондом, и на управление коммунального хозяйства была возложена обязанность по их сохранению и созданию новых лесных посадок.
Но еще в мае 1954 года было принято решение “О сохранении зеленых насаждений в городе и его окрестностях”. Документ запрещал организациям и частным лицам рубить деревья и кустарники в окрестностях города в радиусе 10 км. В летнее время – разжигать костры.
“Категорически запрещается порча и уничтожение лесосечных или опознавательных столбов и указателей, предупредительных знаков, изгородей, беседок, урн и другого инвентаря в парках и скверах.
Запрещается вытаптывание естественной и газонной зелени, срывание цветов на клумбах, слом веток, а также повреждение одернованных поверхностей и квартальных озеленений.
Запрещается въезд на территории парков и скверов на велосипедах, мотоциклах, автомашинах и лошадях, катание на лыжах, салазках и тому подобное” – гласило постановление. Таким образом исполком горсовета призывал население города оберегать естественные леса и насаждения в парках и скверах города. Нарушителей штрафовали до 100 рублей или наказывали исправительно-трудовыми работами на срок до одного месяца. Между прочим, по тем временам довольно суровое наказание, которое строго исполнялось. А директоров школ, в свою очередь, обязали провести с учащейся молодежью разъяснительную работу по охране древесных насаждений.  
Была образована охранная зона от Норильска до поселка Валек, в радиусе трех метров по берегам реки Норильской, вдоль линии железнодорожного полотна до станции Кайеркан и в районе аэропорта Надежда. Здесь запрещалась вырубка леса и заготовка валежника, повреждение растущих деревьев, заготовка веников, метел, нельзя было косить и жечь траву. Не разрешалось устраивать огороды и пасти скот, возводить какие-либо постройки и разводить костры. Отдельным пунктом шел запрет на добычу березового сока!
Одернение и озеленение
В 1960 году городские власти вновь обратились к проблеме сохранения леса в окрестностях Норильска. В начале декабря, в преддверии новогодних праздников, решением исполкома запрещен был сруб хвойных деревьев, а именно елок и пихты. За нарушение предусматривался штраф или исправительные работы в течение месяца. Контролировали незаконную вырубку зеленых красавиц милиция и народные дружины. Запрещена была и их продажа, из чего следует, что норильчане в те годы предпочитали именно живые елочки. Интересно, что в черновом варианте решения есть не вошедший в него впоследствии пункт “обязать управление торговли обеспечить завоз искусственных елок, установку естественных елок разрешить в общественных местах только  по особому решению”.
В документах встречаются и решения, касающиеся культурного озеленения. В июле 1958 года Норильскому комбинату была выделена территория площадью 1125 гектаров под загородный парк. Границы парка проходили в районе профилактория “Валек” до берега реки Норильской. Неподалеку был отведен заповедный участок площадью почти в две тысячи гектаров под опытное хозяйство Института сельского хозяйства Крайнего Севера, причем зеленые насаждения на этой территории надлежало сохранить в первозданном виде.
Спустя два месяца в городе появился растениеводческий питомник, который находился в ведении жилищно-коммунального управления. Озеленялись территории при въезде в город, а также на газонах и во дворах. Предприятиям и организациям, домоуправлениям на своих территориях надлежало делать  это самостоятельно, для чего  в помощь им закреплялись представители Института сельского хозяйства Крайнего Севера, среди которых были научные работники – кандидаты наук и аспиранты.
В шестидесятые в Норильске началось бурное строительство. Город  стремительно рос, но сохранить уже имеющиеся зеленые зоны было необходимо. И не просто сохранить, но и увеличивать площадь озеленения вновь отстроенных кварталов. Поэтому в июне 1961 года решением №162 горисполкома был утвержден план работ по озеленению города.
Интересно содержание решения от 15 сентября 1961 года:
“Поручить провести одернение:
а) управлению железной дороги – откоса железнодорожного полотна от Октябрьской площади до поселка Зуб-гора в 1962 году;
б) конторе Министерства связи и телестудии – откоса у телецентра”.
Сейчас откос у телецентра, увы, представляет собой заброшенный неприглядный каменистый склон. В 1960-е помимо своих производственных территорий подразделения комбината (и не только) шефствовали над городскими скверами, которых было немало. Так, Большая обогатительная фабрика благоустраивала зеленые зоны на Ленинском проспекте, горисполком опекал сквер на улице Севастопольской, медный завод – газоны на улице Завенягина (какой там был замечательных лес!), ЦАТК – сквер у плавательного бассейна. Во дворах школ были свои скверы, о которых заботились школьники.
Из решения №250 от 15 сентября 1961 года:
“Обязать гороно добиться от каждого школьника:
а) активного участия в увеличении площади и сбережении зеленых насаждений;
б) в течение лета 1962 года собрать не менее 0,5 кг семян многолетних трав”.
К сожалению, из этих сквериков сохранились единицы, в том числе сквер возле музея (тогда – кинотеатра имени В.И. Ленина) и сквер во дворе ТЭЦ.
Из решения №250 от 1962 года: “Поручить воинским частям разбить территорию лесопарков в районе озера Оль-Гуль и станции Далдыкан в соответствии с планами, выданными главным архитектором города.
Обратиться ко всем общественным организациям, принять все меры к увеличению зеленой площади в городе, привлечь к проведению работ по озеленению города каждого взрослого жителя.
Просить директора комбината, депутата Дроздова, для выполнения планов благоустройства города увеличить ассигнования на озеленение на 1962–1963 гг.
…Ходатайствовать перед Министерством коммунального хозяйства РСФСР о выделении городу Норильску во втором квартале 1962 года 18 тонн минеральных удобрений и озеленительной техники: чехословацкого садово-огородного трактора “Моторобот” с полным набором прицепных орудий.
Ходатайствовать перед Советом Министров РСФСР об организации заповедной зоны в районе города Норильска на участках в районе Ергалах и реки Валек”.  
Долгое – объект строго режима
Беспокоило власти и состояние городских водоемов, в том числе главного – озера Долгого. В 1955 году на берегу озера, являющегося источником питьевого и производственного водоснабжения города, находились индивидуальные дома, построенные без разрешения. Канализации они не имели, впрочем, как и легальные жилые дома по улице Октябрьской, наружные уборные находились прямо на склонах озера даже  без выгребных ям.  Берег озера был усеян мусоросборниками и помойными ямами, строительство очистных сооружений было не закончено. Было решено очистить побережье от мусора, дезинфицировать охранную зону, построить мусоросборники, оградить зону строгого охранного режима и установить в теплое время года ее патрулирование нарядами милиции. С разъяснительной работой по охране озера к  населению обращались через газету и радио.
21 июля 1960 года решением №235 было организовано Норильское отделение Всесоюзного общества охраны природы. Как говорится в сохранившемся постановлении, “для охраны природы окрестностей Норильска (сохранение зеленого пояса, охрана птиц и полезных животных, охрана рыбных богатств, борьба с загрязнением вод и задымленностью воздуха) и охраны зеленых насаждений в городе”. Спустя четыре года отделение общества было организовано в Талнахе для разъяснительной работы с жителями поселка в области охраны местной природы: недопустимости вырубки леса, разведения костров, организации свалок в зеленой зоне.
Надо сказать, что в бытность Норильска поселком ответственность за охрану близлежащих водоемов и лесотундры вокруг брал на себя комбинат, а после присвоения Норильску статуса города выделял ассигнования, оказывал шефскую помощь. В решении исполкома  от 30 июля 1954 года “О мерах борьбы с браконьерством, уничтожающим рыбные запасы Норило-Пясинского бассейна” на Норильский комбинат возлагалась охрана рыбопромысловых водоемов, а именно: рек Пясины, Ламы, Рыбной, Валька, Глубокой, Талой и норильских озер Пясино, Лама, Мелкого, Глубокого, Собачьего, Круглого, Хета. Здесь было запрещено ловить рыбу снастями и неводами всем организациям и частным лицам. В то же время лов рыбы на удочку и ручную сетку для личных нужд граждан был разрешен. Отделению “Норильскснаба” на Вальке надлежало провести расчистку тоней и застолбить запретные участки. Руководство комбината просили о выделении быстроходного катера и установке пунктов вооруженной охраны.
В 1960-е годы к охране рыбных запасов привлекались силы общественных инспекторов, список которых представлял Норильский рыбозавод и Общество рыбаков и охотников. Решением №205 от 10 августа 1962 года был запрещен любительский лов рыбы на норильских озерах, части реки Талой и Пясины, на реках Ламе, Глубокой, Муксуне на всем их протяжении. Порыбачить теперь можно было на Норилке, от острова Пьяного до впадения ее в озеро Пясино.  Еще можно было половить рыбку на реке Талой, от 3-го переката до впадения ее в речку Норильскую, на реке Валек, а также в мелких тундровых озерах.
Это были первые попытки решить экологические проблемы…
Сквер у стадиона “Заполярник”. 60-е годы
В 70-е годы по озеру Долгому ходили под парусом
0

Читайте также в этом номере:

В перспективе – миллионы (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Воздуха будет достаточно (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Будет и тепло, и светло (Екатерина БАРКОВА)
Ликвидация безгрантности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Игра света (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Первые в области (Елена СЕВЕРНАЯ)
От мечты к карьере (Екатерина БАРКОВА)
Сколько вешать в тоннах (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
На высоте (Марина БУШУЕВА)
Юбилейный матч (Анна ФИНН)
В каждую школу (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Генофонд (Валентина ВАЧАЕВА)
Все предопределено (Александр БАЕВ, ученый с мировым именем, биохимик, молекулярный биолог:)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск