Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
12:05 В Норильской драме подвели итоги столичных гастролей
09:00 Городских птиц в Норильске становится больше
15:45 В «Норникеле» обсудили новые требования в области промбезопасности
15:05 В «Норильскникельремонте» определили лучшего газорезчика
14:50 Будущие руководители Заполярного филиала «Норникеля» сошлись на интеллектуальном ринге
Все новости
Разная история Умки
ЧИТАЕМ СЕВЕР
22 февраля 2018 года, 14:21
27 февраля Норильск отметит Международный день полярного медведя. Недавно в рамках всероссийского межмузейного проекта компании “Норникель” “Освоение Севера. Тысяча лет успеха” в арт-пространстве “Обогатительная фабрика” была представлена “Мишкина книжка”, изданная Государственным музеем истории Санкт-Петербурга и переданная в дар норильской Публичной библиотеке. Одним из персонажей книжки был славный медвежонок Умка. Но сегодня рассказ не только о нем.
Умка... Думаю, что не ошибусь, наш дорогой читатель, если осмелюсь утверждать, что практически каждый из миллионов взрослых россиян, да и жителей бывшего Советского Союза, кто услышит это слово, скажет, о ком идет речь. Не о чем, а именно – о ком! Конечно, о милом, трогательном медвежонке по имени Умка, герое одноименного мультфильма, который вышел на экраны Советского Союза в далеком 1969 году, а в 1970-м имел продолжение – “Умка ищет друга”.
Придумал мультяшного Умку Юрий Яковлев, советский писатель и сценарист, автор десятков книг для детей, подростков и юношества. Издательство “Детская литература” в 1969 году выпустило его сказку “Умка”, а потом появился мультфильм с продолжением. Колыбельную медведицы (“…спят твои соседи – белые медведи, спи скорей и ты, малыш…”) тоже написал Яковлев.
Но был в советской литературе и другой Умка, судьба которого не столь безоблачна и не столь широко известна. Того “Умку…”, пьесу Ильи Сельвинского “Умка – Белый Медведь”, в 1937 году, можно сказать, репрессировали.
Итак, по порядку. Начнем с мультфильмов (увы, не так часто, как хотелось бы, балует нас шедеврами “Союзмультфильма” современное телевидение). Белый медвежонок по имени Умка случайно знакомится с мальчиком-ненцем, и между ними завязывается дружба. Но ненцы – народ кочевой, и люди уходят из тех мест, где живет Умка. Печаль медвежонка так сильна, что он решает найти своего друга. Во второй части мультфильма Умка втайне от мамы-медведицы приходит на находящуюся неподалеку полярную станцию и даже ухитряется пробраться в вертолет, чтобы продолжить поиски своего друга!
Художникам-мультипликаторам во главе с заслуженным деятелем искусств РСФСР Владимиром Пекарем удалось создать такой трогательный образ Умки, что детские сердца – вы помните – таяли мгновенно, да и, наверное, редкий взрослый не умилялся, глядя на этого доброго, забавного медвежонка.
В моей жизни был глубоко личный случай, связанный с мультяшным Умкой. И я не могу удержаться – не могу вам об этом не рассказать. Моему сыну Виталику было тогда уже лет двенадцать-тринадцать. За какой-то надобностью пошли мы в комиссионный магазин, и в ящике, где горой навалены игрушки – машинки, роботы-трансформеры, модели самолетов и танков,  – видим как-то сиротливо приткнувшегося сбоку белого медвежонка Умку, мягкую игрушку. “Мама, давай заберем его к себе, посмотри, какой он грустный!” – это мой сын-подросток говорит! Какие танки, какие самолетики, какие машинки – Умка грустит, и его надо обогреть! Вот такой урок сердечности преподнес мне сын. И с тех пор уже 15 лет, как Умка – член нашей семьи.
А “родитель” его Юрий Яковлевич Яковлев (Ховкин) родился в Ленинграде в 1922 году. Воевал на фронтах Великой Отечественной, был ранен. В тридцатилетнем возрасте окончил Литературный институт им. М. Горького. Много публиковался в газетах и журналах, тогда и взял псевдоним Яковлев. В кино пришел в 1961-м, и уже год спустя по его одноименному рассказу и сценарию сняли короткометражный фильм “Мальчик с коньками”. Автор сценариев десятков игровых и анимационных фильмов – в 1985 году Юрий Яковлев получил Государственную премию СССР за сценарий картины “Семеро солдатиков”.
…Корреспондентская стезя – это дороги. Их на долю Юрия Яковлева в 1950-годы выпало немало. Вот как он пишет об этом в автобиографии: “Сотрудничал в газетах и журналах и ездил по стране. Был на строительстве Волго-Донского канала и Сталинградской ГЭС, в колхозах Винницкой области и у нефтяников Баку, стоял ночную смену в цехах Уралмаша и пробирался плавнями Дуная с рыбаками, возвращался к руинам Брестской крепости и изучал жизнь учителей Рязанской области, встречал в море флотилию “Слава” и бывал на погранзаставах Белоруссии”.
Однако с Севером, Арктикой как таковой, творческая судьба Юрия Яковлева практически не связана. По большому счету единственной связующей ниточкой был и остается Умка, сказочный персонаж.
А вот автор “репрессированного” Умки с Севером был связан напрямую. Илья Сельвинский, поэт, прозаик, драматург, уроженец Крыма, – участник экспедиции на “Челюскине”. Этот ярчайший эпизод своей жизни Илья Львович в автобиографии отмечает конспективно: “В 1933 году специальным корреспондентом “Правды” плавал с арктической экспедицией
О.Ю. Шмидта на ледоколе “Челюскин”. Когда ледокол замерз у острова Дженрэтлен (не остров – мыс на северо-восточном побережье Чукотского моря. – Авт.), я с отрядом челюскинцев и группой чукчей был направлен в разведку на мыс Сердце-Камень. Путь этот по льдам Ледовитого океана мы прошли на собаках за два дня”.
Непосредственно в дрейфе и зимовке челюскинцев Сельвинский уже не участвовал, но на борту ледокола успел закончить свою пьесу “Умка – Белый Медведь” – существует машинописный экземпляр текста с надписью рукой автора: “Л/к “Челюскин”, Ледовитый океан, 1933, Илья Сельв[...]” – о быте и нравах жителей Советской Чукотки.
Однако замысел пьесы, судя по всему, вынашивался задолго до этого: “В 1932 году в качестве особо уполномоченного “Союзпушнины” поехал на Камчатку, где вместе с ламутами охотился на медведя. Здесь получил звание “Друг ламутского народа”, которым очень дорожу”, – так вспоминает в автобиографии свой дочелюскинский северный опыт Илья Сельвинский. Ламуты – одно из тунгусских кочевых племен. Встретить их можно было в Якутии на всем пространстве между pеками Индигиркой и Колымой, но “главнейший их юрт” располагался по правому берегу реки Большой Анюй, далее распространяясь к югу от Анюя до северных берегов Охотского моря.
Прочтите вслух, неспешно, посмакуйте, дорогой читатель, строчки из вступления к пьесе “Умка – Белый Медведь”, и вы в самой мелодике стиха не только почувствуете широту Севера, но и ощутите колючий посвист вьюги:
Вот тут-то, в дымных дырищах, похожих на шарабан,
Покрытых кожами моржей, гулкими, как барабан,
В округлых ярангах, лишенных окон и дверь которым чужда,
Обитает народ – наивный, как миф, и опытный, как нужда...
Главный герой – зверобой Умка (от чукотского “умкы” – “самец белого медведя”). В пьесе показаны быт и нравы одного из малых народов многонациональной страны Советов. И показаны так мастерски, что критика начала 1930-х оценила пьесу как одно из “крупнейших явлений советской поэзии последних лет”.
Поставленная вскоре в театрах Москвы и Ленинграда, пьеса шла с неизменным успехом. Особенно в московском Театре Революции (ныне – Московский академический театр им. Вл. Маяковского). Падчерица драматурга Цецилия Воскресенская-Сельвинская, актриса, режиссер-педагог, вспоминала: “Публика восторгалась: как хороша литературная основа, как убедителен и изобретателен в обрисовке образов Сельвинский! Умку играл Дмитрий Орлов – и играл гениально. Читал он сказку – и у него вдруг загорался детский глаз, как зажегся бы у малыша-чукчи. Его не отпускали со сцены. Гремели овации. Приходилось бисировать – это в спектакле-то! Да и всех актеров не отпускали, причем подолгу. “Умку” специально показывали иностранцам. Портреты Орлова стали появляться на обложках самых разных журналов мира. Люди тут и там сыпали цитатами из пьесы. Надо ли объяснять, какой это был успех! И вдруг через год… не оставляют от “Умки…” камня на камне”.
После смерти Ильи Сельвинского Цецилия Александровна стала членом Комиссии по его литературному наследию, написала воспоминания о своем отчиме, стала составителем нескольких поэтических сборников Ильи Львовича и вместе с дочерью поэта Татьяной Сельвинской инициировала создание Дома-музея Ильи Сельвинского в Симферополе. Поэтому вряд ли мы можем не доверять ее страстному описанию успеха спектакля в Театре Революции.
Так что же случилось? Одной из коллизий пьесы была показанная Сельвинским так называемая традиция чукчей, которая, по мнению автора, существовала в реальности: когда “дорогому” гостю на ночь хозяин “дарил” свою жену. О том, каким образом коллизия разрешилась, вы, дорогой читатель, узнаете, если пьесу прочтете. Ищите в библиотеках: И. Сельвинский. Собрание сочинений в шести томах. Т. 1–6. – М.: ГИХЛ (Художественная литература), 1971–1974. А я, завершая свой рассказ, поведаю, как драма в стихах “Умка – Белый Медведь” была “репрессирована”.
18 апреля 1937 года газета “Правда” опубликовала обращение, которое вы должны прочитать без сокращений, вот оно: “Товарищ редактор! Только в этом году группа чукчей, собравшись в Москве, посмотрела в Театре Революции спектакль “Умка – Белый Медведь”. Пьесу в стихах
И. Сельвинского. Вместо огромной радости, которая должна была охватить нас при просмотре этого спектакля – ведь в пьесе речь идет о жизни нашего народа, живущего в самой отдаленной части великой Советской страны, – мы были огорчены и возмущены... Весь спектакль дает неправильное понятие о быте и нравах населения Советской Чукотки... Умка приказывает своей жене ложиться с гостем, а гость – партработник Кавалеридзе – принимает это угощение. Затем, когда Умка приезжает в гости к партработнику, он, в свою очередь, требует, чтобы жена Кавалеридзе спала с ним. Давным-давно, во время дикой эксплуатации Чукотки американскими и русскими купцами, чукчей принуждали отдавать своих жен и дочерей “гостю”, но с началом советской власти ни один чукча уже не придерживается этого дикого и оскорбительного обычая… Таких возмутительных клеветнических мест в пьесе немало. Эта пьеса идет в Театре Революции уже давно. Следовательно, давно уже театр показывает вымысел о Советской Чукотке и клевещет на наш народ. Пора прекратить это безобразие и снять эту пьесу с репертуара. Зампредседателя Камчатского облисполкома Тевлянто, художник Вуквоол, колхозник-моторист Гиаю”.
И уже 21 апреля 1937 года на весь Советский Союз прогремело Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) “О пьесе И. Сельвинского “Умка – Белый Медведь”: “… 1.  Снять с репертуара пьесу И. Сельвинского “Умка – Белый Медведь”, поставленную московским Театром Революции, как антихудожественную и политически недостойную советского театра.
2.  Указать т. Керженцеву на слабость контроля Комитета по делам искусств в отношении репертуара московских театров.
3.  Дать в газетах (в хронике) сообщение о снятии с репертуара пьесы И. Сельвинского “Умка – Белый Медведь”.
Можно только предполагать, что на самом деле стало причиной такого решения. Содержание пьесы, которое сочли бестактным, или причины лежали гораздо глубже: те годы были очень сложными для страны. Не исключено, что история “Умки – Белого Медведя” – это лишь верхушка айсберга, развязка. Впрочем, сегодня все больше открывается доступ к документам, ведущие архивы России оцифровывают и публикуют ранее засекреченные документы, и пытливому читателю есть о чем поразмышлять.
Сегодня у нас действительно практически безграничные возможности для чтения. И где, как не в Норильске, читать Север!  
 
Наталия САВОЩИК:
Редактор “Радио России”, автор и ведущая информационно-публицистических программ.
В Санкт-Петербургской дирекции Всероссийской государственной телерадиокомпании работает с 1993 года.
Член Союза журналистов, номинант высшей журналистской премии Санкт-Петербурга “Золотое перо”, лауреат премии правительства Санкт-Петербурга в области радиожурналистики.
0

Читайте также в этом номере:

В целях обогащения (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Инновации идут под землю (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Бизнес ставит на качество (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Стимул побеждать (Екатерина СТЕПАНОВА)
Красавцы “Хаски” (Мария СОКОЛОВА)
Основа будущих побед (Татьяна РЫЧКОВА)
Отчизны верные сыны (Анна САРАФАНОВА)
Зима в Норильске (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Все пути ведут на Север (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Драма в “Арене” (Варвара СОСНОВСКАЯ)
Ну не сказка ли? (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск