Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
18:05 Торжественный вечер для горняков прошел в Норильске
14:20 400 миллионов тонн руды дали стране норильские горняки
13:55 Дмитрий Свиридов: «Успехи «Норникеля» напрямую влияют на качество жизни в регионе»
13:30 «Норникель» рассказал об экологических перспективах
12:50 В «Норильскникельремонте» назвали имена лучших слесарей
Все новости
Покой и воля
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ “ЗВ”
3 марта 2016 года, 15:12
Текст: Аркадий ВИНИЦКИЙ
Продолжение. Начало в №5 за 11 февраля
 
На полпути – привал. Назывался он Второй ручей. На Первом мы уже въезд в тундру отметили. Но всухомятку. Колбасой и хлебом. Сейчас повеселее. Второй ручей соединяет два небольших проточных озера, и пяток хариусов на сагудай из него вытащить – минутное дело. Уха, сагудай, чай из тундровой воды как бы подводят черту: ну все, мы уже дома.
К востоку от Второго ручья виднелись тригопункт и какие-то строения. Вездеход уже у нас был собственный, спешить с возвратом техники, как в прошлые годы, нам было не нужно, и мы решили проверить, что же мы видели в бинокли там, на горизонте.
Рядом с тригопунктом, на вершине холма, стояла точка из трех балков, соединенных общим входом и тамбуром. И в балках, и вокруг грязь и бардак были немыслимые. Беда всех зимовий, находящихся вблизи дорог. Нам, у которых около домика и окурок нельзя было найти, видеть это вдвойне было неприятно.
В результате геологических процессов
На восток от точки лежало большое озеро – Половинное, как мы определили по карте, а прямо под нами, внизу, начиналась цепь из нескольких озер непривычной для тундры формы – узких, длинных, с крутыми берегами. В некоторых местах из-подо мха торчали большие валуны.
Мы отъехали в сторонку и решили проверить озера, заодно и заночевать. Поставили сети, что оказалось довольно непросто. Озера были к тому же очень глубокие. Протоку между берегом и торчавшим посередине островом мы промерили – больше двадцати метров! Наверняка образовались эти озера в результате каких-то геологических процессов.
Утром проверили. Но хариус под берегом был вполне предсказуем. Дальше участок сети из-за крутизны подводного обрыва вообще был нерабочий, поднимался "веревкой". Потом пошла глубинная часть. Вынули несколько сигов, некрупных, до килограмма, очень странных как формой, так и цветом. Короткие, широкие, с мощной спиной, отдававшей на солнце синим блеском.
А на самой середине сети нас ждал сюрприз. Два здоровенных гольца – один на семь, другой на пять килограммов. Оба уже уснувшие. Большие черные головы, черные с белой окантовкой плавники, цвета бронзы мельчайшая чешуя, оранжевые пятна по бокам, с одной стороны большие, с трехкопеечную монету, с другой – маленькие, с копейку.
Уже дома, открыв все справочники, которые нашел, перелистав Сабанеева, еще какого-то немецкого автора, я понял, что нам попали палии. Правда, по учебникам, они больше двух килограммов не бывают.
Рыбу мы разделали, подсолили. Через два часа попробовали – нежнейшая, как масло. Хоть на хлеб мажь!
Стали размышлять, сопоставлять, вспоминать. И поняли, что находимся в местах, куда в шестидесятых годах руководство ЛЭП-220, где тогда числился Витя Дыхлин, забрасывало его на лето. Фамилию человека, затеявшего этот промысел, знаю, но называть не буду. Витя помер, подтвердить некому. А этот человек, дай бог, может, еще жив, да и дети наверняка живы.
Да, нехорошо это с нынешней точки зрения. А по тем временам – кто его знает. Каждому времени свои песни.
Раз в неделю приходил АН-2 и увозил улов. Через пару лет занятие потеряло смысл – гольца не стало.
Мы наткнулись на остатки гольцового племени. Наверняка они нерестились, но природный баланс был нарушен, хариусы подбирали ту немногочисленную икру, которой нерестились уцелевшие от сетей гольцы. Вот они и не смогли восстановиться.
Больше мы на эту точку не заходили никогда!
За Средней Агапой тоже начинались озера, в которых жили хариус и голец. Но совсем другие. Неглубокие, с пологими, заросшими травой берегами. Наверняка эти озера, как и большинство озер в тундре, оставил ледник. Озера эти всегда были непроточными и находились, как правило, намного выше уровня реки. Так что в половодье они не затоплялись.
Кидая спиннинг на хариуса, порой ловили гольца. Как правило, некрупного, до килограмма, с очень нежным мясом. Отпускать пойманную рыбу в то время занятие было нам неизвестным, и, поймав пару штук, мы обычно на это озеро больше не ходили. Нас не очень интересовали закрытые озера. Рыбачили мы в основном на проточных или соединявшихся с рекой. Один раз попал я на подобное озеро подальше на Север, километров за сто от нашей точки. Так вот в нем хариуса не было! Только голец. Вот там его спиннингом не извести.
Вот он, голец Шренка!
Жизнь шла. Появлялись новые знакомые, горизонты раздвигались и манили дальше. Познакомились мы с летчиком, Юрой Жданом. Был он учеником Миши Рахновца и летал в Хатангском авиапредприятии. После его рассказов нормальный человек уже не мог жить по-прежнему... Нас собралась компания человек восемь, мы скинулись и через кассу авиапредприятия купили вертолетное время. Тогда не сейчас, и, помнится, отпускных хватило мне как раз на оплату моей доли. Сейчас, я думаю, не хватило бы и годовой зарплаты.
Пошел вертолет на северо-восток. Смотришь в иллюминатор и на каждой речке прикидываешь: вот тут голец, нет, вот тут! Прошли тундровые речки. Подлетели к горам Бырранга. Пейзаж абсолютно лунный. Камень и лед. Даже мхов нет. Летим дальше. Вот вертолет делает разворот и садится. Река пошире, после переката – разлив. Ну все, приехали, говорит Юра, кидайте. Чего кидать, куда кидать – тихое место. Мелкое к тому же. Рыба не играет. Но сказано – и кидаем.
И вдруг из непонятной глубины бросается на твою блесну что-то не очень похожее на гольца, а такого красно-оранжевого цвета. Вот он, голец Шренка! Изумительной красоты рыба, и ведет себя она довольно спортивно. То у одного, то у другого начинает визжать тормоз. Но вытягиваем!
Еще одна подсадка. Другой, более привычный, серебристый голец. Но тоже довольно крупный, до восьми килограммов. Юра объясняет, что этот только недавно зашел в реку, а тот, красный, уже добрался до нерестовой ямы. У нас с собой два костюма для подводного плавания, утепленные для полярных условий. Решаем проверить, что за нерестовая яма такая. С берега никакой ямы не видно! Олег, наш товарищ, ныряет. С минуту его нет, потом плывет к берегу. Вылезает: “Да там не яма, а ямища! Все мутное, дна не видать!”
Ночевать полетели на базу вертолетчиков, на берег озера Таймыр. Один из нашей команды, очень интеллигентный человек Леша Акиндинов, захватил с собой соевый соус и японский хрен – васаби. Все подняли его на смех. Особенно я: “Приехал на Таймыр сашими и суши есть”.
Леша скромно отмолчался. Потом выбрал из улова пару серебристых некрупных гольцов, острым ножом вырезал филе, от мяса на ребрах отделил кости, нарезал все это дольками, смешал соевый соус с васаби, обмакнул рыбу, попробовал и сказал: “По-моему, ничего!"
Еще через десять минут от рыбы ничего не осталось, гонец уже волок еще штук пять и все умоляли: “Леша! Ну сделай еще”.
Еще через полчаса, когда соевый соус и васаби кончились, все, в первую очередь я, стали называть Леху плохими словами, упрекая, что к таким поездкам надо готовиться всерьез, а не брать соевый соус и васаби для одного себя.
Подвели первый итог. Чудо состоялось. Хариус все-таки попался. Такую рыбу мы и не чаяли увидеть. Юра рассказал, что в Хатангском заливе попадает на спиннинг арктический голец, гораздо крупнее того, что мы ловили. Но в речки почему-то не заходит.
На наше сомнение в размерах Юра подмигнул механику, и он принес из ледника гольца обычного серебристого окраса, но весом около двадцати килограммов.
Нет придела совершенству!
Шоу для хозяев
Наутро у нас по плану был полет на косу Моржовую, а на обратном пути посещение закрытых озер с карликовым гольцом.
Изумительно интересное место коса Моржовая в море Лаптевых. Один конец ее упирается в материк. Шириной от 15 до 30 метров намытая волнами коса возвышается над уровнем моря метров на пять-десять и тянется параллельно берегу в километрах трех от него. Длина ее – все 15. Заканчивается, как булава, расширением до ста метров, которое полностью занято моржами под лежбище.
Вертолет Юра посадил примерно в трех километрах от лежбища. Дальше – пешком. Знакомые с моржами только по киносъемкам, мы думали, что они кинутся от нас в море, и только мы их и видели.
Подошли поближе. Первых моржей увидали в воде. Они выныривали, с хлюпом выдыхали воздух с водой, вдыхали свежий воздух и опять ныряли. Много было мамаш с моржатами, которые при нырянии не отставали от взрослых. И все это у самого берега, метрах в двадцати от нас!
Аккуратно подошли к лежбищу. Не берусь оценить, сколько их там было, но за тысячу точно. Лежа вповалку, как пьяные мужики, они поголовно спали. Сопели, храпели, вздыхали – одним словом, безмятежно наслаждались жизнью.
И только когда мы подошли метров на десять, крайние моржи стали поднимать головы – абсолютно без паники, просто интересуясь, кого это принесло. Клычищи у всех были преогромные, и мы заметили, что среди этого братства попадаются моржи с ранениями. И неудивительно: лежали они так плотно, что при резком движении могли поранить соседа.
Мы смогли убедиться в верности свой догадки. Маленький камушек, брошенный нами в спящего моржа, вызывал неожиданно оперативную реакцию. Морж тут же поднимал голову, но, убедившись, что клыки соседа ему не грозят, опять отключался в приятном сне.
Если кто-то из нас подходил ближе чем на семь-десять метров, крайний морж приподнимался на ластах и с хрюканьем, похожим на рычание, имитировал бросок в нашу сторону и сразу снова заваливался спать. Причем, как ни странно, хоть они и питаются всякими ракушками и прочей морской живностью, запах на лежбище и около него был довольно приятный. Немножко отдавал мускусом.
Мы долго крутились около моржей, один из нас ухитрился дотронуться до усов наиболее плотно почивающего товарища.
Впрочем, непонятно, кто больше развлекся – мы или моржи, которые с интересом разглядывали “стадо обезьян”, которое неизвестно откуда взялось и, заметьте, совершенно бесплатно дало в их честь представление.
Так, веселясь и подначивая друг друга, мы двинулись назад к вертолету, когда вдруг обнаружили на песке, метрах в пятистах от лежбища, огромные следы белого медведя, которых по пути туда не было. Следы эти пересекали наши.
Уже не так весело переговариваясь, мы поспешили к вертолету, где оставили карабины. И вскоре увидели, как со стороны моря недалеко от вертолета к косе подплыл, а потом вылез на нее огромный белый медведь. К счастью, нам до вертолета было ближе, чем ему, а желания познакомиться с нами он не изъявил. Пока мы влезали в вертолет, медведь пересек косу и, опять опустившись в воду, поплыл. Как по сухому! Что песок, что вода – ему было все едино!
Взлетев, мы покружились над медведем, еще раз подивившись на его размеры. Медведю это явно не понравилось. Он даже пару раз нырнул от нас. Кстати, довольно глубоко.
Вдоволь насмотревшись, мы взяли курс на юго-запад и через полчаса подсели у двух озер. Одно было поменьше и помельче. Другое значительно больше и явно глубокое.
– Ловите в маленьком, – сказал Юра. – В большом голец хоть и очень крупный, до десяти килограммов и больше, но стоит на ямах и к берегу не подходит. Его ловят со льда, по весне.
Но малое озеро нас тоже не обидело. Голец, крупнее, чем на Хантайском, в сагудае, который мы тут же соорудили, повел себя очень правильно.
Ну вот, похоже, и все о встречах с таймырскими гольцами. Но совсем с ними мы не прощаемся. У нас впереди свидания с их ближайшими родственниками.
“Кого это принесло?”
0

Читайте также в этом номере:

Машины под стать мужчинам (Татьяна РЫЧКОВА)
В русских традициях (Виктор ЦАРЕВ)
Сплав шелка и металла (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Миссия “Завенягина” (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Факторы развития (Виктор ЦАРЕВ)
Аспекты модернизации (Виктор ЦАРЕВ)
Сибирский плацдарм (Елена ПОПОВА)
Такой, каких мало (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Руководители учатся (Марина БУШУЕВА)
Вопреки хаосу (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Дело женщины боится (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Хозяйка огнеупора (Екатерина БАРКОВА)
Рядом лучшее (Екатерина БАРКОВА)
Пошла на спад? (Валентина ВАЧАЕВА)
Весна, друзья и песни (Татьяна ШАЙБУЛАТОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск