Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Назначен директором
НОРИЛЬСК В ИСТОРИИ. ИСТОРИЯ В НОРИЛЬСКЕ
25 декабря 2014 года, 16:24
Текст: Юрий ПРИБЫТКОВ, исследователь истории Норильска
Какие люди становятся руководителями заводов “Норильского никеля”? Профессионалы своего дела, постигающие азы профессии с начальных ступеней, практики с большим производственным багажом, способные выводить предприятия из сложнейших ситуаций. Путь к директорскому креслу не усеян розами. Сегодняшний рассказ о двух руководителях – Георгии ГОРДИЕНКО и Михаиле НИКИФОРОВЕ, ныне живущих на материке.
В моем архиве много фотографий с юбилеев медного, отмечавшихся еще в прошлом тысячелетии. Как правило, на них приглашали и директоров-ветеранов. На одном из снимков – Георгий Николаевич Гордиенко и Михаил Семенович Никифоров.  
Начнем с того, что это два друга. Они познакомились в сентябре 1944 года при поступлении в только что открывшийся горно-металлургический техникум. В 1948 году они его окончили и оба получили направление на работу в плавильный цех никелевого завода на шахтные печи (ватержакеты).
Сентябрь 1948-го. Никифоров – мастер, Гордиенко – сменный мастер ватержакетного отделения. Уже через 20 дней Никифоров – начальник смены, через год и три месяца – начальник конвертерного отделения. В конце 1950-го его переводят на аглофабрику начальником аглоотделения. Через два года он начальник обжигового цеха, через год возвращается на аглофабрику уже в качестве начальника. Михаилу Никифорову 26 лет.
В те годы аглофабрику называли “падлофабрикой”. Очень тяжелый участок, условия труда были ужасные. Он отрабатывает там восемь лет начальником и переводится в управление никелевого завода начальником производственного отдела. Через пять месяцев Михаил Семенович – начальник плавильного цеха, а в августе 1968 года переводится на медный завод директором. Отработал в этой должности шесть  лет.
Пять утра. Идет Никифоров
Никифоров рассказывал, как ему предложили директорское кресло.
Начало августа 1968-го. 11 вечера. Звонок. “Здравствуйте. Говорят из приемной директора комбината Владимира Ивановича Долгих. Завтра в 8 утра вам надо быть у него. Вопрос – на месте”.  
Никифоров пришел. Долгих немножко поинтересовался, как дела, пятое-десятое. Потом говорит: “Есть мнение перевести вас директором медного”.
Никифоров поперхнулся: “Как же так, я еще учусь в институте”. – “Ничего, нормально”. Кстати, он учился заочно и защитился на год раньше положенного срока.
Перевели его директором. Как я понимаю, глаз на него положили, еще когда Никифоров пришел в плавильный на никелевом. Это был тяжелейший период реконструкции. Там с шахтной плавки переходили на РТП, меняли печи. Были 40-тонные конвертеры, их убрали, поставили 100-тонные. Кровлю подняли метров на 15. Краны были 50-тонные, стали 75-тонные. Ковши для штейна были, к примеру, 20-тонные, стали 30-тонные. В остывочном пролете – реконструкция, пол там был чуть ли не земляной, устлали чугунными плитами. И, вероятно, Никифоров себя в это время показал. Я тогда мастером работал. Моя точка зрения – с нижней ступеньки лестницы, Долгих с верхней смотрел. И, наверное, из-за этого его назначили директором медного: завод как раз  подошел к периоду реконструкции.
Вот один пример отношения Никифорова к работе. Я мастер в конвертерном отделении. Работаем в ночную смену. Лето. Вдруг изменился ветер, отделение затянуло газом. Ничего не видно, даже снизу кран. Я остановил все конвертеры, крановщики слезли и сели у ворот, там газ продувает ветерком. Пять утра. Вдруг видим, со стороны города пешком идет Никифоров. Его диспетчер разбудил: конвертерное отделение стоит. Никифоров зашел в цех, посмотрел: точно, ничего не видно, не продохнуть. Пошли, говорит мне, в комнату мастеров, я диспетчера сюда позову, пусть сам посмотрит. Пришли, он берет трубку: “Что ты меня дернул? У тебя машина, сам бы приехал посмотрел”.
Спустились вниз, минут 15 проходит,  ветром сдуло весь газ. Я запустил конвертеры-краны.
Простой в общении
Я при Никифорове работал мастером. У меня к нему отношение положительное, уважительное. Вот, к примеру, я мастер на РТП, и у меня два плавильщика одновременно играют свадьбу. Смена решила: в городе, семье – само собой, а давай устроим в цеховой столовой. Раньше работали в сменах по шесть часов. Выбрали самый удобный промежуток: в пятницу отработали с нуля до шести, пятница, суббота – свободные дни, и в воскресенье только с шести вечера на работу. То есть перерыв 60 часов. Договорились со столовой, внесли деньги. К Никифорову я зашел: “Михаил Семенович, свадьба. Мы вас приглашаем”. – “Ладно, приду”. Пришел на свадьбу, а там человек 25–30. Подарки вручил молодоженам. Простой был в общении директор.
Хороший руководитель – это…
Гордиенко, начинавший в плавильном цехе никелевого сменным мастером, начальником смены стал гораздо позже, чем Никифоров, – через год с небольшим, в январе 1950-го. Спустя три месяца его переводят в цех электролиза никеля начальником бюро технического контроля. Тогда это была составная часть предприятия. Потом он начальник очистного отделения ЦЭН, замначальника технолога, главный инженер. В 1962 году стал начальником цеха электролиза никеля. В 1964-м уволился, уехал на материк. Вернулся через шесть лет – снова руководил цехом электролиза никеля. В 1972-м его переводят в управление комбината, а в 1974-м –  начальником ЦЭМ на медный завод. Когда Филатов стал главным инженером комбината, он его выбрал вместо себя директором никелевого завода. Было это в 1976 году.
У Гордиенко немножко другой склад характера. Когда он работал на никелевом, я был там начальником отдела кадров и имел возможность познакомиться с его стилем руководства. В моем понимании, толковый руководитель не тот, у кого просто хорошо работает предприятие и выполняется план, а тот, кто придает значение работе общественных организаций, сплочению коллектива. Вот у нас тогда совет мастеров гремел. Мы три года подряд первое место занимали по комбинату, и нам выделили катер для поездки на Ламу. В те годы – событие, это потом катера появились. Я пошел к директору: “Так и так, нам выделяют Ламу, но в среду. Вечером отплываем, в пятницу вечером вернемся. На планерке объяви, мы составим список: кому отпуск без содержания, кому в счет отпуска, отгулов”. И мы набрали людей, мастера ездили на Ламу.
Совет молодых специалистов у нас был хороший, совет бригадиров, наставников. Никелевый тогда гремел в этой части. Был День мастера за круглым столом. Только мастера собирались, больше никого из руководства. А за передним столом директор, секретарь парткома, председатель профкома, секретарь комитета комсомола и я. И человек 80–90 мастеров. Мы всегда кого-нибудь приглашали на разговор, например, ректора НВИИ Рогинского или деятелей из Новосибирска, готовящих публикацию для журнала “ЭКО”. “Надежда” только открылась, позвали главного инженера – расскажи про “Надежду”. На все спортивные мероприятия откликались. Колонна никелевого завода на демонстрации – большая, на субботниках городских народу полно, на мероприятиях на стадионе тоже. Гордиенко это все поддерживал. А если нет поддержки – будет формально, спустят на тормозах.
Мальчишка, вы проштрафились!
Директора заводов умели работать и умели отдыхать. В течение нескольких лет на медном и никелевом проходили мальчишники, одним из организаторов которых был я. Эта традиция пришла с никелевого завода. Проводились они на турбазах вечером по  пятницам. Приходило все руководство заводов: начальники отделов, начальники цехов и их заместители, а также начальники крупных отделений.  На никелевом набиралось человек 80, одни мужики.
Ведущий звонил в колокольчик. Директор открывал застолье, дальше я приглашал того, кто пришел первый раз, затем тех, кто получил повышение. Процедура была обговорена заранее, я их всех предупреждал: подниму и буду командовать: “Налейте ему стакан водки!” Обычно новичку наливали просто воду, правда, он этого не знал.  Я говорил: “Мы вас приветствуем в нашем коллективе, а чтобы вступить в него, придется выпить стакан до дна”.  
А потом пошло-поехало. Проводили три конкурса. Первый – на самый интересный анекдот. Комиссия решала, каким будет приз. Председатель комиссии предлагал победителю облачиться, например, в казацкие шаровары, которые шили в пошивочной мастерской медного из разных кусков. Так он должен был ходить полчаса.
Вторым был конкурс изобразительного искусства. Например, на ватмане рисовали интересный силуэт и выставляли в качестве мишени. Потом приходил черед спорта: играли в бильярд, шахматы, настольный теннис или соревновались, кто самый ловкий гвозди забивать. Три удара, три гвоздя – получи приз, набор инструментов.
Все с работы, в костюмах. Бурухин, тогда директор медного, пиджак снял, надел свитер. Ходит между кухней и столом, то что-нибудь отнесет, то что-нибудь принесет. Главный инженер Степанов говорит: “Как же так, мужики, мы сидим, а директор носит”. Я встаю: “У нас мальчишник! Все – мальчишки! Назвать одного из нас директором – нарушение устава. Нарушитель будет оштрафован. Мальчишка, вы проштрафились! Встаньте! Мы будем сидеть, а вы – стоять”. Все смеются, хохот!
Один раз вдруг погас свет, что-то коротнуло на подстанции на Вальке. Главный энергетик дозвонился, ему говорят: “Включим через полчаса”. А темно же. Принялись искать свечи. В этой атмосфере при свечах стали петь песни. Если кто-то оказывался невоздержанным по части спиртного, на следующий раз его уже не брали. Неписаный устав. Забористые анекдоты – это можно было, а злоупотреблять алкоголем – нет. Часов в семь вечера мы начинали, заканчивали в час-два ночи. Потом на автобусе всех по домам развозили, чтобы все было без сучка, без задоринки.
Вот что значит мальчишник.
На одном из мальчишников. 1980-е гг.
0

Читайте также в этом номере:

Проект века (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Долги обязывают (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Разнообразие поглощает (Марина БУШУЕВА)
Без них не обойтись (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Сто и один мастер (Валентина ВАЧАЕВА)
С прицелом на будущее (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Заметный человек (Елена ПОПОВА)
Олимпиада рабочих рук (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Я подарю тебе счастье (Светлана ФРИБУС, г. Мончегорск, Kn51.ru, специально для “ЗВ”)
Страшные игрушки (Екатерина БАРКОВА)
И. о. Деда Мороза (Полина ЛЮБИМАЯ)
Глянец в помощь (Юлия МИЗИНА, библиотекарь НТБ)
Норильск во льду (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск