Четверг,
27 декабря 2018 года
№51 (4669)
Заполярный Вестник
Правильный вектор Далее
Примерная семья Далее
Норильск будет развиваться по плану Далее
Безопасные маршруты Далее
Лента новостей
09:00 Контроль всех систем SAP будет автоматизирован
07:50 Проблем возникнуть не должно
07:00 Олимпийский чемпион дает мастер-класс юным норильским спортсменам
06:30 За звание лучших боролись 106 предприятий Норильска
13:55 Госавтоинспекторы рекомендуют вовремя оплачивать штрафы
Все новости
Чем глубже, тем интереснее
РЕПОРТЕР ПОЛУЧИЛ ЗАДАНИЕ
18 июля 2014 года, 13:22
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
По заданию редактора мы с фотокорреспондентом отправляемся в ООО “Норильскгеология”, чтобы узнать, как постигают азбуку профессии буровики. Сейчас они ведут оценку запасов Талнахского рудного узла по нескольким проектам. Начальник буровой партии Антон Малютин везет нас на буровую РТ-4, северную залежь рудника “Таймырский”. Буквально сегодня геологи забрали отсюда отличную добычу – керн богатой руды. Скважина подсекла восемь метров ценной породы.
По словам руководителя “Норильскгеологии” Сергея Снисара, Антон Малютин – динамичный молодой человек, успевший получить два образования. Азбуку профессии изучал основательно: сначала в Старооскольском геолого-разведочном техникуме, потом в Московском геолого-разведочном университете. Теорию закрепил практикой. В профессию пришел вслед за отцом. Юрий Малютин начинал помбуром, работал буровым мастером, в прошлом году уехал на материк с должности главного инженера.
– У нас династия. Я буровик во втором поколении, – говорит начальник буровой партии.
Наш экскурсовод очень преду- смотрительный. Уже по телефону спрашивает, какой у нас размер сапог, и появляется в сопровождении бурового мастера Алексея Бадюли. Зачем нужны сапоги, мы понимаем через десять минут, когда подъезжаем к буровой, – дорога к ней ведет неасфальтированная, местами грязная. Зачем нужен Бадюля, тоже понятно. Динамичный начальник партии все время по мобильнику отдает указания, куда отправить трактора с тосолом и водой и куда ночью везти на вахтовках бригаду. Разговаривать с нами время есть не всегда.
Нужны специально обученные
Очередь Бадюли рассказывать про азбуку профессии. Кстати, это наш старый знакомый. Лет пять назад вместе летали на буровую, расположенную на одном из больших озер.
– Там был перспективный участок, – говорит Алексей. – Подсекали вкрапленные руды.
Разговор идет в машине.
– Может прийти человек со стороны и сказать: “Возьмите меня в буровики”? – спрашиваем Бадюлю.
– Со старых времен было заведено, что рабочими на бурении должны быть специально обу- ченные люди, это сложно, – отвечает буровой мастер. – А прийти со стороны, встать у станка и бурить не получится. Раньше как было заведено? Даже помощнику машиниста минимум полтора месяца с отрывом от производства нужно было обучаться технике, технологии и промбезопасности. Потом он отрабатывал не менее двух лет, и уже после этого квалификационная комиссия решала, будет из него толк или нет. Затем он не менее трех месяцев обучался на машиниста буровой установки с отрывом от производства. Полгода практики, и только после этого ему присваивался разряд.
Так было раньше, говорит Бадюля. Сейчас в стране кадровый голод и даже кадровая дистрофия, поэтому обучение идет быстрее.
– Алексей, судя по приготовленным для нас сапогам, работа у вас пыльная?
– Творческая. Скорее совсем не пыльная, потому что приходится работать с буровыми растворами. В любое время года – и зимой тоже – по уши мокрые.
Местные особенности
Буровой мастер Бадюля посвящает в некоторые нюансы профессии. Крайний Север, вечная мерзлота – соль при бурении, например, нужна обязательно. Иначе буровой снаряд даже летом может приморозить в скважине.
Вот и буровая РТ-4. Солнце, дорога в ухабах, свежая тундра и жарки по обочинам. Много балков-вагончиков: буровая, спальня, кухня, баня. Работают здесь по вахтовому методу. 15 дней дома, 15 – в тундре. Рабочий день – 12 часов, на вахте пять человек.
В буровой давит на уши жужжание бурового станка. Бурильщик шестого разряда Евгений Фрадкин на пять минут глушит агрегат и рассказывает про геологические осложнения, с которыми сталкивается машинист буровой установки. Их много.
– На какой глубине нужно ухо держать востро?
– Всегда, с самого нуля и до проекта. Это же геология, недра. Что там может быть – неизвестно. Какой-то разлом, изменение породы, трещиноватость, плотность, твердость – надо на все реагировать. И чем глубже, тем сложнее, потому что вес снаряда увеличивается, труднее крутить, труднее качать и, как правило, все рудные зоны у нас глубокого залегания. Зато в конце – самое интересное, вкусное и жирное.
Самое интересное и вкусное геологи увезли сегодня утром – керн, метров восемь сплошной богатой руды. Чтобы добраться до нее, понадобилось забуриться на глубину 1620 метров. Задачу выполнил не раз чинимый отечественный буровой станок ЗИФ-1200. Но у нас век всеобщей автоматизации, воображение рисует иное: нажал на кнопочку и читай книгу, а оно крутится-вертится. Что может случиться при таком подходе?
– Авария, – отвечает на вопрос Евгений.
Автоматизация буровикам не подруга.
Готовы приращивать запасы
Евгений Фрадкин начал осваивать основы профессии в 98-м. Буровиком стал случайно.
– Начинал я у Дмитрия Викторовича Мочалина, сейчас он главный инженер, а тогда был мастером на буровой. А учился я вообще-то в “Норильск- геологии”, два месяца, у нас курсы были, потом отправили на практику – вторыми помбурами, стажерами. Работали потихоньку.
Сейчас у самого Евгения на практике двое молодых ребят, отучившихся на курсах. Постигают азы. “Обучаем на месте по схеме “взлет – посадка”, – говорит Антон Малютин. – Потихоньку натаскиваем”.
После курсов машинистов буровых установок в “Норильскгеологии” новичков к ответственной работе сразу не допускают. Новичок может натворить все что угодно. Буровая азбука постигается с опытом.
Скважина РТ-4 выполнила геологическое задание и готовится к ликвидации. Буровики двинутся на новые площадки. Несколько скважин позволят оконтурить ранее неизвестные запасы “Таймырского”.
– Мы поработаем, геологи посчитают и примут решение, рентабельно сюда поворачивать или нет, – говорит Евгений Фрадкин.
Работа у них не простая, но все наши герои жалеют об одном: круг поисков подземных рудных кладов сужается с каждым годом. Сейчас его радиус составляет 30 километров. Буровики, освоившие азбуку профессии от “а” до “я”, готовы приращивать запасы “Норильского никеля” не только за счет оценки и доразведки, но и за счет поисков в дальних точках.
Алексей Бадюля: “Готовы приращивать запасы в любых точках НПР”
Достать из недр ценную добычу Евгению Фрадкину помог станок-ветеран ЗИФ-1200
0

Читайте также в этом номере:

Очень важная деталь (Татьяна РЫЧКОВА)
Мало не покажут (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
В “Арене” всегда лето (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Как это было, как совпало (Лариса МИХАЙЛОВА)
Мужская радость (Аркадий ВИНИЦКИЙ)
Своя поляна (Татьяна РЫЧКОВА)
По старой традиции (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск