Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Женское это дело
ПОДРОБНОСТИ
25 августа 2016 года, 13:00
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Елена ПОПОВА
Для ветерана труда Заполярного филиала “Норникеля” Светланы МУРАШОВОЙ Талнахская обогатительная фабрика не просто место работы. С ней, по сути, связана вся ее жизнь. Здесь инженер-технолог измельчительно-флотационного цеха начинала свою карьеру. Здесь когда-то трудились ее родители.
– Наша семья приехала из Запорожья в 1976 году, когда мне было десять лет, – начинает свой рассказ Светлана. – Папа сначала устроился на никелевый завод, мама – в инспекцию газоочистки. А в 1980 году, после ввода в эксплуатацию обогатительной фабрики, оба родителя перешли работать сюда. И квартиру нам к тому времени дали в Талнахе.
Моя собеседница вспоминает: на фабрике, еще будучи школьницей, она бывала довольно часто.
– Как и всем детям, мне хотелось знать, как работают мои родители. Папа был мастером, время от времени исполнявшим обязанности замначальника участка дробильного цеха. Однако мы с родителями больше любили ходить в цех сгущения. Зрелище “озер” завораживало: все здесь было так тихо, спокойно… Это сейчас из-за другой технологии на поверхности образуется пена, а тогда вода была прозрачной. Раньше вообще все было по-другому, – углубляется в воспоминания норильчанка. – У многих моих одноклассников родители работали на ТОФ. Поэтому на всех праздничных демонстрациях мы шли в колонне вместе с работниками предприятия. Причем для нас это не было какой-то обязанностью. Фабрика для всех нас было родной. И для меня по большому счету вопрос выбора – куда идти работать после школы? – не стоял. Комбинат есть комбинат, быть его работником всегда было престижно. И отец меня в этом поддерживал.
В 18 лет Светлана устроилась на ТОФ машинистом конвейера, параллельно поступив в Норильский индустриальный институт на вечернее отделение. Девушка выбрала направление “металлургия цветных металлов”.
– В советские годы в нашем городе можно было получить только техническое образование, – объясняет свой выбор норильчанка. – Хотя сказать, что мне было как-то сложно учиться, нельзя. Процессы, о которых шла речь в институте, я наблюдала на работе. Мне даже интересно было… Потом я получила диплом инженера-механика, и, когда ждала своего первенца и перешла на легкий труд – в ОТиЗ, начальник стал меня убеждать: “Почему бы тебе не перейти во флотацию? Там интереснее, есть перспектива роста. А на конвейерах что?”. Но я долго не решалась – привыкла к своему месту работы, к коллективу.
В отделение флотации Светлана перешла только в 1995 году, после рождения второго ребенка. “Созрела наконец”, – шутливо отмечает она. Карьеру норильчанка начинала флотатором третьего разряда, постепенно повышая свой уровень. А с этого года Светлана Мурашова переведена на должность инженера-технолога.
Новая фабрика
Спрашивать норильчанку о том, насколько сильно изменилось предприятие за годы ее работы, не имеет смысла.
– На ТОФ фактически возведена новая фабрика. Изменения с началом реконструкции колоссальные! – отмечает Светлана. – Обновленный первый пусковой комплекс запущен в эксплуатацию год назад, второй пусковой комплекс – в мае этого года. У нас сейчас установлены современные финские флотомашины – идет запуск новой технологической цепочки в работу.
Моя собеседница пытается доступно объяснить, в чем суть метода флотационного обогащения руды.
– Все дело в различной способности минералов в тонкоизмельченном состоянии смачиваться водой. Применяя специальные реагенты, эту способность можно изменять искусственно. Можно создать такие условия, при которых одни минералы будут флотироваться, а другие – нет. И благодаря этому добиться селективного разделения медных, никелевых минералов и пирротина, – объясняет флотатор. – Реагенты-собиратели закрепляются на поверхности минералов, которая становится несмачиваемой, то есть гидрофобной. Гидрофобные частицы прилипают к пузырькам воздуха и выносятся на поверхность пульпы, где образуют слой минерализованной пены. Наша задача – несколько раз в течение смены производить визуальный осмотр. А кроме того, постоянное наблюдение я и мои коллеги ведем в операторной, за мониторами компьютеров. Смотрим, крупные или нет пузырьки. Как идет процесс сгущения, флотации. При необходимости добавляем воздух, реагенты…  
Несмотря на то что специалисты из Финляндии еще продолжают тестирование оборудования, у флотаторов уже есть возможность наблюдать на экранах мониторов в операторной всю технологическую цепочку, каждый цех ТОФ.
– Вот сюда руда поступает. Здесь она дробится. А это наша система флотации… – щелкает мышкой инженер-технолог. – Что хорошо: на мониторе отображается процентное содержание – сколько меди, никеля в пульпе. Качество всех концентратов... Все прослеживается в автоматическом режиме. Кроме того, заметно облегчили нам работу установленные около года назад видеокамеры, хотя визуальный осмотр никто не отменял.
Моя собеседница добавляет: все флотаторы, в том числе и те, кто перешел на ТОФ с никелевого завода, прошли обучение работе на новом оборудовании. Сложного ничего нет. Однако пока еще идет “притирка”. Понадобится время, чтобы новая схема начала работать так, как положено.
Нужно чувствовать процесс
Процесс обогащения на фабрике ведется беспрерывно. Работать флотаторам, как и большинству других специалистов на ТОФ, приходится в три смены. Однако такой график у Светланы Мурашовой не вызывает неудобств – дети уже выросли.
– Сын Алексей женился, живет и работает сейчас в Курске. Дочь в этом году окончила институт культуры и искусства в Санкт-Петербурге по специальности “режиссер-постановщик театрализованных представлений и праздников”, – рассказывает она. –  Дочка с детства мечтала о театре, хотя потом немного остыла к этому… Сейчас занимается шитьем одежды.
Хобби, переросшее в источник дохода, у Ирины от мамы. Светлана начала учить дочку шить с ранних лет.
– И моя мама, и я сама в прежние годы всегда шили и вязали. В советские годы это была необходимость – одежды в магазинах было не купить. А я такие вещи делала своими руками, что все вокруг диву давались! Выписывала журналы “Крестьянка”, “Работница”, радовалась, когда в руки попадала “Бурда”. И дочери с малых лет объясняла: в жизни такое умение пригодится. Она поначалу с неохотой, а потом с удовольствием стала этим заниматься. Когда подросла – начала брать заказы. Студенткой вообще шила на всю группу, когда они спектакли ставили. И потом мне говорила: “Мама, как хорошо, что ты меня научила шить!”
Сама Светлана рукодельничать в последние годы перестала. Свободное от работы время, если есть такая возможность, норильчанка предпочитает проводить на природе.  
– Пока родители на Севере жили, я не очень эту любовь к тундре понимала, – улыбается она. – А теперь, как начинается грибная-ягодная пора, дома уже не могу усидеть. Сразу после смены, иногда даже после ночной, собираюсь и иду. Детям потом шлю на материк маринованные грибочки, перетертую ягоду…
За 40 лет жизни в Норильске Светлана прикипела к нему душой. В ближайших планах, признается она, переезд на материк у них с мужем пока не стоит.
– Я для себя определила планку – 55 лет. До этого времени поработаю на фабрике. А там видно будет…
– Нет у вас сожаления по поводу того, что вы всю жизнь отдали производству? Все-таки обогащение – неженская сфера.
Тем не менее за все годы, что я работаю на ТОФ, у нас не было ни одного мужчины-флотатора, – не соглашается со мной Светлана Мурашова. – Этим нужно болеть. Нужно видеть, чувствовать процесс… Мне кажется, у женщины это как нельзя лучше получается. Особенно если есть интерес. По себе скажу: иногда заканчиваешь смену, видишь, какие анализы должны быть по кондиции, и знаешь, что ты их получил, – и от этого такое удовлетворение испытываешь! А если что-то не получилось – голову ломаешь. Созваниваешься с другой сменой. И не успокоишься, пока не найдешь ответ. Коллектив у нас очень хороший. Может, это и пафосно прозвучит, но все мы испытываем чувство огромного удовлетворения от своей работы.
 
ЦИТАТА
Инженер-технолог измельчительно-флотационного цеха ТОФ, ветеран труда ЗФ “Норникеля” Светлана МУРАШОВА: “Может, это и пафосно прозвучит, но все мы испытываем чувство огромного удовлетворения от своей работы”.
0

Читайте также в этом номере:

Редкий кадр (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Вложение в качество (Виктор ЦАРЕВ)
Международный формат (Виктор ЦАРЕВ)
Все что нужно (Виктор ЦАРЕВ)
Проверили на соответствие (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Все в плюсе (Лариса ФЕДИШИНА)
Инженеры безопасности (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Заведующий энергией (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Лучшие во всем (Екатерина БАРКОВА)
Разные возможности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
На реакцию и ловкость (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
ЗапАснЫй или запаснОй? (Роман БУКВОЕДОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск