Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
ТЭЦ северной закалки
Человек и его дело
16 сентября 2015 года, 17:41
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Марина БУШУЕВА
Заместителя начальника по ремонту турбинного цеха ТЭЦ-1 Виктора ДЕРЕВНЮКА всегда тянуло к сложной технике. Говорит, что работа энергетика не может наскучить, и ежегодно внедряет в производство рацпредложения, экономит компании миллионы рублей.  
Виктор Деревнюк считает, что в энергетику его привела судьба. После окончания института нефти и газа, где он учился по специальности “инженер-механик по нефтяному и газовому оборудованию”, приехал по распределению в Норильск. Устроился в “Норильскгазпром”, несколько лет работал вначале вышкомонтажником и механиком в экспедиции глубокого бурения, начальником смены дожимной компрессорной станции, а последние два года – освобожденным секретарем комсомольской организации “Норильскгазпрома”. Но распад Советского Союза внес свои коррективы в жизнь Виктора. Он занялся, как многие тогда, бизнесом. И уже не планировал работать на кого-то. Но тут наступил “черный вторник” 1998-го – и с бизнесом тоже пришлось распрощаться. Возвращаться обратно в “Газпром” не хотелось. Семья уже не представляла, как неделями жить без отца и супруга, который уезжает на вахту.
Устроился на ТЭЦ-1, куда сразу взяли мастером на один из участков турбинного цеха. Это редкая удача. Ведь чтобы дослужиться до мастера в энергетике, многие из коллег Деревнюка прошли многолетний путь. Впрочем, дело было знакомое: в “Норильскгазпроме” Виктор принимал из ремонта  турбокомпрессоры для перекачки газа, которые выдают до десяти тысяч оборотов в минуту. Здесь – три тысячи оборотов. А чем больше оборотов, тем жестче требования к ремонту и эксплуатации.
Случайности не случайны
– Механика – это мое призвание. С самого детства тянуло к технике. Вместе со старшим братом ремонтировали и занимались, как сейчас говорят, апгрейдом велосипедов. В итоге так развили свою деятельность, что к нам, школьникам, приходили велосипедисты со всего района. А отец привил любовь к большим агрегатам. Он работал машинистом автомобильного крана. В те времена мы жили в Украине, он строил действующие до сих пор газопровод Уренгой – Помары – Ужгород и нефтепровод “Дружба” в Карпатах и получил из Мурманска 50-тонный автокран “Либхерр”. Даже сегодня эта техника внушает уважение, а в те времена это вообще была фантастика!
Брат Виктора окончил тот же институт, долгое время был директором Львовского завода оборонной промышленности, а сейчас живет в России и занимается строительством. Виктор Владимирович считает, что инженер-механик, который работал с редукторами и насосами, сможет найти себе применение в любой сфере: строительстве, мясомолочной, нефтяной и газовой промышленностях, в энергетике.  
– К тому же настоящий инженер всегда будет развиваться, читать литературу, разбираться, что-то совершенствовать. Чертежи не должны быть чем-то непонятным. Меня удивляет, когда молодой специалист вскрывает задвижку, видит, что там разрушены клинья, и ему не интересно, почему так случилось, что привело к дефекту. И если у нас нет такой задвижки на складе, он просто констатирует факт, и ему не интересно, как ее можно сделать самому. Такие люди надолго не задерживаются. В течение полугода выясняется, твое это или нет. Так что я считаю, в нашей профессии нет случайных людей, пусть их и немного. Как говорит моя жена, в нашей стране очень много менеджеров, но очень мало инженеров.
Большая ответственность
Работать на ТЭЦ-1 – большая ответственность. ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ТЭЦ-3, Усть-Хантайская и Курейская ГЭС закольцованы в единую энергосистему, то есть при каких-либо перебоях с электричеством нагрузка распределится по всем линиям ЛЭП. А что касается теплоэнергии, то ТЭЦ-1 является единственным и безальтернативным источником подачи горячей воды и тепла в промзону и жилой сектор Центрального района Норильска. Все тепло вырабатывается непосредственно в турбинном цехе, где уже 17 лет трудится Виктор Деревнюк.
ТЭЦ-1 действительно уникальная. В ее работе задействованы механизмы разного функционала, веса, размера и мощности: турбины, трансформаторы, трубопроводы, запорная арматура, насосы, мостовые краны, компрессоры. Даже озеро Долгое, технический водоем оборотного водоснабжения ТЭЦ-1, вместе с двумя береговыми насосными станциями также в составе оборудования турбинного цеха. И чтобы все это слаженно работало, необходимо регулярно отслеживать состояние оборудования по каждому элементу. Для этого на ТЭЦ трудится большое количество различных специалистов: ремонтный и эксплуатационный персонал, электромонтеры, токари, фрезеровщики, работники КИПиА, теплоизолировщики, наладчики, строители – профессия энергетика многогранна.
Как нигде, здесь особо ощутима преемственность поколений. Придя сюда мастером, Виктор Деревнюк многому учился у ветеранов станции: А.А.Беломестного, В.Д.Барановского, Э.Н.Воронцова, А.Ю. Егорова, Е.Ю.Сулимова. А сейчас сам с удовольствием делится опытом с молодыми.
– Конечно, если что-то происходит с горячей водой или отоплением, мне тут же звонят друзья и знакомые. Но крайне редкий случай, чтобы проблема была на ТЭЦ-1. За последние лет 10 такого не припомню. Ведь цепочка передачи тепла от ТЭЦ до потребителя достаточно длинная: сюда входят управление ТВГС, МУП “КОС”, управляющие компании. Перебои могут случиться на любом участке. А такого, чтобы станция “села на ноль”, то есть полностью остановилась, за все время, что здесь работаю, не было. И, надеюсь, не будет, – говорит Деревнюк.
Рацпредложения – это просто
– У нас очень короткий период летних ремонтных работ. Если на материке он составляет 4–5 месяцев, то у нас 2–2,5. И каждый год во время планового ремонта я делаю для себя какие-то открытия. На многие агрегаты запчасти уже не выпускаются, нет чертежей. Поэтому приходится что-то придумывать, конструировать. Когда работал мастером, я эти рацпредложения никак не оформлял. Нашли решение, сделали и забыли. И каждый раз перед тобой встают какие-то новые задачи. Так что скучной эту работу точно не назовешь, – говорит Виктор Деревнюк.
Все рацпредложения Виктора Владимировича привязаны к конкретному случаю. Например, полетела запчасть, коих на агрегатах турбинного цеха великое множество: 10 турбин, 120 насосов, километры трубопроводов, начиная от полдюйма в диаметре и заканчивая водоводами 1800 мм. На них установлены тысячи единиц запорной арматуры: задвижки, вентили, клапаны. Нужно учитывать и то, что ТЭЦ расширялась и строилась вслед за возросшими потребностями комбината, и, конечно, устанавливалось здесь оборудование неоднотипное. Всю номенклатуру запасных частей держать на складах дорогое удовольствие, а пригодится оно в ближайшие годы или нет – неизвестно. Заказывать с материка, часто из других стран, где произведено данное оборудование, не только дорого, но и долго ждать, когда придет. Если есть возможность, просят помочь механический завод, если нет – помогают местные умельцы.
Виктор Владимирович показывает чертеж насоса, который находится на берегу озера Долгого и функционирует почти 70 лет. Он был изготовлен английской компанией “Вортингтон” еще в 1944 году! Работает исправно, но за давностью лет в нем треснуло рабочее колесо весом более полутонны. Точно такие колеса уже не выпускаются, а чтобы отлить нечто подобное на том же механическом, необходимо изготовить специальную оснастку.
– Если бы мы их заказывали 50 штук, то, наверное, нам бы пошли навстречу, а одно колесо изготавливать просто экономически нецелесообразно. Поэтому необходимо полностью переустанавливать насос вместе с фундаментом, что грозит не только потерей времени, трудозатратами, но и суммой более пяти миллионов рублей, – объясняет Виктор Владимирович.
Будь колесо стальным, трещины можно было бы заварить, но “англицкая” пушечная бронза не столь податливый материал. Сварщику удалось заварить одну из трещин. Но дальше дело не пошло. Пришлось подключаться местному Кулибину.
– Когда все развели руками со словами “ничего сделать невозможно”, я посмотрел, и решение созрело само собой: вокруг трещин закрепить шпильками с обеих сторон на диске колеса пластины из нержавейки. Решение довольно простое, как и в большинстве “нерешаемых” случаев. Надо только быть в этом заинтересованным. Не думать: рабочий день прошел – и слава богу, а подходить к каждому вопросу творчески, – говорит Деревнюк.
Железо нужно уважать  
Турбины ремонтируются планово, в течение года. А вот что касается теплофикации: подогревателей сетевой воды, оборудования горячей водоочистки с отключающей запорной арматурой – их ремонтируют только в период отключения теплоснабжения потребителей, то есть в летний сезон. Поэтому сама жизнь заставляет думать, как это сделать быстрее и качественнее, чтобы уложиться в 2–3 месяца.
Несколько лет назад ремонтировали водоводы от озера Долгого на ТЭЦ-1. Учитывая перепады температуры, когда зимой на улице минус 40 градусов, а по трубам бежит вода – плюс 2–3, на трубопроводах установлены компенсаторы. Раньше, чтобы отремонтировать поврежденный или изношенный компенсатор, приходилось разрезать трубу, доставать оттуда старый, вставлять новый и заваривать трубу. А ведь на каждом водоводе таких компенсаторов порядка 30, и, чтобы их поменять, уходило очень много времени. Так было испокон веков, пока в голову Деревнюку не пришла идея с помощью нехитрых приспособлений раздвигать компенсаторы, не разрезая трубу. Это практически на 10 дней сократило срок ремонта трубопровода.
– Девяносто процентов всех причин поломок лежит на поверхности. И тут самое главное – знать матчасть. Хотя я работаю здесь почти два десятка лет, и то остается что-то для меня новое, что требует приложения ума и сообразительности. Как говорят, железа бояться не нужно, его нужно уважать. Поэтому в первую очередь необходимо взять чертеж и понять, как работает этот конкретный механизм. Проанализировав, уже начинаешь понимать, какие могут быть причины поломки. А когда находишь причину, становится понятно, как это починить, – говорит Деревнюк.
Это понимают и подрядчики.
– Например, когда мы после ремонта включаем насосный агрегат, то вибросостояние подшипников показывает, что сделано неправильно, все ли зазоры соблюдены. Если есть какой-то недочет, он обязательно вылезет наружу, и работу  придется переделывать. Это, кажется, поняли на сегодняшний день все работники и относятся к своему делу если не творчески, то хотя бы ответственно.
Ежедневно на ремонтных работах в летний горячий период заняты порядка 250 человек. Из них 40 штатных ремонтников турбинного цеха. А 80 процентов всех ремонтных работ на ТЭЦ-1 выполняют подрядные организации.
Подковать блоху
Казалось бы, при настройке многотонных агрегатов нужна грубая мужская сила, а не точечная работа. Но оказывается, здесь все измеряется в сотых долях миллиметра – порой необходимо и “блоху подковать”.
– Пар вращает лопатки турбины. Турбина приводит в движение ротор генератора, вырабатывается тепло и электричество. Турбинный ротор весит порядка 15–20 тонн, и ротор генератора 20–25 тонн. Они соединяются с помощью муфты и скрепляются специальными болтами. Допустимое смещение осей роторов – 0,03 миллиметра – “три сотки” на сленге ремонтников. Строители оперируют сантиметрами, ремонтники – миллиметрами, турбинисты – “сотками”. Если отойти от требований, то при трех тысячах оборотов появится недопустимая вибрация, которая может привести к повреждению турбины. Поэтому все зазоры должны быть выдержаны, все детали – соответствующе обработаны. Ведь инерционный выбег роторов при отключении турбины – всего один час до “полного останова”. То есть если по каким-то причинам центровку в “три сотки” не выдержать, то быстро остановить турбину уже не получится, и это может привести к аварийной ситуации, – приводит пример Виктор Деревнюк.
Такие жесткие требования предъявляются практически ко всему оборудованию турбинного цеха, и задача работников путем технического обслуживания и мониторинга, плановых предупредительных ремонтов все это диагностировать, ремонтировать, то есть поддерживать в рабочем состоянии. Поэтому если на каком-то оборудовании недостаточное количество резерва, например на турбине работает один насос вместо положенных трех, то ремонтники цеха устраняют дефекты, даже если это выходной день или ночь. Учитывая, что пиковая котельная на ТЭЦ-1 – самая мощная в России, остановка одной турбины не приведет к катастрофе и ограничению теплоснабжения города и комбината, но может, например, привести из-за снижения электрической мощности к отключению оборудования основных переделов Заполярного филиала. А это колоссальные затраты для компании, которые допустить нельзя.
– У нас, наверное, самое отремонтированное оборудование. Потому что мы ремонтируем обычно не то, что уже поломалось, а заранее то, что может поломаться в ближайшем будущем.
По стопам отца
Летом Виктор Владимирович старается выбираться на рыбалку с друзьями, хотя бы на речку Талую, но лучше на Ламу. А в зимнее время увлекается приготовлением кулинарных изысков. Дети разъехались по разным городам и не требуют отцовского внимания – появилось свободное время.  
Две дочери Виктора Владимировича тоже занимаются инженерным делом, но в области медицины. Обе работают  стоматологами.
– Когда старшая дочь оканчивала ординатуру по специальности “врач-ортодонт”, я читал ее учебники, слушал то, что она рассказывает о работе, и пришел к выводу, что это та же механика, только применительно к человеческому телу: то же самое выравнивание, те же линейные размеры и зазоры, градусы, чтобы исправить неправильный прикус. Ведь неправильный прикус – это не только некрасивая улыбка – из-за несбалансированных нагрузок он может привести к полной потере зубов. Поэтому пусть они не совсем пошли по моим стопам, но инженерный склад ума помог им выбрать профессию и овладеть ею.
Сам Виктор Владимирович уезжать из Норильска не торопится.
Я полон сил и энергии, с удовольствием работаю и, честно говоря, не представляю, что буду делать на материке. Считаю, пока специалисту интересна его работа, он видит в ней что-то новое, то он будет работать, и неважно, сколько ему лет – 20 или 80. А то бывает, приходят молодые люди, и им уже ничего не интересно. Им не хочется доказать коллегам свой профессионализм, а хочется, чтобы их скорее отпустили домой. И дай бог, чтобы они в какой-то другой профессии нашли себя, а не отбывали пожизненную каторгу. Ведь пока человеку что-то интересно и он хочет что-то познать, он живой.
 
Рецепт юколы от Виктора Деревнюка
Читателям выверенный годами мною и друзьями рецепт северного деликатеса – юколы:
очень свежее мясо оленя  – 1 кг;
1 литр теплой кипяченой воды;
2 ст. ложки соли;
по 1/2 ч. ложки черного и красного жгучего перца;
8 зубчиков чеснока;
1 ч. ложка сухой горчицы.
Для рассола смешать воду, перец, горчицу, выдавленный чеснок. Мясо порезать полосками 15х3 см и залить рассолом. Оставить на четыре дня в холодильнике, помешивая один-два раза в день. На пятый день достать полоски, обсушить и подвесить вялиться дня на три.
ТЭЦ-1 – единственный источник подачи горячей воды и тепла в промзону и жилой сектор Центрального района Норильска
0

Читайте также в этом номере:

Мир вам (Вера КАЛАБЕКОВА, Татьяна РЫЧКОВА, Ольга ЕРОХИНА, Николай ЩИПКО)
Мегаполис Севера (Никита МАРОШКИН, журнал “Коммерсантъ Власть”, 31.08.2015)
Выше крыши (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
В путь за капитаном Грантом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Я родилась в Сибири (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Покаяние (Валентина ВАЧАЕВА)
Как я стал писателем (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск