Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Я родилась в Сибири
Штрихи к портрету
16 сентября 2015 года, 17:57
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Лариса СТЕЦЕВИЧ
Ее детство и юность пришлись на суровые военные и послевоенные годы. Зоя Яковлевна Нардина, самая яркая и инициативная общественница нашего города, бессменный член президиума Совета ветеранов, мать-героиня, воспитавшая пятерых детей, и счастливая бабушка 11 внуков, сегодня на страницах “Заполярного вестника” рассуждает о времени и о себе.
Маленькой Зое было всего пять лет, когда она попала на Север. Ее отец Яков Огнев был настоящим коммунистом, работал мастером по продольной пиле в селе Иннокентьевка Партизанского района Красноярского края. В 1936 году его и всю его бригаду вместе с семьями направили на строительство Норильска, заготавливать древесину. Мама и бабушка плакали, когда узнали о новом назначении, но делать было нечего, приказы тогда не обсуждались, собрали нехитрый скарб и двинули покорять Заполярье. Так Зоя вместе с сестрами оказалась на Таймыре. Вначале была Игарка, там Зоя пошла в первый класс. Через год их перенаправили в Дудинку, в село Волочанка Авамского района. Из Норильска в Волочанку добирались по зимнику на быках целых три месяца: выехали в феврале – приехали только в конце апреля. Было очень холодно, многие в дороге заболели, но все-таки добрались без потерь. Так и жили всей бригадой, очень дружно, мужчины работали от темна до темна, а женщины по хозяйству управлялись и с ребятишками возились.
– В Волочанке поначалу коренное население нас не очень хорошо встретило, русских было мало, а потом, когда все друг друга лучше узнали и мы к местным обычаям приспособились, то очень дружно жили... Никогда не забуду, как в 1938 году прилетел первый самолет – такое чудо! – как мы за ним бежали и кричали, кто от страха, а кто от радости, руками махали. А некоторые, суеверные, из числа местного населения, даже прятались – считали, что это посланец злых духов.  
В Волочанке я закончила школу и пошла работать в клуб массовиком-затейником, а потом меня забрали в комитет комсомола. После, когда переехала в Дудинку, выучилась на бухгалтера и работала в управлении торговли, а затем переехала в Норильск и здесь уже до пенсии работала в торговле. Мой трудовой стаж начался в 14 лет, как началась война. О том, что это случилось, мы узнали лишь на второй день.
Как и все дети войны, мы тогда рано взрослели, нужно было работать для фронта, делать все для Победы, и мы это прекрасно понимали, поэтому трудились наравне со взрослыми. Ездили в тундру заготавливать ягоды и грибы, листики брусники сушили для медсанбатов, ловили рыбу и все это потом отправляли на фронт. Вязали рукавицы, носки, из кожи шили варежки. А еще мы создали агитбригаду и ездили по промысловым точкам – летом на лодках, а зимой на оленях.  Рассказывали оленеводам и рыбакам вести с фронта, показывали номера самодеятельности.
Никогда не забуду день Победы, мне тогда было всего 17 лет. Мы работали на реке, в верховьях Енисея, очищали ее ото льда, готовились к навигации, рабочий день начинался в шесть утра, нас туда отвозили на машине, а потом, поздно вечером, забирали. 
9 мая хоть и холодно было, но солнечно, и снег начал таять. Вдруг видим: едет машина, на ней флаги развеваются, пригляделись, а это наш секретарь комсомола Николай Арчиков руками машет и кричит: “Победа! Победа!”.
Три дня люди не могли поверить такому счастью, гуляли, праздновали, никто как будто домой не уходил. Мы, комсомольцы, давали концерты прямо на улице. Я все время участвовала в самодеятельности, а в эти дни и вовсе никакая усталость не брала. Такая радость была, такая радость, и плакали, и смеялись, обнимали друг друга.
Если партия сказала
Людям, прошедшим войну, казалось, что, как только она закончится, жизнь сразу станет легче и лучше. Но война закончилась, а трудности остались, надо было поднимать страну после разрухи.
Зоя Яковлевна, уже закончившая курсы бухгалтеров, устроилась на промбазу при управлении торговли в Дудинке. Комсомолка, красавица и активная общественница, она сразу же возглавила комсомольскую организацию.
– Я устроилась секретарем к начальнику базы Закоржевскому. Бывший офицер, строгий, но очень душевный человек, он многому меня научил. Всегда внушал, что я не имею права повышать голос на людей, не имею права при посторонних делать никому замечания. И он сам так работал: в шесть утра уже на базе склады проверял, на причалах груз контролировал. А меня он звал не Зоя, а Зося. Требовал, чтобы каждая бумажка, каждый документ у меня строго на подотчете был. Он спросил, а я уже ему протягиваю – вот, мол, готово. Эта строгость и скрупулезность меня потом очень выручала. И я ведь не просто научилась работать с документами, но и полюбила эту, казалось бы, скучную бумажную работу.  
В ведении нашей базы были все склады, грузы приходили со всей страны и со стройматериалами, и с оборудованием для комбината, и с продуктами – такая огромная подотчетность… А как строго нас контролировали! На работу идем – обыскивают сверху донизу, с работы – то же самое. Время-то голодное было, вот некоторые то детям конфетку пытались утащить, то кусочек мяса. Поймают – начинается разбирательство, но Закоржевский хоть и ругался, стращал, но под суд никого не отдал, понимал, что не от хорошей жизни люди на такое идут. Суровое время было, даже в Норильск из Дудинки мы ездили по пропускам и только по великой надобности, например на комсомольскую отчетно-выборную конференцию.
В начале 50-х Закоржевский уехал, и его сменил Николай Николаевич Федуро, вот с его подачи меня и назначили заведующей магазином продуктов. Никто в заведующие идти не хотел, страшно было, ведь за копейку судили, не то что теперь, миллионы разворовывают народных денег – и ничего. А мне было сказано, что я, как комсомолка и кандидат в КПСС, обязана выполнить приказ. Я и выполняла, хоть и страшно было. Но ничего, справилась.  
Всю жизнь Зоя Нардина отработала в управлении торговли – вначале в Дудинке, а потом, когда они всей семьей в 1963 году переехали в Норильск, – на Норильской промбазе. Неоднократно она побеждала в социалистических соревнованиях, была ударником коммунистического труда, за что награждалась знаками отличия и медалями “За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны”, “За доблестный труд в ознаменование столетия Ленина”, стала ветераном труда комбината, ветераном труда Красноярского края –  всех наград не сосчитать. Трудовой стаж Зои Яковлевны – 50 лет.
– Звание “Ветеран труда комбината” я получила одной из первых, в 1974 году, как только вышло постановление о присуждении этого звания. Памятный знак мне и Кате Криволуцкой во Дворце комбината вручал легендарный Александр Давидович Горр, тогдашний начальник управления торговли в Норильске. Какой он был замечательный человек! Честный и добросовестный, работал на износ. Мы его очень любили и уважали.
О добре и любви
Со своим будущим мужем Зоя познакомилась, когда работала на промбазе в Дудинке.
– У меня сразу несколько ухажеров появилось, – вспоминает Зоя Яковлевна. – Один из них – все тот же Коля Арчиков, наш секретарь комсомола при управлении торговли. Но на тот момент я дружила с другим Колей, он работал на железной дороге, даже дело к свадьбе шло. А как раньше дружили? Не дай бог за ручку взяться, а если кто увидит да родителям расскажет – потом стыда не оберешься. Дудинка-то деревня маленькая, от людей не скроешься. Никогда парень, если девушку уважал и любил, не закурит при ней, не то что слово плохое скажет. Вот так и играли в переглядки, но не сложилось у нас как-то, хотя я очень переживала, все-таки первая любовь.
А с Виктором Нардиным мы познакомились позже. Он тоже работал на промбазе и был в нашей комсомольской организации. Как он потом мне рассказывал, меня сразу приметил и решил, что я стану его женой, хоть я и не обращала на него долгое время внимания. Они даже с Колей подрались из-за меня, но я это потом узнала. А еще Виктор, он, кстати, как и я, по отчеству Яковлевич, очень хорошо играл на гармошке, а мы с сестрами всю жизнь в самодеятельности были, пели, нас так в Дудинке и звали – сестры огневые, вместо Огневы. И вот так потихоньку мы с Виктором и пригляделись друг к другу и поженились в 1949 году. Тем более что отец его мне проходу не давал, все в невестки сватал. Ничего не скажу, жили мы с ним счастливо, он добрый был очень, заботливый, все своими руками по дому делал. Вот видите эту квартиру? Мы когда в 70-х сюда заселились, здесь такие щели были, дуло все время, холодно, так он все сам переделал, квартиру утеплил, полы переложил, до сих пор живу. Когда в Норильск переехали, Виктор на ТЭЦ работал, заочно наш Норильский индустриальный институт окончил, любил охоту  и рыбалку. Но умер он рано, мы с ним и 25 лет не прожили, жалко очень...
Четверо деток у нас было с Виктором, и мы еще мою племянницу взяли на воспитание, когда сестра погибла, итого пять. Детей мне, конечно, пришлось одной поднимать, но все с высшим образованием, все умные и добрые, я горжусь ими, и он бы гордился, я знаю, он всех их очень любил… Теперь вот дети и внуки обо мне заботятся. Сегодня у меня уже 11 правнуков, самой маленькой 4 года, а старшему – 23, он армию отслужил, сейчас женился и учится на втором курсе института, как и его прадед. Все хорошо, главное, чтобы не было войны, чтобы всегда мир был…
Трудно было, но все равно я счастливая. Всегда работала, детей воспитывала, от общественных заданий никогда не отказывалась и по сей день вместе с людьми. От работы уставала, от нее же и силы черпала.
Вот сейчас приходится слышать, как  молодежь ругают, говорят, что они не такие, как мы. Конечно, не такие, молодежь сегодня более грамотная, более раскованная. Как ветерана войны и труда, меня часто приглашают в школы, просят поделиться воспоминаниями о прожитом. И я вижу, что ребятам это интересно, они нам сопереживают. Просто воспитывать их нужно, уделять им больше времени и внимания, тогда и они будут добрыми. Вы посмотрите, до чего мы в городе дожили: нет ни одного детского кафе, нет книжных магазинов. Ведь даже после войны при такой разрухе на детей денег не жалели, и детские площадки были бесплатные и безопасные, и лагеря пионерские были для всех. Так что какая у нас молодежь – зависит от нас с вами, от взрослых. Что посеешь, то и пожнешь. Я всегда говорю, что, если мы хотим мира, нужно быть добрее и терпимее друг к другу, мир и добро с семьи начинаются: будет ладно в доме у каждого – будет лад и во всем мире, поэтому берегите друг друга,  любите и уважайте.
Со своим мужем Зоя познакомилась, когда работала на промбазе в Дудинке
Зоя Яковлевна Нардина: “Если мы хотим мира, нужно быть добрее и терпимее друг к другу, мир и добро с семьи начинаются”
Супруги Нардины с детьми
0

Читайте также в этом номере:

Мир вам (Вера КАЛАБЕКОВА, Татьяна РЫЧКОВА, Ольга ЕРОХИНА, Николай ЩИПКО)
Мегаполис Севера (Никита МАРОШКИН, журнал “Коммерсантъ Власть”, 31.08.2015)
Выше крыши (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
ТЭЦ северной закалки (Марина БУШУЕВА)
В путь за капитаном Грантом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Покаяние (Валентина ВАЧАЕВА)
Как я стал писателем (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск