Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Покаяние
Норильский хронограф
16 сентября 2015 года, 18:04
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Четверть века назад на открытии часовни под Шмидтихой, положившей начало мемориальному комплексу “Норильская Голгофа”, Серафим Знаменский призвал собравшихся не просто беречь память о тех, кто лежит в этой земле, но любить и уважать живых, помогать друг другу в беде. Прошедшему лагерь 80-летнему доктору, как никому другому, были известны трагические последствия безответственности человека перед людьми и людей перед человеком.
Не только баня
18 сентября 1901 года родился будущий член-корреспондент Академии строительства и архитектуры СССР Геворк Кочар. До Норильска ученик архитекторов Жолтовского, Щукина, Весниных, один из основателей Всероссийского общества пролетарских архитекторов принимал самое активное участие в проектировании и строительстве столицы Армении. Вместе с Каро Алабяном и Микаэлом Мазманяном они спроектировали в Ереване здание сегодняшнего Русского драматического театра. По его проектам в 30-е годы там были построены институт, студенческое общежитие, кинотеатр, первый в городе универмаг и даже здание КГБ, в котором по иронии судьбы он ждал суда в 1937-м. Кроме проектирования до своего ареста Кочар вместе с Каро Алабяном успел создать в Ереване Государственное проектное бюро и Союз архитекторов Армении, который сам и возглавлял.
Не по своей воле сменив Юг на Север, Геворк Кочар оставил яркий след и в архитектуре Норильска. Хотя приехавшему в 1939-м из Ленинграда молодому архитектору Витольду Непокойчицкому некто Георгий Ломагин, руководивший тогда архитектурно-строительным сектором проектного отдела комбината, представил Кочара как специалиста “без отдачи”: “Очень активен, но его тянет на какую-то восточную экзотику”. Да и главный архитектор проекта города Норильска до конца своей жизни утверждал, что ансамбли Октябрьской, Гвардейской и Комсомольской площадей, а также проекты застройки улиц 50 лет Октября и Севастопольской возникли в результате его, Непокойчицкого, с Лидией Миненко содружества. Он настаивал, что по проектам Геворка Барсеговича Кочара в северном городе построены “четыре угловых трехэтажных дома в квартале №9 и такой же на углу Севастопольской и Б.Хмельницкого. Плюс двухэтажное здание бани…”
Сам архитектор в автобиографии норильского периода написал коротко: “За время нахождения в Норильске мною и непосредственно под моим руководством запроектировано и осуществлено в натуре много крупных промышленных сооружений, культурно-бытовых зданий.
Одновременно мною и при моем участии составлены проекты генеральных планов Норильска, Дудинки и ряда других населенных пунктов…”
В проектном отделе комбината Кочар работал десять лет в статусе заключенного, а с 1947-го – по вольному найму. Через два года, когда начались повторные аресты отбывших свои сроки репрессантов, Кочара забрали во время командировки по проектированию Дома отдыха в Таежном. К счастью, местом поселения ему вновь назначили Норильск.
…В Ереван архитектор вернулся накануне своего 60-летия. До этого он пять лет занимал пост главного архитектора Красноярска, принимал участие в составлении генеральных планов Ачинска, Минусинска, участвовал в реконструкции Шушенского. За четыре красноярских года, с 1955-го по 1959-й, Кочар трижды избирался председателем Красноярского отделения Союза архитекторов СССР.
На родине (хотя родился еще в Тифлисе, а учился в Москве) он вскоре занимает должность главного архитектора института “Ереванпроект”, которой на этот раз его лишила внезапная смерть в феврале 1973 года.
 
До ста и дольше
19 сентября исполняется 94 года Сергею Щеглову-Норильскому.
Свой литературный псевдоним 40-летний выпускник Норильлага взял в память о месте, куда его привезли со студенческой скамьи в августе 1942-го. Первокурсника исторического факультета Московского областного пединститута осудили на пять лет за антисоветскую агитацию. Начинал, как и все, с общих работ: кайлил землю на строительстве кислородного завода, пока обессилившего строителя не перевели в оксиликвитную лабораторию. Сотрудники этой лаборатории, получившие Сталинскую премию за разработку и применение оксиликвита (местной взрывчатки) на рудниках открытых работ, и стали героями главной книги Сергея Норильского эпохи перестройки, которая так и называлась “Сталинская премия”.
После освобождения из лагеря недоучившийся гуманитарий окончил Всесоюзный заочный политехнический институт и стал начальником лаборатории. После реабилитации в 1959 году был принят в Союз журналистов СССР. К этому времени в активе инженера-химика были не только газетные и журнальные публикации, но и книга “Норильск” (в соавторстве с Алексеем Бондаревым).
В Туле, куда Сергей Львович с семьей перебрался в 1961 году, он стал профессионально заниматься журналистикой. Писал для газет, журналов, в том числе норильских. Героями его книг часто становились легендарные норильчане: Николай Урванцев, Николай Федоровский, Николай Козырев и другие.
Более четверти века ведет он дела созданного им в Туле общества “Мемориал”, помогая конкретным людям. Известно, что благодаря нашему земляку в городе-герое появился памятник жертвам политических репрессий, издано несколько томов “Книги памяти Тульской области”.
Давний и постоянный автор нашей газеты не отказывается от возможности побывать в Норильске. Так, вместе с другими ветеранами прилетал на 60-летие города. Сегодня Сергей Львович делит свои силы и время между “Мемориалом” и работой над новыми главами “Сталинской премии”, первое издание которой есть во всех норильских библиотеках.
 
Путь к Голгофе
22 сентября 1990 года в Норильске состоялось открытие мемориальной часовни на месте бывшего кладбища заключенных Норильлага под Шмидтихой. Освятил часовню и прочел заупокойную молитву в память о погибших первостроителях Норильска священник местного прихода отец Сергий (Шачин).
Это было второе знаковое событие, положившее начало мемориальному комплексу под названием “Норильская Голгофа”. Как вспоминает участник событий тогда руководитель молодежного центра “Практик”, созданного при ПСМО “Норильскстрой”, Вадим Наговицын, еще весной, когда под Шмидтихой в очередной раз вымыло на поверхность человеческие останки, был проведен субботник по их сбору и захоронению. В апреле на месте символической могилы установили деревянный крест с надписью: “Мир праху, честь имени невинно репрессированных. Вечная память и скорбь о прошедших ГУЛАГ”. Тогда же Вадим Наговицын вызвался организовать строительство часовни за счет средств молодежного центра. Проект часовни сделал Олег Грохотов из ВНИИОСП им. Герсеванова.
– В мае 1990 года были согласованы все мероприятия по началу строительства часовни. Была составлена примерная смета – около 12 тысяч рублей (тех, еще советских), что было весьма немалой суммой. В начале лета мы приступили к работе. Ребята из “Фундаментстроя” (прораб Саша Репухов, мы были знакомы еще с института) отлили бетонную плиту основания. А до этого ребята из “Строймеханизации” и автотранспортного предприятия ПСМО “Норильскстрой” расчистили подъездные пути к месту строительства. Без этого стройка могла и не состояться. Я говорю “ребята”, потому что были привлечены в основном комсомольские и молодежные коллективы с предприятий ПСМО “Норильскстрой”.
К концу строительства выяснилось, что на счету МЦ нет денег, и Наговицын, чтобы рассчитаться со строителями, продал дефицитные по тем временам видеомагнитофон и телевизор:
– Я, конечно, мог бы уговорить ребят подождать, рассчитаться с ними попозже и прочие варианты, но не хотелось омрачать такое богоугодное дело какими-то шкурными моментами. Ни у кого не должно было быть неприятного осадка от этого строительства.
Накануне открытия часовни я поехал в организацию забрать крест из нержавеющей стали, который заказывал еще в начале строительства. Привез я его вместе со своим приятелем музыкантом Андреем Петровским, и вдвоем мы потащили этот крест наверх в гору. А весил тот крест под сто килограммов. Как потом говорил отец Сергий: “Прочувствовал всю тяжесть несения креста на Голгофу”. Это была финальная точка в строительстве. Этот крест сейчас находится внутри часовни на стене, прямо над маленьким алтарем.
 

 
“Норильская голгофа” начиналась с этой часовни
Отличительная черта этой личности – неиссякаемая жажда творчества
В Норильске
0

Читайте также в этом номере:

Мир вам (Вера КАЛАБЕКОВА, Татьяна РЫЧКОВА, Ольга ЕРОХИНА, Николай ЩИПКО)
Мегаполис Севера (Никита МАРОШКИН, журнал “Коммерсантъ Власть”, 31.08.2015)
Выше крыши (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
ТЭЦ северной закалки (Марина БУШУЕВА)
В путь за капитаном Грантом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Я родилась в Сибири (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Как я стал писателем (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск