Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:20 В «Норникеле» определили лучших бульдозеристов
14:25 Семьи погибших горняков получат выплаты в соответствии с законодательством и Коллективным договором «Норникеля»
14:20 Сергей Дяченко: «Горняки, по предварительным данным, погибли от нехватки кислорода»
13:15 Метель в Норильске стихнет завтра вечером
08:17 Холсты Василия Сурикова доставили в Норильск
Все новости
Все было впервые и вновь
НОРИЛЬСК В ИСТОРИИ, ИСТОРИЯ В НОРИЛЬСКЕ
15 мая 2013 года, 21:02
Текст: Станислав СТРЮЧКОВ
В эпоху перестройки и гласности, начавшуюся в Советском Союзе в конце 80-х годов прошлого века, в Норильске начали много и активно говорить на самую, пожалуй, закрытую до того времени тему. Так мы узнали, что узниками Норильлага были многие выдающиеся граждане нашей страны: историк Лев Гумилев, ученый Николай Федоровский, писатели Сергей Снегов и Елизавета Драбкина, артист Георгий Жженов и сотни других талантливых и значимых для истории людей.
После курса на демократизацию, взятого в стране в 1986 году, в обиходе россиян и в материалах всех средств массовой информации зазвучало слово “гласность”. В Норильске первые робкие ростки зарождающейся в СССР свободы слова проявились раньше. В 1985 году в Талнахе начал работать киноклуб “Нерв”, созданный по инициативе Валерия Сахарова, знатока и поклонника творчества непризнанного советской властью барда Владимира Высоцкого. На страницах газеты “Заполярная правда” члены совета молодых специалистов комбината и “молодые специалисты со стажем” стали выпускать юмористическую полосу “Опус 69” с острыми для того времени политическими шутками.
В кинотеатрах можно было смотреть ранее запрещенные фильмы, например “В джазе только девушки” Билли Уайлдера, правда, в укороченном цензурой варианте. Шедевры гениев кинематографа – Тарковского, Феллини, Формана и других мастеров показывали на больших экранах и в видеозалах. По рукам ходили альбомы репродукций Сальвадора Дали, а в салонах звукозаписи появилась музыка, еще недавно называвшаяся идеологически вредной.
Трудная тема
В 1987 году норильчане с ужасом и нескрываемым интересом читали “Архипелаг ГУЛАГ” Александра Солженицына – фундаментальный труд про систему репрессий в СССР – и “Сколько стоит человек” Евфросинии Керсновской, бывшей заключенной Норильска. О лагерной жизни в нашем городе активно писали как знаменитые столичные авторы, сидевшие здесь, например Валерий Аграновский – в книге “Последний долг”, так и рядовые граждане, прошедшие через лагеря Норильска.
Поток новой, шокирующей для многих информации привел к созданию новых общественных организаций, существование которых до начала перестройки было невозможно, таких как общество “Мемориал” и общество жертв политических репрессий. Началась новая волна пересмотра приговоров политических узников. Но именно в этот период появились первые исторические спекуляции, попытки подогнать прошлое под веяния времени. Началась поголовная информационная, а зачастую и фактическая реабилитация всех подряд заключенных Норильлага. Складывалось впечатление, что сидели там только безвинно пострадавшие.
22 сентября 1990 года у подножия горы Шмидта, на месте первого официального кладбища для вольнонаемных и заключенных Норильлага, открыли часовню. Строительство ее было организовано на средства молодежного центра “Практик”. 28 июля 1996 года на Шмидтихе появился  памятник “Полякам, погибшим во времена сталинских репрессий в Норильске и других местах принудительных работ”. Так началось строительство мемориального комплекса “Норильская Голгофа”. Сегодня на этой территории расположены памятники евреям, литовцам, эстонцам, латышам, прошедшим через Норильлаг, есть православная часовня и звонница. Вот только памятника сидевшим в лагерях русским нет до сих пор…
Звездные годы СМИ
В 1987 году Норильский Заполярный театр драмы переехал в здание на Театральной площади и открыл новый сезон спектаклем “Особое назначение. Завенягин в Норильске” по пьесе Виктора Левашова. Главную роль исполнил Юрий Цурило, сегодня известный всей стране по ролям в популярных  фильмах и телесериалах.
Спектакль потряс общественность нашего города – впервые с театральной сцены прозвучала скрытая правда о городе и комбинате в период сталинских репрессий. Было показано, как создавался флагман цветной металлургии руками заключенных, а главное, под руководством директора, присланного в Норильск не в почетную командировку, а, по сути, в ссылку. Общественный резонанс был вызван еще и публичной полемикой между известным норильским историком Анатолием Львовым и автором пьесы. Историк упрекал драматурга в искажении фактов и спекуляции на теме, а Виктор Левашов, в свою очередь, уличал оппонента в сокрытии правды. Споры вокруг “Особого назначения” не утихали еще долго и стали первым в истории Норильска публичным идеологическим противостоянием на тему лагерного прошлого города.
Гласность в Норильске напоминала фонарь в темной комнате: куда ни посветишь, везде обилие новых, неожиданных и даже шокирующих фактов из прошлого и настоящего привычной для каждого территории. Не случайно главная телепередача страны в то время называлась “Прожектор перестройки”. В местных СМИ тоже высветились удивительные факты. Оказывается, в Норильске на здоровье человека вредно влияет не климат, а техногенная обстановка. Оказывается, существуют неформальные объединения молодежи, способные составить политическую конкуренцию комсомолу. А “дедовщина” распространена не только в армии, но и в других организациях, например в Норильском техникуме. Оказывается, в городе дефицит продовольственных и промышленных товаров, впереди талонная система распределения… Таких фактов с каждым днем становилось все больше и больше. Норильчане по-новому открывали для себя окружающий мир, который был разительно не похож на старый, лакированный прежними газетными лозунгами. Вскоре обилие негативных новостей и открытий надоест населению, а попытки показать плохое по телевизору, в кино и газетах станут называть “советской чернухой”.
Но тогда норильские средства массовой информации пережили звездные годы. В городе чуть ли не ежемесячно возникали и закрывались новые газеты – “Жизнь во Христе”, “Свой голос”, “Решительные люди” и другие.  Но самой рейтинговой была, конечно же, “Заполярная правда”. Такой популярности старейшая городская газета не имела ни до, ни после периода гласности – в 1988 году ее тираж достиг 74 тысяч экземпляров! Это означало, что газету читали практически все жители НПР. В некоторых учреждениях подписка на “Заполярку” была только для передовиков производства – лимит. Скорее всего, тираж искусственно сдерживали из-за дефицита бумаги и производственных мощностей типографии.
А вот в системе приобретения благ в обход общепринятых норм прежние советские схемы больше не работали. Так, попытка в 1990 году распределить “среди своих” несколько сотен алжирских холодильников привела к общегородскому скандалу. В недавнем прошлом акция прошла бы тихо и незаметно, но теперь списки “счастливых обладателей” дефицитной техники были вывешены во всех людных местах Норильска. Кто-то злорадствовал, кто-то считал, что происходит беззаконие, но одной из норильских партий акция по обнародованию блатных принесла хорошие политические дивиденды.
Перемены, перемены
Через год после принятия Декларации о государственном суверенитете России страна выбрала своего первого президента, и через два месяца после этого события, 23 августа 1991 года, над зданием Норильского горисполкома был поднят трехцветный российский флаг. Именно в это время началось активное строительство новой государственной и городской власти. Началось оно, как это часто бывает, с переименования многих организаций без фактического изменения сути их работы. Так, Норильский совет депутатов трудящихся, к тому времени утомивший горожан бесконечными скандалами и политическим бессилием, стал просто Норильским горсоветом, а народные депутаты, дерущиеся прямо в зале заседаний, – просто депутатами.
В 1992 году горисполком стал городской администрацией, а городское хозяйство – муниципалитетом. Администрации полагался глава, впоследствии мэр города. На этом посту виделась принципиально новая фигура. Председателя исполкома горсовета Юрия Смолова, 17 лет эффективно и успешно руководившего Норильском, к тому времени депутаты сместили с поста. Его место занял 43-летний Василий Ткачев, бывший директор арендного предприятия “Стройдеталь”. В 1992-м Ткачева избрали  главой администрации, а председателем горсовета стал Сергей Никологорский, два года претендовавший на этот пост. Впрочем, уже через год депутаты отправили Никологорского в отставку.  
Переименования затронули все сферы городской жизни. Собес стал управлением социальной защиты, отделы культуры, образования и здравоохранения переименовали в соответствующие управления администрации. Кроме того, в Норильске стали появляться новые организации – например, собственная налоговая инспекция. Дом политического просвещения был передан в ведение вновь созданного управления культуры и стал Городским центром культуры. Примечательно, что до этого времени все органы городской власти, включая горком КПСС, оптимально размещались всего в одном здании на Ленинском, 24а.
Реструктуризация городской власти коснулась и микросоветов – общественных управляющих организаций при жилищных конторах. В 1993 году они стали называться  комитетами территориально-общественного самоуправления. Через КТОСы успешно решали свои проблемы самые незащищенные слои населения – одинокие пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи.  
Болезнь роста
В 1992 году бюджет Норильска перестал зависеть от фиксированных налоговых отчислений. Можно было формировать бюджет самостоятельно путем участия в работе различных фондов, а также за счет новых местных налогов и сборов. Начали взимать регистрационные сборы с предпринимателей, сборы за право торговли, за парковку, налоги с продаж и так далее. Казалось бы, все на благо Норильска. Но две ветви городской власти – администрация и горсовет, вместо того чтобы объединить усилия в созидательной работе, все эти годы конфликтовали. Депутаты старались саботировать многие хорошие идеи администрации, а чиновники блокировали инициативы горсовета. В итоге в октябре 1993 года новый председатель горсовета Виктор Зайцев, так до конца и не признанный легитимным, подписал решение о самороспуске Норильского горсовета.
Затяжная конфронтация в начале 90-х годов коснулась не только местной власти. Городская администрация враждовала с губернатором Красноярского края Валерием Зубовым. Норильск добивался самостоятельности, не желая “кормить” край, в то время как краевые власти не хотели упускать столь лакомый кусок, как отчисления от комбинатских налогов. В краевом бюджете 1994 года, например, норильчанам оставили лишь унизительных 10 процентов от ими же заработанных денег. В борьбу включились и руководство комбината, и власти Таймырского автономного округа. Было направлено письмо президенту России, в котором предлагалось сделать Норильск городом федерального подчинения. В ответ губернатор Зубов готовил иск о признании комбината банкротом.
Противостояние города и края достигло наивысшей точки в 1995 году, когда глава Норильска Василий Ткачев начал сбор подписей под обращением к Федеральному собранию о переподчинении Норильска. Тогда Зубов просто отправил норильского мэра в отставку, обвинив его в финансовых нарушениях. Однако уже в следующем году норильчане вновь проголосуют за Ткачева. Он стал первым в истории города всенародно выбранным мэром.
Становление системы местного самоуправления шло очень медленно и проходило весьма болезненно для рядовых граждан. Видя бессилие власти улучшить положение, страдая от инфляции и тотального дефицита, население впало в политическую апатию. В 1994 году должен был состояться референдум по принятию закона “Об основах организации государственной власти в Красноярском крае”, но президент отменил его. Да референдум бы и не состоялся, ибо явка избирателей в этом году на выборы не превышала 15 процентов.
Относительного структурирования местных органов власти города удалось достичь только в 1996 году, когда впервые был разработан Устав Норильска. Он и определил порядок взаимодействия всех муниципальных служб. Чуть позже свои уставы появились у Талнаха и Кайеркана, тогда еще городов-спутников Норильска.
 
При написании материала использованы документы городского архива, Музея истории освоения и развития НПР и другие источники
Вторая сессия Норильского горсовета
Здесь что-то выбросили
0

Читайте также в этом номере:

Ковшом по холстам (Андрей СОЛДАКОВ)
Неприступный (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Знание – деньги (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Снегоходу нет ходу (Марина БУШУЕВА)
Валюта есть (Екатерина СТЕПАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск