Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Вера, "Надежда", Любовь
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
15 июля 2010 года, 13:10
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Исходный продукт НМЗ – металл, но главным цехам без вспомогательных  не обойтись. В один из них – цех подготовки сырья и шихты – “Заполярный вестник” заглянул накануне 75-летия комбината, решив сделать героиней юбилейного номера женщину. Знакомьтесь, Любовь Терентьевна ФРАНК, работает в цехе почти 33 года. Она начинала трудовую биографию,  когда этот передел только готовился к запуску.  
Цех подготовки сырья и шихты обеспечивает основные цеха завода – ПЭС-1, ПЦ-1 и ПЦ-2 –технологическими материалами, реагентами и металлосодержащими продуктами. “Кормит” сырьем прожорливые электропечи, печи взвешенной плавки и конвертера.
Заместитель начальника цеха Сергей Соломин перечисляет профессии, востребованные на участках цеха. На первом трудятся растворщики реагентов, на втором – машинисты мельниц и кранов, на третьем – дробильщики, бункеровщики, шихтовщики и машинисты кранов. Есть еще участок пылеулавливания, где работают операторы пылегазоулавливающих установок и отдельно операторы пульта управления цеха.
Сергей Соломин знакомит со своим подразделением. Оно, как и все прочие переделы “Надежды”, отличается масштабами.
 
Из Игарки, Ачинска  и Старого Оскола
– Флюсовые песчаники к нам привозят с Кайерканского угольного разреза, кокс – из Дудинки, туда он попадает с материка, а это – сыпучие материалы с рудника “Комсомольский”, – начинает экскурсию по цеху Соломин. И подтверждает догадку: длинные железнодорожные составы из вагонов-думпкаров, которые бодро стучат колесами по дороге на НМЗ из Дудинки и Талнаха, на 90 процентов имеют своим адресатом цех подготовки сырья и шихты. В цеху богатую руду дробят на щековых дробилках, она пойдет в электропечи для штейнообразования.
Песчаник используют в качестве флюсующего материала для обеднения шлаков в электропечах. Песок в качестве флюсующего компонента идет на плавку никелевого концентрата в печах взвешенной плавки.
Огромные сыпучие горы в цехе удивляют своей географией. Экскурсия вдоль них – своего рода путешествие не только по НПР, но и по всей России.
– Коксовый орешек привозят с Алтая и Украины, он нужен для электропечей в качестве восстановителя. Вот этот желтый песок для ПВП – из-под Игарки, с недавно открытого геологами месторождения. Темно-желтый – нефелиновый шлам с Ачинского глиноземного комбината, идет в ПЭС-1 на нейтрализацию хвостов серосульфидной флотации. Эти окатыши – из Старого Оскола, они нужны для процесса осаждения цветных металлов. Окатыши на мельницах измельчаются в пульпу, их доставляют на гидрометаллургический участок ПЭС-1 в транспортно-дозирующихся кюбелях, – рассказывает экскурсовод.
Сергей Соломин поражает сообщением:
– У нас и подземелье есть. Не хотите посмотреть?
Кто же не хочет посмотреть подземелье?
В подземелье по транспортерной ленте – самой длинной на заводе – подготовленный к металлургическому процессу желтый песок (тот, который из-под Игарки) устремляется наверх, бежит к печам взвешенной плавки. Соседний транспортер пока отдыхает, он предназначен для кокса, руды, песчаника, а этот, предназначенный для транспортирования песка, поясняет Соломин, крутится вот так годами.
– Это им Любовь Терентьевна Франк и управляет, – говорит Соломин о главной героине нашего очерка.
 
На Север, где всё во льду
“Надежду” возводили во времена комсомольских строек, на которые народ съезжался со всего СССР. В этом смысле цех подготовки сырья и шихты тоже географический. Оператор пульта управления Любовь Франк вместе с мужем и маленькими сыновьями приехали в Норильск из Красноярска. Причем в их семье все получилось не по стандартам. Обычно в металлургической области трудятся мужчины, однако из всех Франков прямое отношение к “Норильскому никелю” имеет только Любовь Терентьевна. На НМЗ она пришла 30 сентября 1977 года, завод еще не был пущен.
– За романтикой мы ехали или за рублем? – переспрашивает Любовь Франк. – Поехали, и все. Наверное, за романтикой, молодые, хотелось узнать, что такое Север.
Супруги рискнули: поменяли материковскую квартиру на норильскую. Глава семьи Александр устроился в ЦАТК, его жена поступила растворщиком реагентов в цех, который стал для нее родным и единственным в трудовой биографии. Название цеха говорило само за себя – здесь готовили и готовят реагенты для гидрометаллургического производства завода.
– Когда начинала, были только стены и оборудование еще не в рабочем состоянии. Приходилось и штукатурить, и уборкой заниматься, на полгода нас отправляли в реагентное отделение на Норильскую обогатительную фабрику, а в 79-м цех был пущен, – вспоминает старейшая работница цеха.
В те времена в воздухе витал оптимизм, говорит она:
– Какая-то доброта, единение были, подъем, мы с радостью шли на работу.
Позже растворщиков реагентов переименовали в аппаратчиков-гидрометаллургов, но работа осталась прежней. А в 1994-м Любовь Франк стала оператором пульта управления. Почти 33 года в цехе, и ни разу не пожалела о своем выборе. Говорит, хорошие люди трудятся рядом. Если бы чувствовала какую-то неприязнь, давно ушла бы. И с руководителями повезло с первых дней. В частности, с Сергеем Соломиным, с которым пришли на НМЗ почти одновременно.
Любовь Терентьевна отвечает на вопрос, почему ее так ценит начальство. Не только потому, что она добросовестный работник. Еще и очень требовательная, болеет за производство в целом.
– Если непорядок – молчать не буду, обязательно сделаю замечание. Только информацию можно по-разному преподнести: или оскорбить человека, или спокойно объяснить, что нужно сделать.
 
Город, в котором можно  жить и любить
Когда-то в Норильске можно было записаться на курсы внештатных экскурсоводов. Их вел директор музея НГМК Арсений Башкиров, увлеченный историей человек. Прослушав курс лекций, Любовь Франк какое-то время проводила экскурсии по городу. Объясняет свое увлечение так:
– Хотелось что-то дать детям. В свое время при поступлении младшего сына в медицинскую академию это помогло. Хорошо написал сочинение про любимый город. Да и самой было интересно, хотелось рассказать, что город хороший, что здесь можно жить и любить.
Как человек, окунувшийся в историю НПР, Любовь Терентьевна с удовольствием перечисляет громкие имена норильчан, перед которыми можно преклониться: Урванцев, Завенягин, Колесников, Филатов...
– Хагажеев – очень грамотный был руководитель – в свое время работал директором нашего завода. Когда я была председателем цехового комитета, приходилось присутствовать на заводских планерках. Он требовал, чтобы руководители разбирались во всех тонкостях производства. И это, я считаю, очень правильно. Того же требовали все директора.
Сыновья Любови Терентьевны, как уже было сказано, никак не связаны с металлургией. Сергей выбрал профессию врача, на Александра большое влияние оказали поездки на катере по норильским озерам с отцом. Путешествовали они тогда всей семьей. Александр Франк-сын сказал Франку-отцу, заядлому рыбаку и охотнику: “Буду рыбаком”. И пошел учиться на ихтиолога.  
С любимым мужем Любовь Терентьевна прожила 32 года и считает: если в семье все нормально, то и дети вырастают благополучные. Воспитываются на примере семьи. Сыновья вернулись после учебы в Норильск. Краше этого города для них ничего нет, уверяет мама. Вопрос уезжать – не уезжать не стоит. Может быть, потому что в свое время она брала детей с собой на экскурсии. А может, потому что отец показал красоту таймырских озер. От красоты не уезжают.
– А разве обязательно нужно отсюда уезжать? – спрашивает Любовь Франк. – Я считаю, нет. Почему здесь нужно жить временно, а не постоянно? Увлечения себе всегда найдешь, главное – желание. Какой смысл просто брюзжать: “Все плохо”.
– Это мой город, – говорит она. – Он давно стал родным, вся сознательная жизнь здесь прожита. У меня хорошее состояние души после работы. Люди спасают, коллектив, я благодарна цеху, чувствую себя и в городе, и на заводе спокойно.
Женщина по имени Любовь с “Надежды” верит в свой город и завод.
Любовь Франк: “У меня хорошее состояние души после работы”
В отделении приготовления реагентов
0

Читайте также в этом номере:

Юбилейный ландшафт (Юлия КОСТИКОВА)
Короля делает свита (Татьяна РЫЧКОВА)
Уметь видеть (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Асфальт уложен! (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Земля чудес (Марина БУШУЕВА)
Город достоин праздника (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск