Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Короля делает свита
РЕПОРТЕР ИДЕТ ПО ПРОМПЛОЩАДКЕ
15 июля 2010 года, 13:30
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Начальник хлорно-кобальтового цеха  Владимир Сидоров уверен, что без талантливых подчиненных поставленные задачи не выполнить.
В хлорно-кобальтовом цехе творится беспредел. Творческий. Здесь поют, пляшут, вышивают, пишут сценарии и книги. Конечно, в свободное от работы время. Здесь даже плавильщика, когда-то приехавшего в Норильск из Мончегорска, звали Александр Пушкин. Это он выплавил первый норильский кобальт.
 
Сила традиций
Рабочий процесс в ХКЦ давно отлажен. Какое-то оборудование модернизировали, технологический процесс, где смогли, автоматизировали, план уже много лет не только выполняют, но и перевыполняют. “Заполярный вестник” писал про это неоднократно. Конечно, трудности возникают. Как и везде. В прошлом году укрепляли фундаменты, поскольку строения ХКЦ были возведены в далекие 40-е годы прошлого столетия. Именно в процессе этих работ нашли старинные кирпичи со штампом давно закрытого норильского завода и кирку, которой долбили грунт заключенные Норильлага, строившие цех. “Заполярный вестник” рассказывал про обнаруженные раритеты. И что интересно: даже такие трагические вещи в опубликованных материалах приобрели оттенок позитива. Бывшая заключенная Норильлага, к которой отвезли кирку на “опознание”, вспомнила, что благодаря этому предмету она познакомилась со своим мужем и прожила с ним в любви и согласии много лет.
Любой коллектив, и ХКЦ не исключение, силен традициями. До сих пор в коридорах,  кабинетах и участках ХКЦ витает дух Изосима Алексеевича Чалкина – начальника, не только болевшего за общее дело, но и веселого,  изобретательного и легкого на подъем человека. Это он отправился когда-то поднимать с колен убыточный колхоз на материке, это про него говорили “душа-человек”.
Нынешний начальник цеха Владимир Сидоров тоже большой оригинал, только ему досталось другое время и другие путешествия. В юности объехал полстраны как фехтовальщик, в норильский период своей жизни строил металлургический завод и рубил тростник на Кубе, посетил многие страны как турист.
 
Кто в цеху  самый главный?
Начальник цеха про себя рассказывать не любит и уверяет, что ХКЦ держится на талантливых работниках. И приводит примеры.
– Взять хотя бы Сашку Федосенко. Когда он уезжает, я смеюсь: кто в цеху самый главный? Вспомним притчу про короля: “…Ты проживешь без королей?” Солдат сказал: “Изволь”. “А ты без гвардии своей?” – “Ну, нет”, – сказал король. Так и у нас самый главный – слесарь Федосенко. Из ничего может сделать все. Он сегодня первый день как вышел из отпуска, и все вздохнули: “А-а-а-х! Ремонты пойдут вперед”.
Владимир Сидоров перечисляет династии ХКЦ, которыми можно гордиться, и особо выделяет продолжательницу династии Ощепковых Марину Лепшину, дочь своего заместителя, несколько лет назад уехавшего на материк. Марина – электромонтер подстанции с широким спектром талантов и образованием культуролога.
– Она очень творческий работник, – рассказывает начальник цеха. – Ее фотоработы были представлены на выставке в ДК, она один из наших главных сценаристов при подготовке к каким-либо корпоративным мероприятиям. Они фильм сняли, за который мы “Золотую каску” получили на последнем заводском фестивале.  
Они – это творческая группа, в которую входят две Марины Анатольевны. Лепшина уехала в отпуск, поэтому мы заглядываем к Марине Москалевой, тоже по основной профессии электромонтеру и по совместительству капитану команды ХКЦ, – посмотреть на “Золотую каску”.
– Я не главный застрельщик, – начинает отнекиваться Марина Москалева. – Главный – Лепшина.
И, так же как Сидоров, начинает хвалить других: девочки занимаются вышивкой, Лепшина сделала для фотовыставки гениальное фото, называется “Красоте ТБ не помеха”. На ней девушка из ХКЦ при макияже, в каске (правда, не золотой), защитных очках, респираторе и рабочей одежде. Впрочем, Марина вынуждена сознаться, что она тоже и вышивает, и пляшет, и поет, и “согревает сердцем мерзлоту”. Скоро предстоит выступление в проекте “Корпорация звезд”,  затем  подготовка к 65-летию ХКЦ в феврале будущего года и проводы начальника. Владимир Сидоров готовится к отъезду на материк.
 
Граффити
Подготовка к юбилею цеха потихоньку начинается. В здании АБК идет ремонт, а стены со стороны улицы скоро заиграют яркими красками. Оригинальный проект по их окраске в стиле граффити, кстати, тоже взят из  программы мероприятий по подготовке к юбилею цеха. Просто “первую очередь” решено сдать к юбилею комбината. В день нашего визита художники-энтузиасты как раз закончили первый объект – автобусную остановку. Начальник ХКЦ за то, чтобы раскрасить так все цеха. Говорит, видел в Москве “хрущевки”, разрисованные по самую крышу. Убогие строения советской эпохи выглядят при этом замечательно.  
Мы проходим территорию, на которой лежат какие-то запчасти. Именно здесь, в нескольких шагах от АБК, в 40-е годы прошлого века располагалось лагерное кладбище Восточное, на котором хоронили заключенных из 3-го каторжного горлаговского и 5-го лаготделения Норильлага. В 90-е годы на печальном месте хотели построить производственное здание, выкопали несколько ящиков с человеческими костями и начинание забросили, а кости перезахоронили на Норильской Голгофе. По поводу мрачного места у Владимира Сидорова тоже есть идея – поставить бы на забытом кладбище мемориальный комплекс под открытым небом.
– Здесь были бы к месту и кресты, символизирующие кладбище, и колючая проволока, и вышки охраны, и надпись примерно такая: “Помни ГУЛАГ. Это не должно повториться”. Норильск стоит на  костях, а многие про это даже не знают. Однажды на Дне молодежи услышал от  бывших комсомольцев, что они ни разу не были на нашей Голгофе. Уж если они не были… У меня глубочайшее убеждение: печальный опыт должен быть как прививка. Жестокая, смертельная, она должна дать сильный иммунитет от того, от чего мы ушли и к чему не должны вернуться.
Такой памятник в двух шагах от производственных объектов напоминал бы о трагическом прошлом постоянно. На территории цеха нам – в тему – попадается Денис Чернявскис. Очень толковый электрик, как говорит Сидоров, из службы обеспечения ремонтов энергетического оборудования, спортсмен, семья которого ездила в Сочи на конкурс “Мама, папа, я – спортивная семья”. Для него Норильлаг не нечто призрачное. Когда-то сюда по “сталинской путевке” в числе репрессированных прибалтов прислали и его деда – Эдгарса Янисовича. После освобождения дед работал в цехе электролиза никеля бригадиром, старшим мастером, потом бригадиром в ХКЦ. С никелевым заводом связана и биография отца. Денис дает слово, что обязательно пороется в домашнем архиве и найдет сохранившиеся фотографии деда – для публикации материала о нем в “Заполярном вестнике”. Ведь память – вещь зыбкая, а электронную версию текста можно положить на презентационный диск ХКЦ.  На нем хранится история цеха в лицах, важнее которых, как сказал Владимир Сидоров (смотри выше притчу про короля), нет ничего.
Так же как Изосим Чалкин, Владимир Сидоров – большой оригинал
Денис из династии Чернявскисов. Его дед прибыл в Норильск по “сталинской путевке”
0

Читайте также в этом номере:

Юбилейный ландшафт (Юлия КОСТИКОВА)
Вера, "Надежда", Любовь (Татьяна РЫЧКОВА)
Уметь видеть (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Асфальт уложен! (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Земля чудес (Марина БУШУЕВА)
Город достоин праздника (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск