Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Работа такая – думать
Рационализаторы
26 августа 2015 года, 21:23
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Что за фрукт человек, у которого постоянно рождаются идеи по устранению узких мест на производстве? Ответить на этот вопрос нам помог почетный рационализатор комбината – заместитель главного инженера по инженерному обеспечению рудника “Таймырский” Александр КОСИЦЫН.
– Александр Вениаминович, как рождаются идеи?
– Трудно сказать как. Бывает, есть проблема, мысли о ней приходят, надо же как-то решить ее. Смотришь, смотришь и не видишь, а в один момент приходит: можно попробовать так. Я на работу еду – работаю, с работы еду – работаю, думаю. У меня работа такая – думать. Домой прихожу – думаю, спать ложусь – тоже. Что-то придумывается.
У Александра Косицына есть интересное звание – почетный рационализатор. Оно когда-то давалось тому, кто три раза подряд признавался лучшим рационализатором Норильского комбината. В первый раз корреспондент спросила у героя дня: “Какое у вас самое лучшее предложение?”
– Я, как сейчас помню, ответил: “Я не написал еще своего самого лучшего рацпредложения”. И сегодня придерживаюсь того же мнения: самое лучшее – впереди. В жизни необходимо иметь цель, к которой надо стремиться. В рационализации тоже. Это не дает стоять на месте, помогает совершенствоваться и развиваться.
Александр Вениаминович поясняет, что ему и в голову никогда не приходило ранжировать свои идеи, так как в каждую он вложил частичку души. И ему не интересно, каков будет экономический эффект на этапе реализации. Некоторые рацпредложения и вовсе не измеряются в деньгах, зато, например, делают труд под землей безопаснее.
– Для меня не важно, три копейки или миллион. Главное – это внедрить. Написать их можно много. У меня был знакомый, он один раз получил патент на изобретение, после этого написал еще штук 15 изобретений, но ни одного не внедрил. А толку? Одни только бумажки, которые можно на стенку повесить.
Штурман подземных глубин
Согласно имеющейся у нас “объективке”, на счету самого Косицына 74 поданных рационализаторских предложения и более 60 внедренных.
– Уже 76, – уточняет Александр Вениаминович. – Эти данные готовили в июне ко Дню рационализатора, а за это время поданы еще два.
Возможно, все дело в генах. Отец нашего героя Вениамин Михайлович тоже был рационализатором, работал шахтером в Украине. Это он предложил сыну, поначалу собиравшемуся в архитекторы, подать документы в Ленинградский горный институт. Так Александр и сделал, выбрав специальность “маркшейдерское дело”. Говорит, ни разу в жизни об этом не пожалел.
– Когда я поступал, говорили, что маркшейдер – это штурман подземных глубин, – рассказывает Косицын. – Все выработки проходятся по их указаниям, они по приборам определяют, в какую сторону идти, на сколько градусов повернуть. Без маркшейдера под землей – никуда. Считаю, маркшейдер получает более универсальное образование, чем технолог. Он может работать и горным мастером, и начальником участка, да и руководящие посты маркшейдеры занимают не редко. И тому примеров немало, взять хотя бы директора рудника “Октябрьский”.
В 1980-м Александр окончил институт и вместе с несколькими одногруппниками приехал в Норильск. Семь с половиной лет проработал участковым маркшейдером на “Комсомольском”. Потом перешел в технический отдел, занимался проектированием горных работ. Из 35 лет его горного стажа 10 лет приходится на “Комсомольский”, 25 – на “Таймырский”. Если прибавить к ним 47 трудовых лет Вениамина Михайловича, то на двоих – отца и сына – получится 82.
Потребуется изменить проект
Коротко сформулированная суть рацпредложений Александра Вениаминовича, уменьшающих объемы строительства и его стоимость, звучит как будто бы просто. Например, при отработке части залежи “Большой горст” предложено вместо двух пройти одну выработку. Или, пока достраивался поверхностный комплекс ВС-7, на время поменяли схему проветривания шахты. Одна из свежих идей – предложение объединить функции доставочного и транспортного горизонтов при разработке северной третьей и четвертой залежей “Таймырского”.
За короткими формулировками – очень много работы, и не только самих горняков, поясняет Косицын.
– И с наукой приходится решать некоторые вопросы: с ВНИМИ, нашим центром геодинамической безопасности, с проектными организациями. Мы зачастую связаны с безопасностью горных работ, требуется их заключение. Очень часто наши предложения проходят через опытно-промышленные испытания. Получаем положительное заключение, и уже потом начинается внедрение. Процесс – не так, что сегодня придумали, завтра внедрили.
Упомянутое свежее, довольно масштабное предложение по третьей и четвертой северным залежам потребовало, чтобы институт “Гипроникель” полностью изменил проект. Он должен будет опять пройти Главгосэкспертизу, потому что меняется техническое решение.
– Здесь я не один автор, над предложением работал коллектив из шести человек, – уточняет Александр Вениаминович, – ожидаемый экономический эффект – более 250 миллионов. Мы поскромничали, эффект будет гораздо больше. Сначала нужно выполнить проект, потом сравнить затраты по старому и по новому.
– А предложение будет внедрено?
– Обязательно, уже прошло рассмотрение в НТУ, отделе интеллектуальной собственности, и квалифицировано как рационализаторское предложение. А в институте уже откорректирована рабочая документация, и строители ведут работы с учетом изменений.
Про образ мыслей и пользу знаний
Однажды фоторепортаж из жизни Александра Косицына делал фотохудожник Валерий Барков. Он сразу понял, каким должен быть центральный кадр, снял своего героя в окружении высоких колоннад папок. И не только потому, что мысли ложатся на бумагу, но еще и потому, что рационализатор – не профессия. Это образ мыслей. В штатном расписании они называются по-другому.
Александр Вениаминович – заместитель главного инженера по инженерному обеспечению рудника “Таймырский” и по своим служебным обязанностям работает с нормативными документами, составляет отчеты, разрабатывает перечни организационных и инженерно-технических мероприятий, календарные и перспективные планы развития горных работ, контролирует соблюдение требований промышленной безопасности при разработке локальных проектов. Участвует в разработке проектной документации. И еще делает много всякой бумажной работы, которая необходима для функционирования предприятия. Говорит, что, увы, компьютеры бумаг не только не убавили, но еще и добавили.
Кроме того, устно консультирует по телефону начинающих составителей подобных документов, читает и пишет в “Горный журнал” и другие издания. Тесно работает с нашей научно-технической библиотекой. Мы приближаемся к шкафу, откуда хозяин кабинета извлекает стопки дисков, содержащих инновационные идеи в области горного дела. Их подборки из электронных каталогов сделали библиотекари. Не только для него, поясняет Косицын, необходимые материалы заказываются для всех специалистов “Таймырского”.
– Лишних знаний, как и материалов для работы, не бывает. Рано или поздно они принесут пользу.
Ничто человеческое им не чуждо
Как раз тогда, когда Саша Косицын был маленьким, очень популярны были “Денискины рассказы” Виктора Драгунского. Один из них – про то, что любит Дениска: маленькую лань на розовых копытцах, прохладные звезды… – целый мир. Взрослый  Александр Вениаминович тоже любит много чего. Понятно, свою семью: жену, доктора-стоматолога Светлану, и сына-студента Сергея. Надев наушники, слушать по дороге на работу британскую группу Manfred Manns. Отправиться в бассейн. Поболеть на стадионе за “Норильский никель” или у экрана телевизора за московский “Спартак”. “Поколдовать” на кухне и приготовить какое-нибудь новое блюдо (уверяет, что кулинария и рационализация похожи).
Кроме того, наш герой любит оранжевые мандарины. Обрадованный Барков в свое время так и запечатлел его почти в обнимку с этими фруктами. Одно из приятных занятий – посидеть дома за ужином, в кафе или театре или просто погулять по городу своей дружной компанией – вместе с женой и сыном. Правда, сейчас, когда Сергей поступил в Нижегородский университет, это случается не так часто, но совместный отпуск на колесах никто не отменял.
В детстве Саша Косицын окончил музыкальную студию, но и мяч любил погонять, в институте немного занимался боксом, в комсомоле играл в шахматы, волейбол, баскетбол и настольный теннис. Его сын, учась в школе, занимался фехтованием, моделированием, скалолазанием, в компьютерном кружке, получил корочки оператора. Искал себя в разных областях, поясняет отец, и это рациональный подход к выбору главного в жизни дела. Лишних знаний и умений не бывает.
Сам Александр после школы год трудился горнорабочим, это повлияло на выбор профессии. Сергей предпочел компьютеры и программирование. Не стал шахтером в третьем поколении.
Сделай первый шаг
– Раньше рационализаторов было больше, – Александр Вениаминович вспоминает времена своей молодости, – потому что к этому больше привлекали. Сейчас у нас на руднике пять-шесть человек, которые постоянно этим занимаются. Мне кажется, здесь важно желание самого человека сделать один шаг, второй… Если тебе два первых сделать помогли, то следующий ты уже сделаешь сам.
– Кто помогает?
– Те же рационализаторы, которые подскажут, как правильно оформить предложение. Да, человек иногда имеет какую-то мысль, но не знает, что с ней сделать. Он приходит к нам, мы с удовольствием ему помогаем. Это же еще и дополнительное вознаграждение. Сейчас меньше, конечно, людей приходит, но, надеюсь, совсем рационализация не умрет. Русский человек изобретательный.
– А предложения, которые когда-то зависли, могут однажды пригодиться?
– Приведу пример. Писал я рацпредложение, оно долго не внедрялось, я сам его отклонил. А сейчас появилась мысль к нему вернуться, потому что изменилась ситуация, и, возможно, мы его все-таки внедрим с помощью науки. Если идея хорошая, она пробьет дорогу все равно. Будем надеяться, что так же будет и с этим предложением.
Богатой руды “Таймырского” хватит еще лет на 30, говорит хозяин кабинета, запасов вкрапленных руд и того больше. Может, геологи еще что откроют. Значит, понадобятся люди с новыми идеями для ликвидации узких мест.
 
Начало. Участковый маркшейдер на “Комсомольском”. 1980 г.
0

Читайте также в этом номере:

Сокровища рудной горы (Татьяна РЫЧКОВА)
Реконструкция в два этапа (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Для обороны Арктики (Виктор ЦАРЕВ)
Время великих открытий (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Признание (Лариса ФЕДИШИНА)
Энергетики готовы к зиме (Вера КАЛАБЕКОВА)
Шесть лет гарантируют (Евгения СТОРОЖКО)
Надежные люди (Елена ПОПОВА)
Царское место (Татьяна РЫЧКОВА)
ЗаСВИДЕТЕЛЬСТВОвали (Лариса ФЕДИШИНА)
Особенности норильской школы (Евгения Сидорук, главный специалист городского архива)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск