Четверг,
6 декабря 2018 года
№48 (4666)
Заполярный Вестник
Сова, собака и многое другое Далее
На краю Севера Далее
Друзья и годы Далее
Отвори потихоньку калитку Далее
Лента новостей
15:05 Норильску требуются врачи, медсестры и охранники
14:05 Норильская выставка «Два сердца» стала победителем профессиональной премии «Музейный Олимп»
12:50 Школьники из Норильска и Дудинки представили свои изобретения в Красноярске
11:25 Эксперты высоко оценили отчет «Норникеля» об устойчивом развитии
10:05 Проект Follow Up Siberia получил признание профессионального сообщества
Все новости
“Женитьба” – пьеса загадочная
ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ
29 ноября 2018 года, 16:13
Фото: Николай ЩИПКО, Александр ХАРИТОНОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
“Театр живет в своем времени. Можно играть классическую пьесу, сохраняя реалии эпохи, и это будет сегодняшний спектакль, произведение искусства, рожденное сегодня”, – считает режиссер из Санкт-Петербурга Петр ШЕРЕШЕВСКИЙ.
Два года назад режиссер поставил в Норильской драме чеховского “Дядю Ваню”, спектакль, впервые в истории самого северного номинированный на главную театральную премию страны – “Золотую маску”. В субботу, 1 декабря, в Норильском Заполярном – премьера “Женитьбы” Гоголя в постановке Петра Шерешевского.
 
То что нужно
– Петр Юрьевич, что в вашем произведении искусства вы оставляете от Николая Васильевича Гоголя?

– На мой-то вкус – все. Остается  язык Гоголя: где-то в чистом виде, где-то мы его ломаем, слыша при этом его поэтику, лексику... Остается проблематика, заложенная в “Женитьбе”.
“Женитьба” – пьеса загадочная, и ее можно воспринимать и трактовать по-разному. Когда читаешь, есть ощущение чуть ли не комедии положений и такого анекдота. После прочтения остается ощущение истории про неизбывное человеческое одиночество, неспособность человека открыться, желание и одновременно невозможность допустить кого-то в свой ближний круг. Получается, что наши сегодняшние болезни, которые называются кризисом коммуникаций, или социофобией, были у человечества и в позапрошлом веке.  
– Из команды, с которой вы ставили “Дядю Ваню”, в “Женитьбе” играют Юлия Новикова, Денис Ганин, Степан Мамойкин, Нина Валенская. С Павлом Авдеевым прежде не работали. Вы сами выбрали его на роль Подколесина?
– Мне кажется, что я сделал хороший выбор.  С одной стороны, видишь человека в спектакле и оцениваешь его профессиональные качества. С другой стороны, мне был важен его теплый, нежный человеческий взгляд взрослого ироничного человека и одновременно немножко ребенка. Человеческая теплота, открытость и при этом интеллектуальная глубина – то, что нужно было для Подколесина.
– Павел Авдеев сказал, что всегда мечтал сыграть Обломова.
– Глядя на “Женитьбу” и “Обломова”  из сегодняшнего дня, я бы поставил между  Подколесиным и Обломовым знак равенства. Можно считать, что мечта артиста Павла Авдеева сбывается.
У нас не бытовая история, а сон, мечта, размышление главного героя о том, чего бы он хотел, мог. Эта препарация сознания современного человека.
– Известно, что первоначально планировалась для постановки “Анфиса” Леонида Андреева.
– Театр попросил поменять название на что-нибудь менее мрачное. Я понимаю, что зрителю хочется от театра (это печально, а может быть, и не печально) воздуха и радости. В итоге я  выбрал Гоголя. Не могу сказать, что спектакль получается очень радостным, но в спектакле есть юмор, и есть надежда, что он привлечет зрителя.
 
Давай поженимся!
– В свое время Нина Борисовна Валенская, еще не будучи заслуженной артисткой, в дуэте с Юрием Цурило играла Агафью Тихоновну в “Женитьбе” Александра Зыкова. В вашем спектакле ей досталась роль свахи, Феклы Ивановны.

– Очень важная роль. Сваха у нас  не совсем гоголевская. Сегодня история про сватовство выглядит странно. Люди собираются вместе жизнь прожить, а с кем – еще толком не знают. Какой-то странный конкурс среди абсолютно незнакомых людей, которые готовятся к тому, чтобы вместе просыпаться, вместе растить детей. Из сегодняшнего дня это выглядит дико. Хотя когда включаешь телевизор, то там видишь ровно такую же дикую ситуацию, например, в программе “Давай поженимся”. Поэтому мы со спокойной совестью перепрыгиваем из Гоголя в “Давай поженимся”, а наша сваха  становится ведущей этого телешоу.
– Наверняка режиссерское прочтение “Женитьбы” тридцатилетней давности было ближе к классическому.
– Я против определения “классическое прочтение”. Классическим прочтением можно назвать “Лебединое озеро”, поставленное в мизансценах Петипа, когда берется и музейно сохраняется  постановка. “Классическое” означает точное следование каким-то традициям. Даже первая постановка пьесы не может быть классической. Возник новый живой текст. Его кто-то взял и овеществил…
– В вашем спектакле задействованы молодые артисты, пополнившие труппу в этом сезоне. Что скажете о новых лицах Норильской драмы?
– Александр Петряев и Андрей Федоров играют операторов шоу. Евгении Вороновой досталась роль гримера. Я ими очень доволен, но сказать чего-то больше не могу, так как не даю им каких-то сложных актерских задач. В своем маленьком объеме они правильно и хорошо играют.
 
Особая каста
– Над “Женитьбой” вы работаете вместе с пока еще норильскими художниками Фемистоклом и Ольгой Атмадзас, хотя многие приглашенные режиссеры приезжают со своей командой. Вы привезли только художника по свету Александра Рязанцева. Нет ни режиссера по пластике, ни композитора.

– Режиссер по пластике мне не нужен, да и  композитор в спектаклях у меня бывает редко. Когда мы ставили “Дядю Ваню”, в театре еще работал  талантливый Андрей Федоськин, и мы его очень удачно привлекли для музыкального оформления. Во время “Женитьбы” он был здесь на постановке “Гипербореи” и помог артистам чуть лучше попадать в ноты.
– И что поют в  “Женитьбе”?
– Песни Филиппа Киркорова…
– Понятно. А какую задачу  решают сценографы спектакля?
– Действие происходит в квартире, превращающейся то в телевизионную студию, то снова в квартиру… Тут же, как в “Иронии судьбы”, выясняется, что все мы живем в абсолютно одинаковых интерьерах. У нас одинаковые чайники, плиты, постели и так далее. В таких одинаковых квартирах, наложенных друг на друга, как полупрозрачные дагерротипы, живут все персонажи пьесы.
Что касается художников – в театре они особая каста. С Фемистоклом и Ольгой Атмадзас я познакомился на “Дяде Ване”. Вроде незнакомые тебе люди, но через полчаса общения возникло ощущение, что ты прожил с ними всю жизнь, что вы понимаете друг друга с полуслова. И это ощущение сохраняется. Это люди, которые знают, что такое сочинять театр, что такое сегодняшний театр. Это люди, живущие не только в театральной культуре, но и в культуре современного искусства, и с ними интересно пускаться в любое плавание. От них происходит столь необходимая в работе эмоционально-интеллектуальная подпитка.
 
Только любимое
– После постановки “Дяди Вани” прошло два года. За это время вы номинировались на “Золотую маску” не только с Норильской драмой, у вас по-прежнему много работы?

– Все расписано на два года вперед. Занимаюсь своим Камерным театром Малыщицкого в Петербурге. Полгода провожу с ними, оставшуюся половину езжу. Из Норильска возвращаюсь к себе в театр, потом еду в Ижевск на новую постановку. Кстати, на “Маску-2019” номинирован шекспировский “Король Лир” Ижевской драмы.
– И Гоголя  ставите?
– Николая Васильевича я очень люблю. Это моя третья постановка Гоголя. В сентябре прошла премьера “Ревизора” в Пскове, а пять лет назад в Ижевске я ставил “Вечера на хуторе близ Диканьки”. Это был спектакль-карнавал, спектакль-праздник про театр,  игру в жизни. Нужно было мощно привлечь зрителя в театр, что и удалось. Здесь такой задачи передо мной не ставилось. “Женитьба”, как ни шути, получается печальной: она про человеческое одиночество. Кстати, в Пскове я тоже предлагал “Анфису”, но в результате переговоров в афише появился гоголевский “Ревизор”.
– Можете назвать свой самый любимый театр?
– Прикипаешь к любому месту, где побываешь больше одного раза. Да и одного раза бывает достаточно, чтобы возникли какие-то теплые человеческие и профессиональные связи.
– Какие пьесы из вашего режиссерского портфеля, кроме Анфисы, до сих пор не востребованы?
– Портфель с каждым годом пустеет. Надо его наполнять.  Я достаточно много ставлю, и всегда любимое. Очень люблю Чехова. Собираюсь заняться “Чайкой” – единственной из еще не поставленных мной больших пьес Антона Павловича.
В последнее время меня стала больше интересовать современная драматургия. Чтобы как-то ощутить ее изнутри, я вписался в жюри нового драматургического конкурса под названием “Старый конь”.  Его участники должны иметь как минимум десять постановок своих пьес в театрах. Там уже присмотрел пару пьес для себя. Это я еще мало читаю. Надо больше. Каждый год происходит куча драматургических фестивалей, наверное, там есть много хорошего.
– Вы ведь тоже пишете пьесы?
– Давно не писал. Корю себя за это. Считаю, что нужно возвращаться… Последняя пьеса “Железная дверь” была написана лет пять назад. Спектакль идет в Камерном театре Малыщицкого.
Есть написанные, но пока не поставленные пьесы. Надеюсь, что и до них когда-нибудь руки дойдут.
– 2019-й объявлен  в России Годом театра. Что это значит для режиссера Петра Шерешевского?
– К годам, юбилеям по указам я отношусь безразлично: не понимаю, что это, для чего? Считаю, что мы каждый день занимаемся искусством и не можем делать это хуже или лучше в зависимости от того, какой объявлен год. Театр – искусство, и оно к каким-то официальным вещам плохо прилепляется. Впрочем, если в Год театра на постановки дадут в два раза больше денег, будет прекрасно.
– В Норильске вы во второй раз. Место не совсем обычное, как вы здесь себя ощущаете?
В полярный день мне было  легче. В предполярную ночь, когда темно почти сутки, я чувствую себя странно. У нас там еще осень, а здесь зима, холодно. Появляется ощущение, что люди в этом месте  возникли случайно, что оно для них не предназначено… Природа словно выпихивает из себя человека, а тот зацепился и удерживается изо всех сил…
 
ЦИТАТЫ
Павел АВДЕЕВ, исполнитель роли Подколесина:

– Когда прочитал пьесу, у меня сразу возникла ассоциация с Ильей Ильичем Обломовым. Подколесин, как Обломов, не может решиться на поступок. Я всегда мечтал сыграть Обломова, может, поэтому роль Подколесина дается мне легко.
Спектакль – сон моего героя, поэтому я почти все время нахожусь на сцене или на авансцене. Интересно, что когда мы после обсуждения вышли на сцену, то сразу поняли, что спектакль готов. Так четко были поставлены задачи. Конечно, потом мы пробовали разные варианты, но в результате всегда останавливались на режиссерском. Добавлю, что мне за почти 20 лет работы в Норильской драме, еще не приходилось заниматься театром, где все ассоциативно, зашифровано. Мне это очень интересно.
Денис ГАНИН, исполнитель роли Кочкарева:
– Очень интересная, необычная  постановка с открытым финалом. Ее основная тема – одиночество человека в современном мире. Мой Кочкарев – история, близкая, понятная  каждому мужчине от 30 до 40 лет. Илья Фомич такой не нагулявшийся, но уже женатый человек. Так как  Подколесин не женат, Кочкареву непременно нужно женить товарища…
С режиссером мы сдружились, когда два года назад репетировали “Дядю Ваню”, поэтому работается легко. Мы можем себе позволить общаться, что называется, без галстуков, обсуждать идеи, спорить. Как известно, в спорах рождается истина.
Ольга АТМАДЗАС, художник по костюмам:
– В “Женитьбе” постановочной группе  сразу было сказано, что речь пойдет о сегодняшнем дне. Не могу сказать, что это облегчает наше дело. Все равно мы работаем на образ, создавая его в этом случае из современных вещей.
Главный герой одет в то, что носят все молодые мужчины в наше время. При этом мы должны сразу видеть, что он не женат. Понятно, что он не в пиджаке. Мы ему дали свободный кардиган с капюшоном, чтобы можно было кутаться, прятаться в нем. Женихи у нас все в готовых костюмах, которые мы подшиваем, подгоняем по фигурам. Шьем только для женской половины: Нины Борисовны Валенской, Марины Журило и Юли Новиковой. Особый костюм из кружевной ткани будет у Нины Борисовны в роли свахи, которая и сама еще не прочь выйти замуж.
Из Гоголя – в телешоу “Давай поженимся” (фото с репетиции спектакля)
У истории Подколесина (артист Павел Авдеев) и Агафьи Тихоновны (артистка Юлия Новикова) открытый финал (фото с репетиции спектакля)
Павел АВДЕЕВ
Денис ГАНИН
Ольга АТМАДЗАС
0
Последние отзывы на форуме «ЗВ» (отсутствуют)
Добавить комментарий
Ваше имя:
Соберите пазл:

Введите в поле код из 6 символов, отображенных в виде изображения.
Собирать идеально - не обязательно, просто приблизительно соберите картинку (должен быть включен JavaScript).
Совет: для того чтобы не вводить каждый раз код, указанный на картинке — зарегистрируйтесь на форуме и авторизуйтесь, при этом все новые сообщения, написанные вами, будут автоматически публиковаться от указанного при регистрации имени.

Читайте также в этом номере:

Открыто на ремонт (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Капитальная перезагрузка (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Отвори потихоньку калитку (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Кто защитит твою семью? (Марина БУШУЕВА)
Плюс одна программа (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Составить свой бюджет (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
В запасе много добрых идей (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Курс для чтецов (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Сова, собака и многое другое (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Из Коломны с любовью (Мария СОКОЛОВА)
На краю Севера (Наталия САВОЩИК)
Торт для Урсулы (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Друзья и годы (Аркадий ВИНИЦКИЙ)
Шесть в одном (Анна САРАФАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск