Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Тайная история… в Музее НПР
ПОДРОБНОСТИ
26 мая 2016 года, 16:01
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
Два вечера “Тайная история искусства” объединили историков, искусствоведов и всех тех, кто интересуется загадками прошлого. На площадках Музея НПР и художественной галереи состоялись дискуссии и показы двух фильмов “Музей для диктатора” и “Вандализм” от Вольного исторического общества при поддержке Фонда Кудрина.
Ведущими вечеров стали члены Вольного исторического общества Иван Гринько и Анатолий Голубовский.
– К сожалению, историю часто используют, чтобы реализовать собственные амбиции. Мы же выступаем за то, что история – это наука, независимая от политики и личных предпочтений. Мы не даем оценку событиям, не говорим: это хорошо или это плохо. Мы хотим, чтобы люди сами размышляли, поэтому задаем вопросы, на которые каждый сам должен найти ответ, – озвучил принципы Вольного исторического общества историк и археолог Иван Гринько.
Темы для встреч были выбраны не случайно. Учитывая, что проходили они на, так сказать, музейной неделе, которая началась со Дня музея и закончилась Музейной ночью, организаторам хотелось поговорить на тему музеев.
– В нашем музее образовалось пространство, которое можно использовать без потерь для экспозиций, где мы стали регулярно устраивать такие встречи, с просмотром фильмов, обсуждением. Я считаю, что это правильно, ведь хочется, чтобы музей стал той городской площадкой, которая влияет на ситуацию в городе, на местное сообщество, чтобы люди приходили к нам не просто знакомиться с историей, но обсуждать, искать ответы на свои вопросы. И эти встречи – одна из составляющих большого числа событий, которые должны привести к изменениям в жизни музея, – говорит директор Музея истории НПР и Норильской художественной галереи Наталья Федянина.
И как в театры приглашают режиссеров, так и хороший музей привлекает в свои стены различных кураторов и экспертов со своим видением музея как городской площадки. В этот раз ими стали члены Вольного исторического общества, которое, к слову, давно изъявляло желание попасть в Норильск.
– Я здесь второй раз и хочу сказать, что этот город обладает каким-то магнетическим свойством. С прошлого посещения меня не покидало ощущение, что я обязательно должен сюда приехать еще раз. Каждый раз, когда начинаешь внимательнее смотреть на этот город, открываешь его новые смыслы. И это очень важное свойство. Я был во многих городах России, где есть какая-то древняя церковь, потрясающая застройка, но это туристический объект, там уже не откроешь и не накопаешь ничего нового. Норильск – живой город, который развивается. И конечно, я еще планирую приезжать в Норильск, – говорит кандидат искусствоведения, профессиональный историк Анатолий Голубовский.
Он также отметил, что, для того чтобы составить какое-то ощущение от этого города, совершенно недостаточно просто проехаться по улицам – нужно разговаривать с людьми, общаться с теми, кто здесь давно живет, чтобы они показывали город.
– Нам очень повезло. Мы побывали в Старом городе, на Голгофе, где был лагерь для заключенных. И вот когда судишь об этом по литературе, по каким-то историческим источникам – это одно, а когда присутствуешь на месте событий, то чувствуешь, каким сложным было это историческое наследие. Потому что можешь пощупать все это, представить, как все было сложно устроено, как это отражало тех, кто строил этот лагерь, тех, кто в нем содержался. И если отстраниться от эмоциональной составляющей и попытаться просто разобраться, как здесь была устроена жизнь, то это очень интересно. И это очень важный материал для музея, – добавил он.
Любовь к прекрасному диктаторам не чужда
Каждое значительное произведение, как и человек, имеет свою судьбу. Иногда перипетии таких судеб напоминают лихо закрученный сюжет авантюрного романа: картины, скульптуры, иконы похищают и находят, их “убивают” и спасают, они становятся национальными реликвиями и объектами политических спекуляций. В цикле фильмов Григория Козлова сделана попытка рассказать о тайной истории искусства – известной профессионалам, но скрытой от широкой публики.
Фильм “Музей для диктатора” поднял тему музея в жизни общества на примере трех мегапроектов мировых лидеров.
После просмотра фильма Григория Козлова слушатели “Тайной истории…” отметили, что расширили кругозор и по-новому взглянули на диктаторов, а на кого-то нахлынули воспоминания.
– Каждая такая встреча – это просто праздник для интеллектуалов. Для меня основной источник наслаждения – это литература, и во время этой встречи я вспомнила книгу одного голландца “Заяц с янтарными глазами”, где рассказывается история коллекций, которые были награблены нацистами в Европе, через историю одной семьи… Не знаю как у кого, но у меня это место болит. Я имею в виду историю, потому что Норильск – это одна сплошная история, – говорит норильская пенсионерка Марина Голомедова.
Вопрос, нужно или не нужно отдавать французам и немцам предметы искусства, некогда принадлежавшие им (например, ордена Наполеона), оказавшиеся у нас во время Русско-французской и Второй мировой войны, вызвало разногласия не только среди ученых, но и среди слушателей лекции.
А Иван Гринько озвучил, что до сих пор мировое сообщество обсуждает, нужно ли британскому музею отдавать греческие и египетские святыни, учитывая нестабильную политическую обстановку последних, или в Лондоне они будут в большей безопасности. Должно ли искусство Мадагаскара быть возвращено на родину из Парижа. Ведь в Лувре его увидит гораздо большее количество людей, нежели на Мадагаскаре. Иметь в своей стране супермузей – это круто или музеи должны быть маленькими, домашними и уютными?
– Я думаю, это зависит от того, о чем этот музей рассказывает. Если это собрание предметов быта какого-то народа, наверное, уместно разместить его на базе избы или маленького дома, куда заходишь и попадаешь в прошлое и до всего можно дотянуться рукой. А размещать, например, картинную галерею в таких условиях не имеет смысла, потому что там нужен масштаб, нужно иметь возможность осмотреть полотно издалека и в определенном контексте, как, например, в Эрмитаже. Главное, что музей должен быть интересным и открытым. И здесь очень многое зависит от сотрудников. Наверное, кто-то может окунуться в необходимую атмосферу сам по себе и, глядя на исторические ценности и произведения искусства, задать себе нужные вопросы и постарается найти ответы на них, но для большинства очень важно, чтобы информация была донесена, чтобы были раскрыты какие-то интересные факты, чтобы все это было сделано доброжелательно, – говорит начальник управления по делам культуры и искусства администрации Норильска Ирина Субочева.
Вандализм как форма искусства
Второй вечер прошел в художественной галерее и был посвящен вандализму как психопатов-одиночек, так и целых групп людей, для которых акт вандализма выступал в роли идеологического или политического жеста.
Первую страницу в хрониках вандализма записал Герострат – сапожник, чье имя сохранилось в веках. Чтобы прославиться и, как писал Ярослав Гашек, “попасть в газеты и школьные учебники”, он поджег храм Артемиды в Эфесе – одно из чудес света.
Не только тщеславие и желание уничтожить ненавистную культуру завоевателей заставило разрушителей совершать подобные акты. Политика! Именно в эпоху цивилизации сюда вмешалась и политика.
VIII век. Византия. Император Лев III объявляет войну иконам, церковным мозаикам и фрескам, объясняя это тем, что подлинный смысл христианского искусства стал подменяться языческим идолопоклонством. Но истинные мотивы были иными… А потом в просвещенной Европе полыхали костры из книг, музыкальных инструментов и картин. Сам великий Боттичелли подбрасывал свои полотна в огонь, поддавшись на проповеди религиозного фанатика Савонаролы… XX век ознаменовался тотальным разрушением храмов по всей России…
– Когда увидела анонс мероприятий в “Фейсбуке”, то подумала, что я никогда не задумывалась над тем, как создаются музеи, что предпринимается государством и отдельными людьми для сохранности музейных ценностей и так далее. И придя сюда, я нисколько не пожалела. Для меня на встрече было много открытий. Например, тема вандализма для меня всегда была болезненной. Да, есть масса таких полотен, которые стоят миллионы, а ты смотришь на них и недоумеваешь. Но есть же люди, профессионалы, которые признают в них художественную ценность, значит, что-то есть в этих произведениях, чего не видим мы, обыватели. И я всегда думала, что вандалы – это люди, которые сами не могут ничего создать, не знают, как это тяжело, и поэтому могут себе позволить это разрушить. Но оказывается, вандализмом часто занимаются художники, которые сами творцы. Для меня это непонятно и удивительно, – отметила Мария Батова, рентгенолаборант поликлиники.
После просмотра фильма затянулась дискуссия, посвященная норильским святыням.
– Очень здорово, что появился такой формат музейных встреч, которые выдергивают тебя из обыденности и приближают к искусству. И ты начинаешь видеть некоторые вещи в другом свете, разрушаются стереотипы. Тот же вандализм большинство из нас воспринимает односторонне, но оказывается, он может быть не только разрушающим, но и созидающим. Мне, правда, кажется, что есть другие методы для самовыражения, а то, что сделано другим человеком, заслуживает уважения. Тот же памятник Ленину, о котором сегодня шел разговор, я оцениваю как часть истории. Этот период был в нашем прошлом, и стоит помнить о нем и принимать как данность. Если ты благоговеешь перед этой личностью – ты принесешь цветы, если нет – пройдешь мимо. Но разрушать, разрисовывать его – это просто показатель низкого уровня культуры, – считает Наталья Солодовник, директор благотворительного фонда социальных программ “Территория добра”.
Несмотря на разные мнения, эксперты и слушатели остались довольны встречей и решили, что подобный формат норильскому музею просто необходим.
На самом деле темы, которые обсуждались на протяжении двух вечеров, будут интересны любому, кто интересуется мировой и российской историей. И как музеи должны быть разными, так и встречи, которые проходят там. И обязательно среди них должны быть такие, где можно пофилософствовать над теми вопросами, над которыми мы не думаем в нашей обычной жизни, например, что есть справедливость в истории, насколько музей должен быть близок или далек от политики и чем он может и должен быть интересен человеку сегодня, – высказала свое впечатление от встречи Ирина Субочева.
 
ДОСЬЕ
Анатолий ГОЛУБОВСКИЙ (справа)
Кандидат искусствоведения, историк, социолог, журналист, автор идеи и продюсер сериала “Тайная история искусства”, член совета Вольного исторического общества.
Иван ГРИНЬКО
Историк, археолог, музейный проектировщик. Кандидат исторических наук, директор некоммерческого партнерства “Центр по изучению и популяризации культур народов мира “Проект Этнология”, член ICOM, член Вольного исторического общества, член CORPUS. International Group for the Cultural Studies of the Body.
 
СПРАВКА
Впервые в истории гигантский музей музеев задумал создать император Наполеон. После Ватерлоо большая часть награбленных по всей Европе произведений искусства была возвращена законным владельцам. Это была первая в мире реституция художественных ценностей.
Вторую попытку основать супермузей в своем родном городе Линц предпринял Гитлер. К “Проекту Линц” была привлечена целая армия искусствоведов и антикваров под руководством директора Дрезденской галереи Ханса Поссе. Одним из главных источников пополнения супермузея стала собственность “врагов рейха”, прежде всего евреев. После войны произведения, предназначенные для Музея Фюрера, были обнаружены в соляных шахтах Австрии американцами и возвращены странам, ограбленным нацистами.
Хотя в СССР ничего не знали о замысле Гитлера, здесь почти одновременно началась разработка аналогичного проекта супермузея. В марте 1944 года председатель Всесоюзного комитета по делам искусств Михаил Храпченко направил Молотову план создания в Москве Музея мирового искусства. Его экспонатами должны были стать лучшие произведения из музеев Германии и ее союзников. В феврале 1945 года советские трофейные бригады начали охоту за немецкими шедеврами. В СССР оказалось более двух миллионов памятников искусства. Часть из них при Хрущеве была возвращена ГДР. Оставшееся “военнопленное искусство” до сих пор является предметом споров между Россией и Германией.
Историки заставили норильчан взглянуть на вандализм под другим углом
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск