Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Таймырская красная гвардия
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ “ЗВ”
29 декабря 2015 года, 16:57
Текст: Аркадий ВИНИЦКИЙ
Мы еще не говорили о, пожалуй, самой интересной рыбе Таймыра и вообще всех северных рек.
Еще на заре своих рыбацких приключений на Севере я много раз слышал от бывалых рыбаков о настоящей красной рыбе, в изобилии попадающейся в таких дремучих местах, куда никто из рассказчиков сам и не попадал.
Абсолютная правда
Называли ее по-разному: кумжа, кунжа, форель-пучеглазка и, наконец, голец. Кто-то рассказывал о чудовищных размеров рыбинах, попадающих на блесну на озере Глубоком, о самолетах, вывозящих красную рыбу с таинственных озер под названием Близенцы. Не Близнецы, настаивал рассказчик, а именно Близенцы. Кто-то рассказывал о небольших и очень глубоких озерах за Талнахскими горами, где на удочку можно было легко поймать до сотни карликовых гольцов. Рассказывали о рыбке, которую называли форель-пучеглазка, которая ловилась на озере Лама с такой глубины, что на поверхности у нее выпучивались глаза. Вроде бы были счастливцы, которые добирались до водопадов на речках, впадающих в большие озера, и в ямах под водопадами ловили огромных рыбин. Слышал о глухих озерах на Севере, где ловилась таинственная палия. Читал в газете о счастливцах туристах, которые в горах Бырранга на заповедных реках ловили сказочной красоты рыбу – гольца Шренка!
Стоит ли говорить, что от таких разговоров голова начинала кружиться, а пульс – учащаться!
Прошли годы, и я убедился на личном опыте, что все эти рассказы – абсолютная правда.
Но не будем забегать вперед. Начнем с названия.
Вообще, до Норильска с красной рыбой я успел познакомиться. Кстати, красной ее называют по цвету мяса. Не надо путать с осетровыми, которых в старину называли тоже красной рыбой. Но не из-за цвета мяса, а за особые вкусовые качества, отличая ее от остальной рыбы. Это так же, как на Руси называли “красной дичью” лис, волков, оленей.
А собак, с которыми на них охотились и охотятся и сейчас, называют “красногонами”.
Так вот, с настоящими лососями, к которым относится и вся красная таймырская гвардия, впервые я столкнулся на Сахалине. Ловили сетками симу, горбушу и кету. Косяки этой рыбы поднимались на нерест по малым рекам в таком количестве, что иногда вброд речку нельзя было перейти. Косяки сопровождали в большом количестве местные хулиганы – гольцы, или, как их называли местные рыбаки, форель, мальма – кто как.
Столкнулся с красной рыбой кумжей я на Кольском полуострове. Правда, попадала нам на удочки молодь кумжи, ее мясо еще не имело красного цвета. Мечталось, конечно, об атлантической семге, но ее уже тогда почти всю выбили. Сейчас, правда, слышал, что потихоньку подлавливают.
Так вот, наслушавшись норильских рыбаков, стал читать нужные книжки. Поговорил со специалистами из НИИСХ Крайнего Севера и так заморочил себе голову, что не смог запомнить и половины названий. Поэтому решил, что вся эта рыба разновидности одной – арктический голец! И только в зависимости от водоема обитания имеет тот или иной вид и повадки.
Приметное место
По рассказам, гольца можно было поймать на озере Лама. В первый раз я попал на озеро с прогулочным катером. Один из членов экипажа предложил мне на малой лодке сходить за гольцом. Я не поверил. Решил, что это треп и отказался. Ну не могло быть такое счастье доступным просто так. Тем самым отсрочил свое знакомство с чудесной рыбой на год.
На следующий год мы с Иваном Ивановичем Малаховым пришли на Ламу и здорово отрыбачили. Кстати, место это на Ламе я запомнил. Волна здесь бывает очень серьезная. Мы там вытащили на берег лодки, привязали, а ночевать пошли на базу. Ночью заштормило, и, когда мы пришли к лодкам, они были вровень с бортами засыпаны мелким камнем, который волна поднимала и кидала на берег.
Через несколько лет после атомных взрывов в устье Микчангды рыба начала восстанавливаться, и с этого места мы никогда пустыми не уходили. Хотя о таком улове, как в первый раз, и мечтать не приходилось!
Вообще, голец на Ламе ловился. Лучшим местом для этого, как я со временем узнал, считался конец озера, в месте впадения в него двух речек, Южного Бунисяка и другой, название которой я, к сожалению, уже не помню. Туда ходили лучшие спиннингисты, которых я знал. Валерий Смоляр с Колей Канцуровым и братья Голиковы. Мы все ловили на блесны, сделанные из рабочей части нержавеющих ложек. Сашка Голиков ловил на фантастические снасти. Однажды я видел, как он забрасывал титановую трубку со скошенным срезом и двумя крючками. Очень успешно. Валера, тот вообще рассказывал, что приспособил под блесну баббитовый вкладыш от подшипника. По-моему, “свистел”!
Все свои и “хозяин”
Следующее свидание с гольцами, наверное, было самым спортивным и романтическим в моей жизни. Мы дружили с братьями Андреенко – Володей, Мишкой и Колей. Средний, Мишка, работал в геологической партии и часто летал в тундру. Как-то раз он сообщил, что ночью летит в лагерь и может нас по пути высадить порыбачить. Было начало июля, разгар полярного дня. Надо ли говорить, что после работы мы уже были на Вальке в гидропорту и сучили от нетерпения ногами. Высадили нас около девяти часов вечера на речке Кетай Арбо, впадавшей в озеро Кета, и обещали забрать в пять утра, чтобы мы успели на работу. Володя, я и Саша Карпман выскочили из вертолета, благо вещей у нас не было. Пара спиннингов и сумка с закуской. Наскоро сгоношили костерок, пожарили колбасу на прутьях, тяпнули по стопке, и я засобирался. Ребята остались попить чаю и поговорить, а я двинулся вверх по речке. Несмотря на время года, комарья почему-то почти не было. И это было очень здорово, потому что репеллент на рыбалке очень опасная вещь. Стоит смазанной рукой коснуться лески, как она в этом месте теряет прочность.
Места фантастически живописные. Речка-то спокойно течет в русле, как в лугах Рязанской области, то проливается бурным перекатом, то разливается тихой мелкой заводью, глубиной вообще сантиметров двадцать, то зажимается крутыми берегами и с гулом рвется вниз!
Река неширокая, далеко кидать не приходилось. Блесну я поставил достаточно легкую, чтобы по мере возможности избежать зацепов. Кусты и деревья в половодье от берегов оттащило. Бросать – одно удовольствие! Вообще, рыбалка спиннингом довольно схожа с ходовой охотой. Не стоишь на месте, примеряешься к обстановке, меняешь тактику заброса и проводки. Одним словом, очень активное занятие.
Снасть у меня была, по нынешним временам, примитивная. Металлический спиннинг и барабанная катушка – классическая “Невская”. Та, которую тормозят пальцем.
Уже на первом же повороте блесну схватил голец. Он показался мне достаточно крупным. Место было как раз с плавным, спокойным течением, и особо потрудиться мне не пришлось. Я решил вернуться в лагерь и оставить гольца ребятам для сагудая.
В лагере застал благостную картину. Бойцы мирно спали, прижавшись друг к другу.
Рядом лежала посудина с допитым снотворным. Я пожалел их сон, оставил гольца и пошел по речке вниз. Ниже был разлив шириной метров пятьдесят. Казалось, что течения нет вовсе. Я четко понимал, что в таком месте гольца быть не может, но спиннинг забросил, просто так, поиграть блесной. Было очень мелко, и играть не приходилось, надо было ее просто тащить, чтобы она не легла на дно. Оставалось протащить метров пять, уже виднелась блесна, как вдруг спокойную поверхность воды разрезал плавник, и я увидел, что за блесной гонится голец. От неожиданности я бросил крутить катушку, и блесна легла на дно, но, тут же спохватившись, приподнял блесну, а голец, схватив ее, вместе с ней вылетел на берег. Зрелище, скажу я вам! Классическая гольцовая атака у меня на глазах.
Этот был покрупнее первого – раза в два. Красавец! Темно-зеленый, с оранжевыми пятнами по бокам, плавники с белой окаемкой. Поднял, стал обходить кусты и на песчаной отмели увидел следы “хозяина”. Совсем свежие. Еще наполнялись водой. Не очень крупные, но все же. А дальше, метрах в пятистах, уже и место впадения реки в озеро.
Пошел назад в лагерь и, не выдержав прилива счастья, желая разделить его с друзьями, двумя хвостами провел по блаженно храпящим мордам. Эффект был полнейший! Не думали они, что здесь есть рыба. Куда делся сон. Сашка схватил второй спиннинг и стал блеснить в том месте, где попался первый голец. А мы с Володей пошли выше. Дошли до переката. Течение было очень сильным. Блесну тянуло так, что казалось, на ней кто-то сидит. Только я так подумал, как ощутил мощнейший удар. Стал подрабатывать катушкой так, чтобы течение прибило рыбину к берегу. А там уже Володя по колено в воде. Есть третий!
Пошли дальше, разазартился Володя. Еще поймаем! Видно, сработали крестьянские корни. Прикинул он, сколько нас, сколько рыбы. Хоть одну гарантированно домой принести!
Еще выше половину течения перекрыла огромная лиственница. Видно, упала она совсем недавно, еще и зелень на ветках сохранилась. Ниже нее вода закручивалась водоворотом.
Вот тут хорошее место, говорю Володе. В ответ: кидай, мол, чего ждешь. Четвертый размером был с двух предыдущих! Сели покурить. А то и правда руки тряслись. Вот поперло!
Вспомнил про следы, рассказал Володе. Володя, у которого инстинкт самосохранения был самым сильным из остальных и, при случае просто подавлял оные, оценил ситуацию молниеносно, предложил вернуться в лагерь, развести большой костер, попить чаю. Азарт его куда-то пропал, а рыбы, по его расчету, оказалось достаточно. По пути сняли с поста Сашку, который тоже подцепил одного гольца.
Рыбы действительно всем хватило. По пути домой проезжали городскую больницу, где лежал с язвой наш директор. Было шесть утра. Покричали, разбудили. Друзья по палате быстренько достали веревку, которой обычно поднимали запрещенные к передаче в больницу грузы. Немногочисленные в это время прохожие могли получить незабываемые впечатления от зрелища медленно поднимаемого на третий этаж больницы арктического гольца из семейства лососей.
0

Читайте также в этом номере:

С запасом прочности (Лариса ФЕДИШИНА)
А олени лучше… (Елена ПОПОВА)
Груз ответственности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
ПРОФильная оценка (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Новая жизнь искусства (Екатерина БАРКОВА)
Гляди, какие клоуны! (Валентина ВАЧАЕВА)
Классика: новый формат (Валентина ВАЧАЕВА)
Стать Дедом Морозом (Марина БУШУЕВА)
На фоне новогодней ели (Валентина ВАЧАЕВА)
Его Величество Случай (Эдуард ТАРАКАНОВ, диктор Норильской студии телевидения в 1971–1995 годах:)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск