Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Поздравляем
Mr.
На фоне новогодней ели
НОРИЛЬСКИЙ ХРОНОГРАФ
29 декабря 2015 года, 16:12
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
В последние дни уходящего года принято подводить итоги, вспоминая как приобретения, так и утраты, часто преждевременные.
Многое сошлось
31 декабря 1958 года
в Норильске началась эра телевидения. Накануне в город завезли, по одним источникам, 400 телевизоров, по другим – на 100 штук меньше.
Пробную телепередачу провела актриса Норильского Заполярного театра драмы Рахиль Ларина. За пультом сидел Владимир Горюнов, режиссер Норильской драмы. В качестве ассистентов были привлечены сотрудники все того же театра. Так что Норильский Заполярный с полным правом может считать студию телевидения своим отпрыском.
И Ларина, и Горюнов стали первыми сотрудниками Норильской студии телевидения. О Рахиль Лариной известно, что она была актрисой Московского камерного. Перед его закрытием сыграла заглавную роль в постановке Таирова “Адриенна Лекуврер”. В Норильск ее пригласил (уже из театра Пушкина) Ефим Гельфанд, но что-то там не сложилось, и Рахиль Марковна стала первым диктором самого северного телевидения. Однако вскоре ее убрали с экрана и пересадили за режиссерский пульт, как утверждает Тамара Александрова (из первого десанта эмгэушников), по причине пятого пункта, то есть национальности.
Первые телевизионные редакторы по образованию были газетчиками, выпускниками журфака МГУ (Тамара Александрова, Виктор Москаленко, Нина Иванова), Ташкентского университета (Анатолий Львов). Позднее оттуда же приехал Всеволод Вильчек. Появились кинооператоры и еще один театральный режиссер, но уже с опытом телевизионной работы – москвич Феликс Сакалис.
Тем, кто стоял у истоков телевидения в Норильске, повезло со временем: хрущевская оттепель способствовала формированию своего рода телевизионного братства с непровинциальным выражением лица. Многое сошлось: освоение нового дела, близкие по духу люди, городская интеллектуальная среда, утверждала Тамара Александрова, придумавшая в свой первый норильский год куклу Северка. Она же через много лет напишет, что никто из первых, несмотря на пришедшие на смену оттепели заморозки, “не потонул, не пропал, все преуспели – каждый в своем деле”.
 
Сегодня, 31 декабря
1 января 1964 года
газета “Правда” опубликовала материал своего специального корреспондента Константина Симонова из Норильска, датированный 31 декабря. Очерк на полполосы назывался “О необыкновенном и обыкновенном”.
“…Самое популярное слово в сегодняшнем Норильске – это Талнах. Талнах – новое богатейшее месторождение цветных металлов в тундре, в 25 километрах от Норильска. Его открыли геологи совсем недавно… Поверив в важность и размах этого открытия, Норильский комбинат той же весной (1962 год. – Ред.) уже начал строить туда, в непроходимую тундру, капитальную дорогу. Размах открытия подтвердился. Благодаря тому, что не было потеряно ни часу времени, сейчас первые шахтные стволы уже глубоко под землей, а над землей вырос городок, включающий в себя все виды нынешнего заполярного жилья: утепленные палатки, балки, деревянные сборные дома и, наконец, капитальные многоэтажные здания.
Первый из этих домов – общежитие на 400 человек, в которое будут переселяться из палаток люди, мужественно прожившие в них первые полтора года, –  сегодня, 31 декабря, сдается строителям…”
Константин Симонов, чье столетие со дня рождения отметили в уходящем году, бывал в Норильске не один раз. По свидетельству Владимира Долгих, новый, 1964-й он даже встретил там: задержала нелетная погода. Этот новый год подружил директора комбината, бывшего фронтовика, и известного писателя. Они часто встречались в Москве в норильский период Долгих и после его переезда в столицу. Константину Симонову отправляли на рецензии книги о Норильске, в частности, “Звезду Заполярья” Владимира Лебединского, вышедшую в 1971 году. Правда, писатель посчитал, что после ХХ съезда невозможно писать историю Норильска, умолчав о двадцатилетнем периоде лагерей. О чем Симонов сообщил первому секретарю Норильского горкома партии Ивану Савчуку, но услышан не был.
 
Прощание
2 января 1957 года
тело с гробом министра среднего машиностроения, заместителя председателя Совмина СССР Авраамия Завенягина, скончавшегося 31 декабря, поставили для прощания в Октябрьском зале Дома Союзов. В главном, Колонном зале в это время стояла наряженная елка...
Поздно вечером была кремация в Донском крематории. На следующий день в Октябрьском зале стояла уже урна. По протоколу ее должны были замуровать в Кремлевской стене.
Похороны состоялись 3 января. По воспоминаниям дочери Завенягина, Евгении Авраамиевны, это была очень официальная, совершенно лишенная человечности церемония, все заранее расписано и размерено...
–  В этот день был сильный мороз с ветром. Когда длинная процессия вышла на Охотный Ряд, от ветра было трудно дышать. Впереди нас шло четверо мужчин, мне не знакомых, которые несли некое сооружение типа балдахина. Внутри стояла урна. Причем люди, которые шли слева, были существенно выше тех, кто шел справа. Поэтому вся конструкция все время кренилась, и у меня замирало сердце от жуткой мысли, что вот сейчас урна упадет и ветер развеет пепел по Охотному Ряду. Наверное, мысль была безумна, но я никак не могла ее отогнать. Когда же мы вышли на Красную площадь, перед глазами предстала не менее страшная сюрреалистическая картина: площадь была заполнена людьми в черном, и вся толпа утыкана транспарантами с одинаковыми портретами отца. Сто или больше портретов, и все одинаковые. Зрелище прямо-таки леденящее душу.
Этот казенный официоз очень ранил меня... Я никогда не обсуждала с мамой и братом –  так ли болезненно воспринимали они все происходившее тогда.
…Через некоторое время, случайно открыв верхний ящик письменного стола в том самом загородном доме, где отец умер, я увидела свою фотографию в рамочке. Глядя на снимок, сделанный отцом во время нашей счастливой поездки в Кисловодск, я плакала и говорила ему все те слова, которые не успела сказать при жизни.
Рахиль Ларина
Детская редакция (Тамара Александрова, Северок, Инна Назарова) на съемках на молокозаводе
В конце 1963 года первые машины прошли по мосту, связавшему рудное правобережье и Норильский промышленный район
Этот снимок на даче Завенягина сделан Игорем Курчатовым
0

Читайте также в этом номере:

С запасом прочности (Лариса ФЕДИШИНА)
А олени лучше… (Елена ПОПОВА)
Груз ответственности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
ПРОФильная оценка (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Новая жизнь искусства (Екатерина БАРКОВА)
Гляди, какие клоуны! (Валентина ВАЧАЕВА)
Классика: новый формат (Валентина ВАЧАЕВА)
Стать Дедом Морозом (Марина БУШУЕВА)
Таймырская красная гвардия (Аркадий ВИНИЦКИЙ)
Его Величество Случай (Эдуард ТАРАКАНОВ, диктор Норильской студии телевидения в 1971–1995 годах:)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск