Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
14:05 В Норильской драме идет работа над «Снежной королевой»
13:30 Участники проекта FusioNNow предлагают всему миру утепляться
10:30 Билеты на концерт Дениса Мацуева в Норильске распроданы за несколько часов
09:25 МТС улучшил качество связи для труднодоступного поселка на Крайнем Севере
07:30 Остановка на въезде в Талнах, ставшая предметом возмущения многих горожан, на прежнее место возвращена не будет
Все новости
Сложные задачи – трудные решения
ПРОЕКТЫ
29 мая 2014 года, 14:59
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Старейшее предприятие НПР никелевый завод готовится к остановке металлургического производства, которое запланировано на 2016 год. Именно этому событию была посвящена встреча генерального директора компании “Норильский никель” Владимира Потанина с трудовым коллективом завода.
В начале встречи Владимир Потанин напомнил, что буквально несколько дней назад на Петербургском экономическом форуме руководство компании подписало соглашение с рядом министерств, краевыми и местными властями по программе модернизации производственного комплекса в Норильском промышленном районе.
Проект предусматривает закрытие на никелевом заводе агломерационного цеха и перенос плавильного и рафинировочного производства на другие промышленные площадки, в частности на “Надежду”, с последующим закрытием старейшего металлургического предприятия Норильского промрайона. На реализацию проекта 70 миллиардов будет потрачено “Норильским никелем” и 11миллиардов – государством.
– Эта программа будет осуществлена до 2016 года поэтапно, она является для нас очень трудной и во многом знаковой задачей, – отметил Владимир Потанин. – От того, насколько мы сможем с ней справиться, можно будет судить о том, насколько мы умеем реализовывать наши заявленные планы.
Процесс начнется сразу
– Вопрос для работников никелевого завода звучит тревожно и болезненно, и руководство компании полностью отдает себе в этом отчет, – обратился к собравшимся руководитель “Норникеля”. – Поэтому мы исходим из того, что перед вашим коллективом стоит крайне непростая задача осуществить закрытие этого, при всех наших к нему любви и уважении, устаревшего производства, экологически неприемлемого для города, с более тяжелыми, чем это могло бы быть, условиями труда.
Сам по себе проект – очень серьезный вызов, подчеркнул Владимир Потанин. Ожидается, что предприятие проработает в штатном режиме, выдавая плановую продукцию, вплоть до полного его закрытия. Возникает логичный вопрос: а что потом?
– Мы не хотели бы, чтобы у вас сложилось впечатление, что мы ставим такую сложную и нужную для всей компании задачу и в некотором смысле не объясняем, что предлагаем после закрытия, – генеральный директор компании перешел к самой животрепещущей теме. И ознакомил никельщиков с перспективами жизни и трудоустройства после остановки производства:
– Часть работников получит назначения на другие, уже существующие позиции в Норильском промышленном районе. Часть пройдет переподготовку, чтобы работники могли быть задействованы в НПР на других предприятиях, других переделах. Тем, кто выходит на пенсию или по каким-то другим причинам не сможет продолжать работу в компании “Норильский никель”, будет оказана необходимая социальная помощь для переезда на материк. Для этих целей выделяется около 4,5 миллиарда рублей в бюджете “Норильского никеля”. То есть программа не будет пустой декларацией-обещанием, под нее выделено финансирование.
Уже в ближайшие недели работники никелевого завода должны определиться, какой из трех вариантов выберут. К осени появится официальный список предпочтений.
– Естественно, мы не всех сразу охватим, – заметил Владимир Потанин, – но я не хочу, чтобы все сидели и ждали до последнего момента. Процесс, вы это увидите, начнется сразу, он будет абсолютно реальным, и я его буду держать на контроле.
Дискриминацию исключить
Работники никелевого задавали генеральному директору множество различных вопросов, но в первую очередь всех интересовал, конечно, тот, который Владимир Потанин назвал трудным.  
– Завод планируется закрыть к 2016-му, до этого времени продолжится ли финансирование программ, направленных на содержание, ремонт основных производственных фондов, в том числе на замену изношенного оборудования? – спросил один из участников встречи.
– Финансирование всех необходимых ремонтных работ, снабжения и всего остального, естественно, сохраняется в полном объеме, – последовал ответ. – Что касается замены изношенного оборудования, как сами понимаете, на закрываемом предприятии это будет решаться индивидуально – в зависимости от реальных потребностей.
Всем подобным вопросам будет уделяться особое внимание, отметил Владимир Потанин:
– Не хватало к проблеме закрытия прибавить еще проблему, чтобы завод что-то недополучил. Еще раз повторяю, мы ожидаем, что до конца, до самого победного момента, нужный металл будет выдаваться по плану.
Агломератчики (а их на никелевом около ста человек) поинтересовались, какие социальные гарантии предусмотрены для них. Ведь переобучение ударит по карману, в первое время доходы упадут, работать на новом месте придется по низким разрядам, а многие имеют обязательные выплаты, в том числе и по программе “Наш дом”.
– Не поверите, – обращается к залу Владимир Потанин, – только что ехали в автобусе и с Сергеем Николаевичем (Дяченко, первый заместитель Потанина. – Авт.) обсуждали вопросы по агломерационному цеху, потому что так уж получилось, что агломерация как функция уходит в прошлое. Тем не менее смотрим на специалистов в этой области как на квалифицированных специалистов вообще в металлургии – вы сможете получить соответствующие рабочие места на “Надежде” и других переделах. Я понял, что вас беспокоит. Давайте договоримся: мы обратим особое внимание на то, чтобы люди, переходя на другую работу, не были дискриминированы с точки зрения своих разрядов и так далее. А если нужна какая-то переподготовка, давайте попробуем сделать это дополнительно в течение этих двух лет без отрыва от производства. Эту проблему – дискриминацию при переводе, которую поставил коллега, – нужно полностью исключить.
Северные нюансы
Что касается участников программы “Наш дом” с никелевого, то при перемене места службы никто не будет требовать от них никаких досрочных погашений платежей, заверил Владимир Потанин:
– Для работников никелевого завода самый главный принцип, за соблюдением которого я буду следить, это не ухудшение условий. То есть если работник является участником какой-то социальной программы, то это участие будет продолжено в связи с переходом на другую работу или, как я уже сказал, при перепрофилировании. Если работник уходит по тем или иным причинам, то те 4,5 миллиарда рублей на социальную адаптацию, о которых я упомянул, понадобятся в том числе и для того, чтобы мы для работников условия не ухудшали.
– Как переселиться на материк пенсионеру с закрывающегося завода? – спросили у Потанина. Это один из трех предлагаемых вариантов прощания с предприятием, но пенсионеры на заводе слишком молодые, уходят на заслуженный отдых по первому списку в 45 лет. А стать участниками всех программ переселения могут только люди старше 55.
– В рамках тех бюджетных средств, которые мы выделяем на решение этой проблемы, для никелевого завода будет отдельная программа, связанная с переселением, – сообщил Владимир Потанин. – В том числе это будет связано с тем, что в плановом порядке работники, которые с никелевого завода должны были переехать на материк, просто не успеют до 2016 года. Поэтому надо будет форсировать. Мы для никелевого завода делаем специальную программу по переселению, в которой, я надеюсь, мы учтем всю специфику. И я уже дал поручение начать в ближайшие месяцы работать над этой программой. У меня этот вопрос на контроле, к сентябрю программа должна быть готова.
После этих слов Владимир Потанин обратился к директору никелевого завода Олегу Елисееву:
– Олег Дмитриевич, я вас просил бы специально выделить время, чтобы вы могли получать обратную связь в рамках этого диалога. Возможно, московские кадровые службы не до конца видят все нюансы и все проблемы, которые могут возникать. Нужна информация о том, какая специфика у никелевого завода: более ранний выход на пенсию, требуется больше квот и так далее. Чтобы нам тут не промахнуться.
Я сказал – вы услышали
– Последнее время инвестирование в зарплату не производилось, в связи с чем возникала острая проблема привлечения квалифицированных специалистов. И так у нас она была, с закрытием завода может проявиться вдвойне, – поинтересовался работник плавильного цеха.
– Проблема мне понятна и известна, – ответил Владимир Потанин. – Демографическая ситуация в НПР для нас, как для компании, не очень благоприятна. То, что вымываются квалифицированные специалисты, касается не только вашего предприятия и вашего цеха. К сожалению, это общая тенденция. Мы сталкиваемся с тем, что появляющиеся вакансии для рабочих профессий 5, 6, 7-го разрядов замещаются 2, 3, 4-м разрядами. Это повсеместная практика. Более того, к сожалению, ситуация последних лет такова, что многих работников, которых мы принимаем со 2–3-м разрядами, дотягивая их до более высоких, впоследствии теряем, потому что они проходят обучение у нас и потом уезжают. И если раньше у нас слова о том, что Норильск является кузницей кадров, звучали гордо, то сейчас немного иронично. Куем кадры для других предприятий.
При этом анализ уровня труда и социального пакета говорит о том, что в компании “Норильский никель” достаточно хорошие условия по сравнению с другими, отметил генеральный директор. Какой напрашивается вывод?
– Рассмотрение повышения заработной платы для квалифицированных специалистов – вопрос открытый, и мы готовы его обсуждать, но, похоже, не только в этом дело. Что-то еще должно быть, что бы закрепляло работника. Над этим как раз сейчас работаем. Может быть, это ипотечные программы, может быть, условия труда имеют значение или условия проживания.
Руководство компании сейчас думает над тем, как активнее привлекать в Норильск работников на короткий контрактный срок – два-четыре года, предоставляя им служебное жилье. Может, это поможет уменьшить текучку, предположил Владимир Потанин и высказал свое мнение: “Похоже, если механически добавить денег, это проблему не решит”.
После того как вопросы закончились, руководитель “Норникеля” подытожил:
– Давайте так договоримся: я сказал – вы услышали. Через какое-то время мы поймем, движется это так, как мы пытаемся договориться или есть какие-то отклонения. Я со своей стороны обещаю, что как минимум еще один раз мы встретимся в таком составе, чтобы я мог услышать, насколько выполняется то, что я вам продекларировал. И я ожидаю, что вы сможете этот проект довести до конца с высокой степенью ответственности.
0

Читайте также в этом номере:

Капитал (Вера КАЛАБЕКОВА)
Работа предстоит большая (Екатерина БАРКОВА)
О самом главном (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Масштабные цели (Екатерина БАРКОВА)
Задачи у нас общие (Вера КАЛАБЕКОВА, Екатерина БАРКОВА)
Есть перспектива (Марина БУШУЕВА)
Простое – сложное – невероятно сложное (Наталья МАНДРОВА, научный сотрудник Музея истории освоения и развития НПР)
Яблочная леди из Коломны (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Своя марка (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Хорошие традиции (Марина БУШУЕВА)
1 июня – в “Арену” (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск