Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
14:05 В Норильской драме идет работа над «Снежной королевой»
13:30 Участники проекта FusioNNow предлагают всему миру утепляться
10:30 Билеты на концерт Дениса Мацуева в Норильске распроданы за несколько часов
09:25 МТС улучшил качество связи для труднодоступного поселка на Крайнем Севере
07:30 Остановка на въезде в Талнах, ставшая предметом возмущения многих горожан, на прежнее место возвращена не будет
Все новости
ЕЭС нервничает, цены на никель растут
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
29 мая 2014 года, 15:06
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Во время встречи с Владимиром Потаниным на Талнахской обогатительной фабрике ее работники сетовали на дефицит специалистов-обогатителей и детских садов, предлагали не ремонтировать старое, а строить новое жилье. Интересовались судьбой НОФ и Масловского месторождения. Спрашивали, как скажутся на работе компании санкции, введенные ЕЭС против России и США.
Для начала Владимир Потанин сделал акцент на том, что если все расчеты оправдаются, то ТОФ на протяжении ближайших нескольких лет станет уникальным предприятием, через которое будет проходить основная масса всех ценностей, создаваемых компанией. Мощности фабрики по переработке руд могут вырасти до 20 миллионов тонн.
– Что в таком случае будет с Норильской обогатительной фабрикой? – спросил работник, представлявший дробильный цех НОФ.
– Норильская обогатительная фабрика как работала, так и будет работать, – ответил руководитель “Норникеля”. – Все наши планы по расширению выходят за горизонт 2018 года. К этому времени мы решим, сколько нужно добывать руды, сколько плавить. Это вопрос, который предстоит проанализировать в ближайшие годы. Получается, в течение лет пяти на Норильской обогатительной фабрике будет чем заняться.
– Последнее время говорят, что “Русская платина” будет разрабатывать Масловское месторождение. Как вы относитесь к этой ситуации? – прозвучал вопрос из зала.
– Надеюсь, до этого не дойдет, – выразил надежду Владимир Потанин. – Я неоднократно обсуждал вопрос выдачи лицензии на Масловское месторождение в правительстве с премьер-министром, и у меня сложилось впечатление, что есть полное понимание того, что это месторождение было открыто стараниями геологов Норильского комбината и, соответственно, по праву лицензия должна принадлежать “Норильскому никелю”.
Лицензия? Без шероховатостей
– Возникли определенные, как это бывает в бюрократическом мире, шероховатости с разными документами, и я просто решил, что пусть все это устранят, – озвучил позицию ожидания генеральный директор “Норильского никеля”. – И если нам суждено получить эту лицензию, давайте ее получим свободной от всяких претензий, чтобы никто потом не мог ее оспорить. Устранение этих шероховатостей займет какое-то время.
Торопиться в подобных ситуациях ни к чему, заметил Потанин.
– Мы должны понимать, что начало такого проекта, как Масловское, – это принятие огромных рисков, это огромные инвестиции и очень долгий срок окупаемости. Поэтому мы занимаемся поиском технологических и финансовых партнеров, с которыми могли бы разделить эти риски. Ведем диалог и с ведущими международными компаниями, и с финансовыми учреждениями. Финансовая устойчивость компании на сегодняшний день весьма высока. Это представляет для нас большую ценность, поэтому по любым проектам роста, особенно агрессивным, решения будем принимать с большой осторожностью. Даже если нам будет зеленый свет по лицензии и всем остальным вопросам.
Рынок сбыта? Китай
– Как скажутся санкции, введенные ЕЭС против России и США, на работе компании? – проявили интерес и к политике сотрудники ТОФ.
– Надеюсь, никак не скажутся. Санкции – обоюдоострая вещь, акт суицида для того, кто их вводит, особенно для европейцев, – оценил ситуацию Владимир Потанин. – Хорошо, если с Америкой у них товарооборота миллиардов 30 общего. А с Европой – 440, как минимум в десять раз больше. Поэтому наши бывшие враги-империалисты там между собой и не договорятся. Американцы подстрекают, чтобы Европа подключилась, но Европе это как обрезание. Я думаю, что европейцы, как бы они ни кипятились, просто не смогут себе это позволить.
Что касается продукции “Норильского никеля”, заметил руководитель компании, то можно альтернативно решать проблемы и по поставкам, и по рынкам сбыта.
– В частности, мы увеличили в этом году поставки в Китай с 70 тысяч тонн никеля до 100 тысяч. Был у меня разговор по стратегии в Лондоне. Меня тоже спросили. Говорю: “Не верю, что будут введены санкции, и не хочу, но вы, пожалуйста, продолжайте про это спрашивать, потому что нервозность, которую вы создаете, повышает цены на никель. И “Норильский никель” от этого пока только выигрывает”.
Власть в России санкции тоже пока не волнуют.
– Я вижу, что у Путина этот вопрос под контролем. Он посылает достаточно твердые и миролюбивые месседжи западным партнерам и, мне кажется, по внешним впечатлениям и по разговорам, чувствует себя достаточно уверенно и контролирует эту ситуацию. Поэтому сочетание невыгодности санкций для них, наличие у нас возможных альтернатив и достаточно внятная, сильная позиция руководства страны – это треугольник, на котором мы спокойно удержимся и будем дальше работать.
0

Читайте также в этом номере:

Капитал (Вера КАЛАБЕКОВА)
Работа предстоит большая (Екатерина БАРКОВА)
О самом главном (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Масштабные цели (Екатерина БАРКОВА)
Задачи у нас общие (Вера КАЛАБЕКОВА, Екатерина БАРКОВА)
Есть перспектива (Марина БУШУЕВА)
Простое – сложное – невероятно сложное (Наталья МАНДРОВА, научный сотрудник Музея истории освоения и развития НПР)
Яблочная леди из Коломны (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Своя марка (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Хорошие традиции (Марина БУШУЕВА)
1 июня – в “Арену” (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск