Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:40 «Безумные три дня»: иностранцы надолго запомнят поездку на Таймыр
14:10 В Норильской драме готовят спектакль «Брат мой» по произведениям Василия Шукшина
14:05 Белая медведица Марфа из «Роева ручья» набрала вес и отмылась
13:50 Нганасанка Елена Савран завоевала титул «Русская мисс Сан-Франциско»
12:00 Норильск встретит полярную ночь фестивалем света
Все новости
От “Курьера” до ЦЭТА
ПРОМПЛОЩАДКА
9 июня 2016 года, 14:45
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Лариса СТЕЦЕВИЧ
Самый интеллектуальный цех Норильской обогатительной фабрики, основанный 40 лет назад, и сегодня остается мозговым центром предприятия. ЦЭТА ЛЭТА – под таким мелодичным названием цех фигурирует в структурной цепочке, обеспечивает управление производственными процессами фабрики и позволяет ей идти в ногу с техническим прогрессом.
ЦЭТА звучит как терра инкогнита, на самом деле это цех эксплуатации технологической автоматики. В свое время он назывался “Курьер” от названия финского оборудования – первых пульповых анализаторов.
Цех состоит из трех участков: КИПиА – участка контрольно-измерительных приборов и автоматики, РЛ – рентгеновской лаборатории и ЛЭТА – лаборатории эксплуатации технологической автоматики. Как отмечает Александр Кустов, заместитель начальника Норильской обогатительной фабрики по автоматизации, ЦЭТА – самый интеллектуальный передел фабрики. Именно здесь работает персонал, обслуживающий все автоматизированные и автоматические системы управления технологическими процессами и параметрами:
– Это мозговой центр, который обеспечивает управление производственными процессами фабрики с рабочих мест диспетчеров, технологов, операторов, где на мониторах можно увидеть работу всех автоматизированных систем НОФ. Благодаря наличию этих показаний мы можем не просто увидеть состояние оборудования, технологических потоков, но и проконтролировать абсолютно все технологические процессы – от подачи масла и температуры до содержания металлов в пульпе. И могу сказать вполне определенно: если бы этого цеха не было у нас, мы отставали бы от прогресса лет на 10–15.
Цех, основанный в 1975 году, одно время находился в составе “Норильскавтоматики”, но потом его вернули Норильской фабрике.
– Еще в 2000 году на собрании коллектива было решено, что такой цех нам и самим нужен, – поясняет Александр Кустов. – В пользу этого решения немаловажную роль сыграло наличие в составе цеха участка пульповых анализаторов, а это наше все. Дробить же цех и передавать участками уж совсем было невыгодно, так что отстояли мы свой ЦЭТА. И теперь в составе фабрики есть свои программисты, инженеры, слесари КИПиА и другие важные специалисты.  Кстати, могу с полной уверенностью сказать, больше такого цеха нет ни на одном переделе комбината.
Мыслительный центр
Сегодня на фабрике идет постепенное обновление оборудования. Уже успешно реализован проект “Увеличение переработки вкрапленных руд на 1 млн тонн в год”, начатый еще в 2012 году. И если раньше на НОФ перерабатывалось около восьми миллионов тонн руды, то по окончании проекта – на один миллион тонн больше. Для этого были внесены соответствующие изменения в технологию переработки. Произведена замена устаревших насосов на современные автоматизированные  насосные установки, смонтировано новое автоматизированное оборудование в дробильном и измельчительно-флотационном цехах. Введен весовой учет для мельниц вкрапленных руд, благодаря чему можно регулировать загрузку шаровых мельниц.
С начала июня на Норильской обогатительной фабрике добавятся оставшиеся после закрытия никелевого завода производственные площадки. Все это сложные технологические процессы, требующие современных систем автоматизации. Поэтому цеху эксплуатации технологической автоматики необходимо всегда идти в ногу с прогрессом.
Александр Тараскин руководит цехом с 2010 года. Здесь без малого 70 человек, и практически все специалисты с высшим инженерным образованием, причем в основном это молодые люди до 40 лет, как того и требует время. При этом, по словам Тараскина, главным премудростям работы приходится обучать на месте, настолько в ЦЭТА своеобразная специфика. Институты дают базовые знания, а тонкостям уже обучают фабричные наставники. Более того, по мере возможности специалисты цеха, чтобы угнаться за прогрессом в области автоматики и электроники, проходят различное дополнительное обучение на специализированных курсах.
– Все контроллерное оборудование НОФ импортного производства. Наши сотрудники должны не только знать его досконально, но и владеть всей технологической цепочкой обогащения руды. Ведь мы обслуживаем и налаживаем автоматическое оборудование фабрики и разрабатываем алгоритмы работы программного обеспечения технологических процессов и контроллерного оборудования. Например, тот же ИФЦ делает заявку на приобретение, допустим, новой флотомашины и мельницы. Наша задача – продумать и заявить производителю необходимую систему автоматизации нового агрегата, чтобы это было по последнему слову техники и в то же время легко могло интегрироваться в нашу фабричную систему.  
Например, сегодня Алла Саенко, заместитель начальника лаборатории эксплуатации технологической автоматики, разрабатывает программу для диспетчеров. Как только программу запустят в работу, у наших диспетчеров сразу уменьшится количество бумажной работы. Все данные с каждого участка будут заноситься в компьютер и поступать в общую базу данных по фабрике. Экономия времени и денег.
Значения мгновения
Алла Саенко, можно сказать, старожил цеха. В лабораторию (ЛЭТА) она пришла в 1995 году, сразу после окончания института, программистом, а теперь она заместитель начальника лаборатории:
– Моя работа интересная и ответственная. Наверное, мало кто может сказать о своей работе, что здесь каждый день как первый. Казалось бы, за 20 лет ко всему можно привыкнуть, но только не в нашей ЛЭТА. Прогресс не стоит на месте, меняется оборудование фабрики, меняется технология, а значит, и мы должны постоянно разрабатывать новое программное обеспечение.  
Программисты ЛЭТА разрабатывают новые программы, слесари и наладчики КИПиА подключают оборудование. Когда оно запущено в работу и установлено программное обеспечение, в ЛЭТА начинают отслеживать сигналы работы приборов, так называемые мгновенные значения, которые снимаются раз в 5–15 секунд, чтобы вовремя предупредить диспетчеров, операторов и технологов, если, не дай бог, произойдет какой-то сбой в работе. Вот такая замкнутая цепочка, где все звенья взаимосвязаны друг с другом.
Тесные отношения у цеха и с метрологической службой ПООФ. У Юрия Чибрина, офицера запаса, а ныне инженера-метролога, очень ответственная должность, в его ведении находятся поверка и калибровка всех приборов фабрики:
– В нашу компетенцию входят все средства измерения электрических и магнитных величин, средства измерения уровня, давления. От того, насколько точно они настроены, зависит результат работы всей  фабрики.
Регулярную поверку проходят не только приборы, но и сами метрологи каждые пять лет проходят обучение на курсах повышения квалификации, поверяют и обновляют свои знания в учебных вузах Москвы, Новосибирска и Санкт-Петербурга.
Впереди планеты всей
Автоматизированное оборудование есть во всех цехах фабрики, от “дробилки”, измельчительно-флотационном цехе, цехе гидротранспорта, и до участка фильтрации медного концентрата. Процесс отслеживания и управления всеми технологическими процессами обогащения продукта компьютеризирован. Задача специалистов ЦЭТА ЛЭТА – чтобы работа фабричной автоматики была доведена до автоматизма, вот такой каламбур.
Анализаторы, определяющие текущие показания концентраций металлов в пульпе, базируются в рентгеновской лаборатории. Здесь, в лаборатории, на компьютерах отражается вся работа фабрики в режиме реального времени. Рентгеновская лаборатория ведет отборы проб и их подготовку, которые берутся в измельчительно-флотационном цехе. Пробы необходимы флотаторам для ведения технологического процесса. Все показания непрерывно снимаются в режиме реального времени.
Ольга Денисенко, лаборант-рентгеноструктурщик, вот уже в течение 36 лет отбирает пробы для флотаторов. Сидя за мониторами, она видит всю технологию фабрики, все циклы обогащения руды, по мнемосхемам следит за работой оборудования, за отбором проб и их доставкой для проведения рентгеноспектрального анализа, диагностирует неисправности, проводит техническое обслуживание оборудования.
В цех Ольгу Денисенко за руку привела мама:
– Меня устроили, можно сказать, по блату. Сюда всегда было очень трудно попасть на работу. Но первый начальник цеха, Светов, вот имя отчество уже и не вспомню, пошел маме навстречу. Повезло мне и с наставницей, Зинаида Григорьевна Конных обучила меня всем премудростям лабораторной работы. Главное, твердила она, быть внимательной, столько здесь всякого оборудования, и ответственной, нельзя и на миллиграмм ошибиться.
В смену у лаборанта для устранения возможных сбоев системы в оперативном подчинении слесарь-ремонтник, электромонтер, рентгеномеханик и наладчик КИПиА.
В этот раз в смене был Константин Тваркунас. Он рентгеномеханик уже со стажем, до НОФ девять лет отработал по этой специальности на никелевом заводе:
– Моя главная задача – устранять возможные неисправности именно на анализаторах и системах пробоподготовки в измельчительно-флотационном цехе и в цехе сгущения. Работа очень интересная, ведь дело приходится иметь с очень сложной и умной техникой. Постоянно приходится учиться, повышать свой профессионализм, для этого есть специальные курсы. Вот готовимся, скоро у нас будут новые анализаторы.
– В 2017 году ожидают новый поточный пульповый анализатор “Курьер 6-X” для рентгеноспектрального анализа  измерения содержания меди и никеля в пульповых продуктах, – поясняет Александр Тараскин. – А пока суть да дело, мы налаживаем к нему новую систему отбора и доставки проб.
Кроме того, нам предстоит внедрение новой  установки приема, приготовления и дозирования присадки-депрессора “Полицелл-Д” в измельчительно-флотационном цехе. Это новый реагент, так называемый депрессант пустой породы, введение которого в процесс флотации позволит увеличить извлечение никеля и меди из породы.
Депрессоры используют как при отделении ценных минералов от пустой породы, так и при разделении полезных минералов. Сама установка – высокотехнологичное оборудование с автоматическим управлением. Нам необходимо изучить работу этой установки и разработать программу ее интеграции в наше оборудование. Кроме того, пока ведется подготовка к установлению “Полицелл-Д”, внедряются новые точки отбора проб.  
– Так что наш цех, оправдывая звание мозгового штаба, постоянно это доказывает, для чего мы не просто идем в ногу с прогрессом, а на шаг впереди. Приходится держать руку на пульсе не только нашей НОФ, но и всего мирового производства. Что у них новенького, мы просто обязаны знать, – подчеркивает Александр Тараскин в заключение нашего разговора.
0

Читайте также в этом номере:

Эффектно об эффективности (Вера КАЛАБЕКОВА)
Полет нормальный (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Задача номер один (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Начали капитально (Лариса ФЕДИШИНА)
Он не только улыбается (Евгения СТОРОЖКО)
Через кнопку РКЦ (Лариса ФЕДИШИНА)
Первые среди лучших (Лариса СТЕЦЕВИЧ, Татьяна РЫЧКОВА, Екатерина БАРКОВА, Лариса ФЕДИШИНА)
Дело – труба (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск