Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
10:00 На заповедном озере плато Путорана провели грандиозную уборку
09:00 Расклейщикам объявлений в Норильске звонит автоинформатор
08:00 До конца года все города Красноярского края подключат к системе «112»
07:05 Чистая прибыль «Норникеля» выросла почти в два раза
14:00 В Арктике ищут новые острова
Все новости
О пользе шлаков
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
5 декабря 2011 года, 14:02
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Еще полвека назад шлаки считали бесполезными заводскими отходами. Сейчас они – самостоятельный продукт металлургического производства. Из них делают блоки для строительства и бетонные смеси, пемзу, щебень, шлаковату и даже удобрения. Гранулированным шлаком посыпают улицы зимой. Корреспонденты “ЗВ” узнали, как производят этот материал на никелевом заводе и для чего используют.
Никелевый мы выбрали не случайно: здесь сохранилась старая технология производства граншлака. Она трудозатратна, но конечный продукт при этом получается гораздо качественнее, чем при использовании более современных методов гранулирования.
Для тех, кто не изучал металлургию: шлак – это расплав, который покрывает поверхность жидкого металла. То есть по сути второй после металла продукт плавки. Он формируется из пустой горной породы и имеет сложный и разнообразный состав – в шлаке в разных долях могут присутствовать железо, кальций, магний, кремний и другие химические элементы.
В цветной металлургии выход шлаков весьма велик. Например, при переработке бедных руд он может составлять больше 100 тонн на одну тонну извлеченного металла.

Подлить масла в воду

Показать, где и как делают граншлак, нас везет на служебном уазике старший мастер участка гранулирования Сергей Сластенин. (“Какие гравицапы! Какая экспрессия!” – восхитилась потом моя знакомая, увидев фотографии с места событий. Человека, мало знакомого с металлургическим производством, вид многотонных чаш, наполненных раскаленной субстанцией, напоминающей вулканическую лаву, действительно способен поразить.)
От плавильного цеха до участка едем минут пять. Грануляционная установка, на которой делают граншлак, находится под открытым небом, у края насыпи на шлакоотвале никелевого завода. Устроена она до смешного просто, как водная горка в аквапарке: это приемная ванна, соединенная с уходящим под уклон стальным желобом. В него вмонтирован раструб, через который насосом подается вода. Все.
Технология тоже проста: когда из раструба под напором поступает вода, в нее льют раскаленный шлак. Получается эффект кипящего масла, если плеснуть на него воду: оно мгновенно разлетается мелкими брызгами. То есть граншлак – это затвердевшие брызги жидкого шлака.
– При резком охлаждении водой шлак, имеющий температуру от 1150 до 1200 градусов, разбивается на пескообразные частицы размером от одного до трех миллиметров, затвердевает и струей воды выносится по желобу вниз, где его сгребают бульдозеры, – предварительно знакомит нас с теорией Сергей Сластенин. – Температура гранулированного шлака в момент его выноса из желоба составляет уже 100–120 градусов.

Лед и пламень

Пока мы фотографируем грануляционную установку и работающие ниже по насыпи бульдозеры, на участок подъезжает шлаковоз – платформа с двумя огромными чашами. В них пока еще жидкий, расплавленный шлак. За восемь часов – одну рабочую смену – сюда приезжает от 30 до 40 шлаковозов.
Стоять рядом с ними жутковато: от чаш высотой в четыре метра и весом около 35 тонн каждая идет такой жар, что возле них подтаивает снег.
Пульт управления грануляционной установкой находится в нескольких метрах от нее, в маленьком кирпичном строении.
– Сейчас начнется слив, это опасно, зайдите внутрь, – говорит Сергей Сластенин. Дальнейший процесс наблюдаем уже через окно. Вот одну из чаш установили напротив приемной ванны и подключили к питающему кабелю. Шлаковщик включил световую сигнализацию и подал предупредительный звуковой сигнал. Убедившись, что посторонних нет, он с пульта включает насос подачи воды и наклоняет чашу. Жидкий шлак постепенно сливается на струю воды в желобе. Прилегающее пространство сразу заволакивают клубы пара, в воздухе – взвесь из мельчайших гранул. Кажется, можно даже расслышать сыпучий шуршащий звук.
– Благодаря схеме блокировки чаша шлаковоза не может быть наклонена, если не включен насос подачи воды, – комментирует Сергей Сластенин. – Чашу с жидким шлаком надо наклонять плавно, при резком сливе может быть взрыв. За час шлаковщик сливает от трех до четырех чаш. После слива двух чаш в приемное устройство подается вода, чтобы охладить образовавшуюся корку шлака. Потом шлаковщик отбивает ее вручную ломом и смывает водой в желоб.
– Готовый граншлак используется в основном на рудниках, в закладочных смесях, которыми заполняют пустоты, – рассказал нам начальник плавильного цеха никелевого завода Константин Тулупов. – Примерно одну шестую часть производимого граншлака, это около 10 тысяч тонн в месяц, у нас покупает “ИЛАН-Норильск” для посыпки улиц и изготовления асфальто-битумной смеси.

Дороги, которые мы посыпаем

Фирма “ИЛАН-Норильск” занимается благоустройством дорог в Центральном районе города. Одна из ее задач – посыпать улицы граншлаком.
– Подсыпку мы делаем с помощью “кадээмок” – комбинированных дорожных машин, – говорит заместитель генерального директора ООО “ИЛАН-Норильск” по производству Геннадий Латынцев. – Каждые сутки одномоментно на улицах работают пять таких машин. Ездят по определенным маршрутам. В октябре рассыпали уже 8000 тонн граншлака. То есть, получается, рассыпаем около 320 тонн ежесуточно. Потом, когда выпадает свежий снег, вместе с ним снегоуборочная техника убирает и граншлак.
За передвижением техники Геннадий Латынцев может следить из собственного кабинета: все машины снабжены спутниковыми навигаторами.
– Вот смотрите (показывает на монитор компьютера), сейчас одна едет по Комсомольской, другая от хлебозавода поворачивает на Кирова, третья выезжает с площади Металлургов и еще две машины работают в Оганере.
Норильский шлак из-за большого содержания железа имеет высокую абразивность. Поэтому лопатки снегопогрузчиков и другие детали дорожной техники быстро изнашиваются. Отмечают повышенную абразивность дорожной посыпки и владельцы легковушек.
– Видите, несколько сколов на лобовом стекле – они все от граншлака, – показывает нам водитель такси, в котором мы едем на очередное задание. – Шлак летит из-под колес впереди идущих машин и царапает стекла и краску на корпусе. Бывает, попадаются большие куски, такой может пробить стекло навылет. А замена, между прочим, может обойтись в 10, 20, а то и 30 тысяч рублей, в зависимости от марки автомобиля.
– А что, – спрашиваем у водителя, – было бы лучше, если бы дороги посыпали солью?
– Ой, нет, – тут же отвечает он. – От нее машина портится еще быстрее и, скажем так, серьезнее. Так что пусть лучше посыпают шлаком.
– Использовать вместо граншлака какой-то другой противогололедный материал было бы слишком дорого, – поясняет Геннадий Латынцев. – Например, если использовать фракции, получающиеся при дроблении щебня, это будет стоить 500–600 рублей за тонну. Граншлак же мы покупаем на никелевом заводе по 32 рубля 50 копеек за тонну. Кроме того, он более экологичен, чем песчано-соляные смеси.
Как мы узнали, к материалу, применяемому для посыпания улиц, существуют определенные требования государственного стандарта. ГОСТ допускает размер гранул до 8 (!) мм. При этом, говорится в документе, “количество камневидных кусков шлака в партии не должно быть более 5% по весу, а размеры таких кусков не должны превышать 100 мм”. То есть шлак на норильских дорогах этому стандарту вполне соответствует.
Геннадий Латынцев: “Граншлак более экологичен, чем песчано-соляные смеси”
Шлаковоз в момент слива шлака
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск