Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
08:15 Юным норильчанам предлагают участвовать в творческом конкурсе на спортивную тему
08:05 «Норникель» и «Атомфлот» договорились о стратегическом партнерстве
18:25 Владимир Потанин: «В ближайшие десять лет мы планируем вложить почти 2,5 триллиона рублей в наши проекты»
14:05 В Норильске некому вывозить строительный мусор
13:50 Бисерная радуга появилась в Хатанге
Все новости
Время “Утиной охоты”
ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ
5 декабря 2011 года, 14:47
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Свой 71-й сезон Норильский Заполярный театр драмы открыл “Продавцом дождя” в постановке Александра Зыкова. В спектакле по пьесе Ричарда Нэша дождь льется только в финале. На очередной премьере сезона, 9 декабря, дождь на сцену будет падать все три акта.
Под шум дождя главный герой вампиловской “Утиной охоты” и прокрутит всю свою жизнь назад, от себя тридцатилетнего до ребенка, разучивающего гаммы.
– Сейчас я все знаю про этот возраст, – говорит постановщик “Утиной охоты” Егор Чернышов. – Когда перечитал пьесу, то понял, что режиссер должен быть ровесником Зилова и что нужно ставить ее сейчас, когда она мне биологически близка.

“В каждой избушке…”

Егор Чернышов получил предложение поработать в Норильском Заполярном театре от министра культуры Красноярского края Геннадия Рукши после дебюта режиссера в краевой драме. Спектакль “Самый легкий способ бросить курить” Михаила Дурненкова был показан вне конкурса на театральном фестивале “Золотая маска” весной этого года. Вообще, за десять режиссерских лет выпускник Санкт-Петербургской академии театрального искусства не раз был отмечен критикой и зрителем. В 2003-м его спектакль в Екатеринбургском ТЮЗе “Облом-off” по пьесе Угарова получил приз за режиссерский дебют, сценографию и лучшую мужскую роль. Режиссер предпочитает отечественную драматургию и не только современную, но и классическую, хотя есть в списке поставленных им пьес иностранные авторы. Например, в БДТ имени Товстоногова Егор Чернышов в 2009-м выпустил Norway Today Бауэршимы и “Королеву красоты” Мак-Донаха в 2010-м.
В этом театре мечтали работать родители Егора, мама, выпускница ГИТИСа, и отец, окончивший Щепкинское училище. Народный артист России Владимир Чернышов в своем Тверском театре драмы вывешивает все публикации о сыне и с радостью приезжает на его питерские премьеры. После Норильска в планах режиссера очередная постановка в БДТ.
– Есть что-то общее для вас в работе на сцене прославленного Большого драматического театра, где ставил сам Товстоногов, и, например, в Норильске?
– В каждой избушке – свои погремушки. Любой театр – живой организм, и ни один не похож на другой. Общее, я бы сказал, то, что процесс идет, как правило, без внешних организационных сложностей, но внутренних бывает достаточно. А это нормально.
– Впервые “Утиную охоту” поставили 35 лет назад, в 1976 году, уже после смерти автора, хотя Вампилов написал пьесу еще в конце 60-х. Была она в афише ефремовского МХАТа и в афише МХТ с Хабенским в роли Зилова. Кстати, это одна из последних и лучших ролей Олега Даля в кино. Вы как-то ориентируетесь на работы предшественников?
– Когда я что-то делаю, стараюсь не смотреть то, что поставлено другими. Для меня важно быть свободным в поиске, работать без оглядки пусть даже и на больших мастеров. Фильм с Далем не досмотрел, понял, что меня уводят куда-то в сторону.
Считаю, что идеального актера на роль Зилова в природе не существует. Так же как и на роль Гамлета. Если ждать идеального, то эту пьесу не поставишь никогда. По большому счету, чтобы сыграть Зилова, нужен профессиональный, сильный, обаятельный, харизматичный артист. Все это есть в Денисе Ганине.
Кстати, “Утиная охота” в Норильской драме – четвертый спектакль по Вампилову в Красноярском крае за последние два года.

“История норильских мужиков”

– А почему вы остановили свой выбор на “Утиной охоте”?
– Это настолько пронзительная, искренняя, в чем-то больная пьеса…
– И грустная.
– В пьесе нет ничего депрессивного, мрачного. Из тех спектаклей, что я делал, это будет самый веселый… Такая серия скверных анекдотов.
В постановке для меня важны две вещи. Во-первых, поэтический ряд, бытовой и социальный есть в тексте, и он никуда не денется. Второе, и самое главное, не потерять игровую природу пьесы, такой звонкой и легкой. Повторюсь, в ней нет мрака. Мы не делаем спектакль про время. То, что история из 70-х, не скрываем, но и не афишируем. В одежде стараемся ориентироваться на вещи, что были и тогда, и сейчас. Главное для нас – вынуть человеческую историю. Только что в жизни все было ясно и понятно. Только что ты был восьмилетним мальчиком, разучивал гаммы – и вот сидишь и готовишься отстрелить себе голову. Как это произошло? В какой момент? Может, есть какая-то закономерность в том, что человек, способный на взлеты, обязательно упадет? Сколько вверх, столько и вниз. И сегодня каждый второй мужик – Зилов, который не может найти применение своей энергии. С одной стороны, в нем присутствует колоссальный идеализм. Он что-то такое помнит из детства, когда жизнь представлялась совсем другой. А остальные говорят: “Парень, ну что ты маешься? Деньги есть. Женщины тебя любят. Потребляй!” Но ему скучно только потреблять, а что производить – в этом-то и проблема. Мне кажется, что эта история половины норильских мужиков. Куда-то надо себя деть, и энергия вместо созидания идет на разрушение.
– Вы жалеете Зилова?
– Я не адвокат и не прокурор. Передо мной не стоит задача обвинить или обелить. Зилов такой, какой он есть.

“Надеюсь, получится ансамблевый спектакль”

– С художником спектакля Николаем Слободяником вы не один раз отличались по части сценографии. В “Облом-off” Илья Ильич у вас и спал, и принимал гостей на белом рояле… Какие декорации придуманы для “Утиной охоты”?
– Это будут реальные стены воды. Театр получил специальные конструкции, с которыми мне уже приходилось работать. В пьесе и в спектакле все начинается с дождя. Из-за него Зилов не может уехать на утиную охоту. Из дождя будут рождаться все его воспоминания.
Спектакль задуман черно-белым. Присутствует и музыкальный инструмент белого цвета. За белым фортепиано мальчик Витя будет разучивать гаммы. Тот самый, что в первом акте принесет Зилову траурный венок.
– Раз есть фортепиано, значит, будет и музыка.
– В основном Бах. Музыкальное оформление от Андрея Федоськина. Он нам и мальчика нашел на роль Вити. Ученик музыкальной школы Эдик Лященко.
– В “Утиной охоте” театралы впервые увидят актеров Николая Каверина и Викторию Никитенко. Три дебюта на один спектакль. Для Виктории это вообще первый театр.
– Мы все очень дружно и продуктивно работаем. Надеюсь, что получится ансамблевый спектакль, в котором каждый будет на своем месте. У меня никогда не бывает проблем с актерами, даже с дебютантами. Сам в свое время был актером, правда, недолго.
– За эти десять лет вам никогда не хотелось осесть в каком-нибудь хорошем театре?
– Однажды меня уговорили принять ТЮЗ в Барнауле. Признаюсь, что в 27 лет мне это было совсем не нужно, но я согласился из-за толпы безработных однокурсников. Длилось это не больше трех месяцев: слишком разные мы были с руководителями театра, из разных миров и эпох…
Мне интересно ставить спектакли. Я долго к этому шел. Наверное, сейчас я могу руководить, но также легко могу и не руководить…
– Чем объясните, что на фестивальные спектакли, как правило, не ходят зрители и наоборот?
– На мои спектакли и зрители ходят, и на фестивалях без призов не оставляют. Не верю, что зрителю нужна пошлятина. Если я с этим соглашусь, то уйду из профессии. Умная, интеллигентная история, талантливо и с юмором рассказанная, обязательно будет принята залом. Не должен зрительский театр быть бульварным и банально-пошлым. Не должен! Зритель – это зеркало, и все. И не от публики зависит наше отражение в нем.
Официант Дима (Роман Лесик) и Зилов (Денис Ганин) – друзья-антиподы
Егор Чернышов впервые ставит в Норильске
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск