Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Мы и они
СВОЙ ВЗГЛЯД
6 октября 2011 года, 16:06
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Жизнь в разных реальностях
Иногда я пристаю к знакомым, близким и шапочным, с разными вопросами. Как сам себе социолог и исследователь собственной фокус-группы. Недавно спрашивала, например, как они относятся к тому, что в городе собираются установить памятник Петру и Февронии. За пять миллионов бюджетных рублей.
Реакция колебалась в узком и предсказуемом диапазоне: “нам все равно, пусть что хотят, то и устанавливают”, “очередное отмывание бабла”, “лучше бы дороги нормально асфальтировали”, “и это в то время, когда на домах висят таблички об обрушении фасадов”, “да они совсем обнаглели”.
(Мы уже не замечаем эту закономерность в риторике – постоянное деление на “мы” и “они”, когда речь идет о власти. Неважно, городской, краевой, федеральной или о “начальстве” любого другого рода.)
На прошлой неделе я опять приставала с вопросом. В этот раз – об отставке Алексея Кудрина. Громкое все-таки увольнение. Вице-премьер все-таки, второй после Путина человек в правительстве и уже 11 лет как министр финансов (был).
Попавшиеся мне в эти дни “респонденты” тоже не были непредсказуемы. “Да их всех пора гнать поганой метлой”, “это их игры, Кремль – отдельное государство”, “кто какую пешку съел на их шахматном поле и почему, нам все равно не расскажут”.
Это наша глубинная устойчивая черта. Ментальная, да. Любая власть со всеми своими действиями воспринимается как нечто чуждое всему народу. Действия власти, объективно даже хорошие, субъективно все равно воспринимаются  как скорее плохие. (Раз сделала что-то хорошее – значит, для отвода глаз или хочет рейтинг себе поднять.)
Власть, в свою очередь, тоже не слишком доверяет народу. И прислушивается к нему только тогда, когда ей это выгодно. Во-первых, полагая, что лучше знает, как лучше. Во-вторых, из-за потери адекватности. Привилегированное положение действительно развращает: трудно соблюдать меру,  когда в твоих руках столько возможностей. Изящно по этому поводу выразился Поль Валери: “Власть без злоупотребления не имеет очарования”. (Он имел в виду, конечно, не только материальные блага.) А не был бы  денди, сказал бы прямо: в правители и руководители чаще всего идут именно ради “злоупотреблений”.
Неадекватность власти во многом обеспечивается самой властью. Более мелкие фигуры усыпляют бдительность более крупных. Вот, например, в 2002 году в Норильск приезжал тогдашний президент Путин. Я работала на телевидении. В преддверии и по итогам визита главы государства мы сделали два сюжета. В одном рассказали о том, как спешно и тщательно коммунальные службы (разумеется, по распоряжению, а не сами по себе) очищали центральную улицу от снега. Его вывозили с Ленинского и сваливали в близлежащих  дворах. Нельзя же было, в самом деле, объяснить президенту, что здесь у страны – север. А на севере зимой, так уж получается, много снега.
В другом сюжете фигурировали студенты одного из техникумов. Студентов выдернули с лекций, раздали им флажки, велели идти к музею и там встречать президентский кортеж. Обеспечивать жизнерадостный антураж в разгар зимы. Студенты мерзли, но обеспечивали. Некоторые при этом все же задавались вопросом, зачем стоять на холоде два часа ради нескольких взмахов флажком перед пронесшимся мимо автомобилем. Из которого их даже не различат по лицам, а возможно, и вообще не увидят.
“Когда в Норильск приезжает губернатор, у нас по рации просто “Юмор эф-эм” какой-то, – ржет знакомый таксист. – Можно отслеживать все их (!) передвижения по городу. Таксисты только и делают, что сообщают друг другу, где перекрыто, где стоит ГАИ, куда нельзя, а куда лучше проехать другой дорогой”.
Дух лести и угодничества, поддерживаемый всеми звеньями властной вертикали, порой рождает совсем уж смешные формы неадекватности. Знакомый главред из не скажу какой районной газеты рассказал недавно по телефону, что получил выволочку за то, что опубликовал на одной полосе газеты фотографию высокопоставленного чиновника с новостью о каком-то заседании в муниципалитете, а ниже – объявление о запрете продажи алкоголя после 23 часов. “Ты что, – орал чиновник, – хочешь, чтобы ОНИ подумали, что я алкаш?!”
Так и живем. В разных реальностях и взаимном недоверии, перерастающем временами в паранойю. Имея только одну общую задачу: сводить к минимуму вред, наносимый друг другу.
И такое положение вещей возникло не вчера.
О том, что власть для народа, как и народ для власти, – это “они”, сокрушался еще министр земледелия Кривошеин во время Первой мировой войны. В беседе с французским послом он говорил, что “будущее России останется непрочным, пока правительство и общество будут употреблять в отношении друг друга слово “они”.
Идеалистом он был, этот министр Кривошеин. Меняются формации, к руководству страной приходят совершенно разные люди, а результат один: есть “мы” и есть “они”. Потому что власть для народа – изначальное зло.
Увы, у народа есть основания так считать.
А представьте себе во главе нашего государства какого-нибудь гуманиста. Обладающего чувством исторической перспективы и моральной ответственности за свои действия. Уже смешно?
Вполне гуманным правителем был, к примеру, Александр Второй. Тот самый, который вошел потом в учебники как Освободитель. Он провел действительно неслыханные для страны реформы, включая отмену крепостного права и введение суда присяжных (оправдавшего впоследствии Веру Засулич – как ни крути, террористку). В итоге от переизбытка кислорода страна пошла вразнос, а царя-реформатора убили его же подданные. После этого Александр Третий, заняв престол, гайки быстренько закрутил. И у него, согласитесь, тоже были для этого основания.
0

Читайте также в этом номере:

Скоростной монтаж (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Социальный срез (Марина СОКОЛОВА)
Без крема как без рук (Елена ПОПОВА)
Криминальный урок (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Выбыли из Кубка (Андрей БИТОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск