Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Криминальный урок
ПОДРОБНОСТИ
6 октября 2011 года, 15:46
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Норильские эксперты-криминалисты рассказали  старшеклассникам школы №14 о некоторых тонкостях своей работы. К экскурсии присоединились и корреспонденты “ЗВ”.
Местный отдел экспертно-криминалистического центра МВД России занимает всего один этаж небольшого здания. Кабинеты здесь тоже маленькие. И два десятка школьников, переходя из одного помещения в другое, внесли сумятицу в привычный трудовой распорядок. Сотрудники центра, впрочем, не без удовольствия показывали и рассказывали, с чем им приходится работать.

Нарисованные деньги

В одном из кабинетов нам демонстрируют фальшивую пятитысячную купюру. Начальник отделения криминалистических экспертиз Роман Шаманов обращает внимание на то, что в сентябре в Норильске появились поддельные “пятитысячки”. Очень похожи на настоящие, но при внимательном рассмотрении даже невооруженным глазом можно заметить как минимум один признак подделки: она ярче, чем оригинал.
– Пятитысячную купюру ввели в обращение в 2006 году, – говорят специалисты. – Но фальшивомонетчики постоянно совершенствуют способы подделки купюр. Поэтому во всем мире принято модернизировать банкноты примерно раз в четыре-пять лет.
Этим летом Центробанк выпустил обновленные пятитысячные купюры с 18 (!) новыми степенями защиты. К примеру, в бумагу внедрены защитные волокна четырех видов. Они дают разное свечение в ультрафиолетовых лучах.
Роман Шаманов показывает, чем отличаются фальшивая и настоящая купюры:
– Смотрите, в этой банкноте нет никаких волокон. Они имитированы. То есть их просто нарисовали поверх бумаги.
Школьников просят предупредить родителей, чтобы они были внимательнее с деньгами номиналом пять тысяч: только в сентябре в городе изъято пять фальшивок.
– А как вы их находите? – интересуется кто-то из школьников.
– Обычно их обнаруживают, когда предприниматели сдают выручку в банк. Во всех банках есть специальные сканеры, которые распознают подделку.
– А эта у вас откуда? – спрашивает другой старшеклассник.
Роман Шаманов отвечает, не меняя интонации и сохраняя абсолютно серьезный вид:
– А эту я сам сделал.
Раздается дружный хохот.
Разумеется, это была шутка.

“Туда нельзя, там вещдоки”

Химическая лаборатория экспертно-криминалистического центра занимает два смежных помещения. В первом стоят несколько приборов и компьютер. Второе через приоткрытую дверь напоминало  операционную. В нее любопытные экскурсанты сунулись было, но перед ними быстро закрыли дверь:
– Туда нельзя. Там вещдоки.
Тон был настолько серьезным, что уточнять, какие именно вещдоки, никто не стал. Мгновенно стало понятно, что это не экскурсия по Эрмитажу. Школьники на время даже притихли.
– Вот излучатель, – показывает доступную для нашего обозрения спецтехнику эксперт Ольга Уткина. – С его помощью мы исследуем различные вещества на предмет наличия в них запрещенных компонентов. Например, взрывных или психотропных веществ. Среди психотропных, которые к нам попадают, чаще всего встречается дезоморфин, или “крокодил”. Нередко исследуем и курительные смеси, изъятые полицейскими в ходе оперативных мероприятий.
– А что вы находите в смесях кроме табака?
– Как правило, в них присутствуют одно-два наркотических вещества.
Еще один электронный прибор, стоящий в лаборатории, определяет уже конкретное количество запрещенной химии в той или иной субстанции. Данные выводятся на монитор компьютера.
– Это точный аппарат?
– У него высокая точность, в том числе благодаря огромной электронной картотеке образцов. И высокая чувствительность: говорят, если в бассейне растворить каплю вещества, этот прибор все равно его определит. На бассейне не проверяли, но техникой мы довольны, – отвечает на вопросы Ольга Уткина. – Она появилась у нас недавно. До января этого года подобные исследования мы  проводили на лабораторной базе Госнаркоконтроля.

Следы на память

Другое важное направление криминалистики – трасология. Она изучает различные следы: человека, орудий преступления, инструментов, автомобилей. Трасологическая экспертиза, например, позволяет идентифицировать человека по следам рук, ног, зубов, орудие преступления – по следам взлома, разреза, разруба... Заключения экспертов впоследствии рассматриваются в качестве доказательств в суде.
Один из разделов трасологии – дактилоскопия. Снятие отпечатков пальцев, пожалуй, самая популяризированная в народе (благодаря кино) манипуляция, производимая экспертами-криминалистами.
– С чего начинается работа? Мы выезжаем на место преступления, при помощи спецсредств обнаруживаем след. Например, такой, – рассказывает старший эксперт Олег Сосков, показывая на мониторе изображение отпечатка пальца. – Его сканируют, обрабатывают, при необходимости делают более четким, заносят в компьютерную базу данных. При совпадении с уже имеющимся в базе отпечатком мы звоним оперативникам и сообщаем, что след принадлежит такому-то человеку. Дальше уже их работа – выяснять, как этот след оказался на месте преступления.
– А если компьютер не найдет совпадений? – спрашивают школьники.
– Отпечаток все равно остается в базе данных.
– А электронного дактилоскопа у вас нет?
– Он есть в дежурной части.
– Сколько человек уже зарегистрировано в базе? Тысячи?
– Десятки тысяч. И она постоянно пополняется. Вы в дежурную часть еще не попадали? (Смех.)
– А есть те, кто приходит “отпечататься” добровольно?
– Да. Кто-то, например, хочет зафиксировать свои отпечатки  перед отъездом в отпуск. Обязательно это делают спасатели и  военные, а также молодые люди, которые идут в армию.
Попутно мы узнали, что предположение об уникальности папиллярных узоров выдвинул в 1887 году английский полицейский Уильям Гершель. Однако у этого предположения до сих пор нет достаточного научного обоснования, несмотря на широкое применение методов дактилоскопии и стопроцентное принятие ее результатов в судебной практике всего мира.
Любопытства ради одна из школьниц, ученица 10-го класса  Юля Маложон, соглашается на процедуру снятия отпечатков. Эксперт наносит ей валиком краску на пальцы рук и ладони. Делает оттиски в пустых квадратах специального бланка. Каждый квадрат подписан: большой, указательный, средний, безымянный, мизинец... Затем следует указать имя, фамилию, отчество и год рождения дактилоскопируемого, чтобы приобщить дактилокарту (именно так называется готовый бланк с отпечатками) к базе данных. Но эксперт, завершив все действия, вручает бумагу Юле:
– Держи! На память.

Фоторобот – киношная выдумка

Вообще, криминалистика – одна из самых интересных наук с множеством направлений. Их изучение полезно в прикладном смысле даже тем, кто никак не связан с этой сферой. Например, габитоскопия исследует закономерности внешнего облика человека и способы его запечатления. Зная особенности человеческого восприятия и формирования мысленных образов, эксперт может наводящими вопросами выудить из очевидца множество деталей, которые, казалось бы, не задержались в памяти.
Это важно, к примеру, при составлении фоторобота.
– Фоторобот – выдумка кинематографистов, – уточняет эксперт Роман Приходько. – В профессиональной терминологии это называется субъективным портретом.
Субъективный – потому что мысленный образ, конечно, зависит от многих индивидуальных особенностей воспринимающего, таких как состояние зрения и даже уровень образования. А также от внешних условий восприятия – расстояния, освещения, погоды.
Составлять субъективные портреты нужно по определенным правилам. Впрочем, в такие тонкости Роман Приходько вдаваться не стал, а предложил школьникам составить фоторобот кого-нибудь из отсутствующих.
– О, давайте Зинаиды Викторовны! – почти в один голос предложили те. (Как мы потом выяснили, Зинаида Викторовна – любимая учительница по русскому и литературе.)
Эксперт садится за компьютер и открывает специальную программу. Она содержит тысячи фотографических элементов человеческих лиц.
– Субъективный портрет составляется со слов только одного человека. Поэтому один говорит, остальные не подсказывают, – поясняет Роман Приходько и обращается уже только к одной из школьниц, стоящей ближе всех к столу. – Начинаем с глаз. Выбирай наиболее похожие (щелкает мышкой, перебирая варианты). Обращай внимание на изгиб бровей и форму глаз. Цвет я могу сделать чуть темнее или светлее, можно их также немного расширить или сузить.
На выбор только глаз уходит довольно много времени: пришлось перебрать больше 400 вариантов. Потом – прическа, нос, подбородок… В лучшем случае, говорят эксперты, на составление одного субъективного портрета уходит 30–40 минут.
На портрет Зинаиды Викторовны ушло полчаса. Мнения школьников по поводу сходства разделились:
– Не похож.
– Очень похож!
Из оживившейся толпы тут же пошутили:
– Ну все, ЕГЭ по русскому никто не сдаст.
Портрет тоже достался школьникам как трофей.

“Обычная” работа

Обо всей работе экспертно-криминалистического центра не расскажешь за время одной экскурсии. Да и не все можно рассказывать. Кроме уже перечисленных исследований специалисты центра проводят экспертизы документов и почерка, холодного и огнестрельного оружия, боеприпасов.
– Идея сходить на экскурсию к экспертам-криминалистам возникла после круглого стола с представителями норильской полиции, который прошел в нашей школе, – говорит социальный педагог школы №14 Марина Герасимова. – Мы стали придумывать, какие еще формы совместной работы можно организовать. И выбрали экскурсионную. В полиции откликнулись быстро. Надеемся, нас пригласят и в другие подразделения. Ведь это еще и профориентационная работа: сюда сегодня пришли учащиеся профильных, юридических, классов.
Пока мы общаемся с Мариной Герасимовой, школьники, уже в коридоре, продолжают разглядывать портрет своей учительницы Зинаиды Викторовны. Некоторые изучают висящие на стенах стенды, где написано про исследование почерка и признаки папиллярных узоров.
Экскурсия окончена. Дети возвращаются в школу, эксперты – к своей обычной (и такой необычной) работе.
Вопреки расхожему мнению краска для снятия отпечатков пальцев легко смывается водой с мылом
0

Читайте также в этом номере:

Скоростной монтаж (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Социальный срез (Марина СОКОЛОВА)
Без крема как без рук (Елена ПОПОВА)
Мы и они (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Выбыли из Кубка (Андрей БИТОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск