Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
14:05 Новогодние подарки для детей работников «Норникеля» начнут выдавать на этой неделе
13:05 «Норникель» направил 144 миллиона рублей на поддержку коренных жителей Таймыра
12:00 Что происходит на рынке цветных металлов: «Норникель» представил обзор и прогноз
11:05 «Норникель» возглавил топ-10 лучших работодателей России
10:50 Норильские студенты запрограммированы на победу
Все новости
Командор, обветренный, как скалы
С НОРИЛЬСКОМ СВЯЗАННЫЕ СУДЬБЫ
1 сентября 2016 года, 16:43
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Через историю “Норильскпроекта” прошло немало интересных людей. Один из них теплоэнергетик Валерий ПЕРЕПЕЛКИН, вне службы – капитан, руководитель нескольких приключенческих экспедиций.
Валерий Алексеевич окончил Томский политех, alma mater известного геолога Николая Урванцева. Здесь Перепелкин получил специальность “котлостроение”.  Когда однажды он оказался в Норильске в командировке, его поразило богатство инженерных коммуникаций, их техническое совершенство, и это в условиях Крайнего Севера. Ему было с чем сравнивать – до приезда в Норильск успел поработать в разных городах и странах.
Внешность у него была колоритная: высокий, стройный, бородатый, красивый – настоящий сибиряк. Друзья любили снимать про него фильмы. Один из них, Виктор Фомин, пришел в редакцию с ноутбуком и коллекцией домашнего документального кино. Повод нашелся: в августе этого года Перепелкин ушел из жизни.
– Я и Валерий Алексеевич приехали в Норильск осенью 1975 года из Новосибирска и Белгорода, – рассказывает Виктор. –  Познакомились мы в “Норильскпроекте”, когда он работал главным специалистом в теплотехническом отделе, а я – председателем профсоюза. Валерий Алексеевич был высококлассным специалистом, проектировал котлы, замещал главного инженера проекта Надеждинского завода и начальника отдела.
Но, главное, мы с ним десять лет ходили в тундру, в походы, зимой после бани купались в проруби. Валерий Алексеевич был душой всех компаний, отлично пел, играл на гитаре, в шахматы.  В конце августа 1997 года он уехал из Норильска, а у меня через неделю случился инсульт. Все друзья сначала поддерживали меня, но потом многие отошли в сторону, а друг мой Перепелкин поддерживал меня в течение 19 лет. Спасибо ему большое.
Расшевелит любого
Вот они, эти кадры от Фомина: привалы в тундре у Боганидского озера и у охотничьего домика на речке Валек, суп на костре, тосты за настоящую мужскую жизнь. Вот Перепелкин крестится и окунается в прорубь, оглашая окрестности возгласом: “О-о-о!”. Он так лечился от болезней. Придумал свою методику оздоровления на пятом курсе, когда врачи отправили в “академ” из-за гипертонии и неполадок в работе сердца. А он тогда как раз увидел на танцах и влюбился в будущую жену красавицу Тамару. Думал только о ней,  уехал к родителям, чтобы восстановить здоровье и сделать потом предложение. Год совершал длительные прогулки пешком, съел ведро меда. Так и потом лечил недуги: движением, пробежками на лыжах, тундрой, охотой, баней, купанием в проруби. Любил повторять:  “Если человек живет в Норильске и не общается с природой, то он зря тратит здесь жизнь”.
…А вот и проводы в “Норильскпроекте” после 22 норильских лет. Они совпали с 60-летием нашего героя. Валерий Алексеевич в двубортном темно-синем пиджаке, похожем на капитанский китель. Директор института Алексей Козюра произносит тост: “Он любого расшевелит, чтобы исполнить задумку, которая в его голове”. Перепелкин берет гитару, поет, обнимает, целует всех женщин, каждой говорит что-то приятное.
– Валерий Алексеевич везде был хорош, и в тундре, на реке, но за столом особенно, – комментирует Виктор.
Следующий фильм – проводы Перепелкина из Норильска на дому. Чисто мужская компания. Виллис Траубергс, один из бывших заключенных  Норильлага и герой фильма Шадхана “Снег – судьба моя” (а также заядлый дачник-огородник), говорит тост: “…От всех пинки, плевки, зуботычины, ты один согрел мужской надежностью, бескорыстной добротой. Что мне требовалось: досточки, куст жимолости… Валера тут как тут. Без тебя для меня опустеет Норильск”.
Другой тост – за коммуникабельность:
– Такие люди должны летать в космос.  Марсиане, пообщавшись с ним, через пять минут сказали бы: “Чем мы можем вам помочь?” – поизносит кто-то из гостей.
Все в нем бурлило
Рассказывает Надежда Максимова, начальник сектора теплоэнергетического отдела института “Норильскпроект”:
– Наш сектор проектирует практически все сети Норильского промрайона: пар, газ, кислород, азот, тепловые сети, а также насосные  станции, тепловые пункты. С 1985-го и по 1997-й этой работой руководил главный специалист нашего отдела Валерий Алексеевич Перепелкин. Он был натурой творческой и увлекающейся. Одним из интересных и сложных проектов, выполненных инженерами сектора под его руководством, был проект “Реконструкция. Строительство двух  промышленных комплексов по производству элементарной серы. Химводоочистка” на медном заводе. Проектов было немало. И каждый из них был для него очередным этапом совершенствования. Когда Валерий Алексеевич покинул Север и уехал в Томск, еще долгие годы трудился – проектировал котлы разных конструкций.  Его приглашали работать в разные организации. Вот что значит светлая голова.
– Он ровесник моей мамы, – продолжает Надежда Петровна, – и однажды, когда ездил на мотоциклах с группой соратников от Норильска до Сахалина, оказался в гостях у моих родителей в Тулуне. Фильм они даже там сняли: с маминой баней, пельменями и пирогами в дорогу. Потом говорил мне: “Такие открытые, добродушные, хлебосольные люди встречаются редко и чаще всего на сибирских просторах!” Любил он сибиряков. У Перепелкина везде были друзья: на Кубани, в Нижнем Новгороде, Москве, Питере, Саратове, Алма-Ате, Норильске... В 2015 году он успел многих из них объехать. В Питере встречался с Эдуардом Сергеевичем  Кузнецовым, ему 80, одним из главных специалистов теплоэнергетического отдела, с которым проработал рука об руку немало лет, они были дружны.
Валерию Алексеевичу в этой жизни хотелось все ухватить, все успеть, обо всем узнать! С ним было очень интересно общаться. Каждый из звонков – это масса интересных рассказов. Он очень любил посещать выставки, вернисажи, театр. Театр для него – это было святое, не пропускал ни одной премьеры. А особо любимые спектакли посещал по несколько раз.  Очень любил музыку: классическую, органную, оперетту. Настолько был многогранный человек, все в нем бурлило! Мог рассказывать о каких-то впечатлениях, и слезы восторга текли у него по щекам в бороду, несмотря на то что в чем-то другом человек он был достаточно жесткий.  Я тоже уже немало прожила на этом свете, но таких, как Валерий Алексеевич, больше не встречала. К жизни у него был феерический восторг, он мчался по жизни как горный поток.
Своя география
Отец из здорового крестьянского рода, родился на Алтае, в семье было пятеро детей, рассказывает сын Валерия Алексеевича Антон. Вместе со своим отцом-военным Валера жил на Дальнем Востоке, в Новосибирске – география перемещений была обширной. Вот, наверное, откуда страсть к путешествиям. Но сначала по долгу службы теплоэнергетик, специалист по котлам Валерий Перепелкин побывал в командировках в Корее, Финляндии, Египте.
– После Египта он купил “Жигули”, – вспоминает Антон. – Сразу после путешествия по Прибалтике с моей старшей сестрой Софьей он приехал за мной в сад на новой машине – это было такое счастье!  Дети и сами по себе всегда счастливые, но отец был сам источником какой-то необыкновенной радости.
На этой самой машине маленький Антон побывал вместе с отцом и его другом Игорем Смилевцом (ставшим затем профессиональным путешественником и писателем) в Средней Азии, любовался на вершины Тянь-Шаня, заглянул в древний город Коканд. Конечным пунктом путешествия по Средней Азии значилась самая южная точка страны Кушка (В.А. мечтал побывать на четырех крайних географических точках СССР). Туда не пускали пограничники, допрашивали несколько часов: “Вас забросили из Пакистана, Афганистана, вы шпионы”. Это был сентябрь 1979 года. Что всего через три месяца советские войска войдут в Афганистан, тогда не знал никто. Пограничники все же отпустили, но вместо Кушки путешественники увидели из приграничного городка Хорог горное афганское селение.  
Антон перечисляет походы и экспедиции отца. Осень 78-го: перегоняет “Жигули” из Белгорода в Алма-Ату через Украину, Кавказ, Каспийское море, гостеприимный Кавказ, пустынную Туркмению, древний Узбекистан. Весной 79-го в составе группы мастера спорта по туризму Алексея Мезенцева он отправился в лыжный маршрут сложной категории  в район озер  Богатырь – Аян. Шли по безлюдным местам,  для ночевок строили иглу из снега.  
Вместе с папой Антон впервые попал на наши удивительные озера. Был потрясен: бездонное голубое небо над Глубоким с симфонией комариного звона и водопады на Дынкенде; ламские горы, рассеченные пополам облаками, и  подосиновики на Капчуге; а вершина счастья – первые в жизни гольцы, пойманные на Бунисяке.  
В 87-м Перепелкин отправился в  первую водную экспедицию по  Подкаменной Тунгуске, в 88-м был Накомякен, в 89-м – вторая водная экспедиция по Котую, горной реке, вытекающей с Путоран и  впадающей в Хатангу.  Спонсором второй водной экспедиции стал институт  “Норильскпроект” в лице директора Алексея Козюры.
Тот самый, легендарный
Алексей Козюра поручил установить на одной из горных вершин Котуя памятный знак “Норильск-проекта”. Помог с вертолетом, сухим пайком и утепленной палаткой помогли военные. Именно в этой самой  сложной экспедиции Перепелкина  его стали называть Командором. В ней приняли участие его сын, сотрудники “Норильскпроекта” Александр Кривуля с сыном-студентом,  Дмитрий Романовский и горняк Виталий Коровкин. Шли по лоции,  мест не знали, людей встретили только дважды.  Впечатлений и адреналина получили уйму, легко прошли гибельный порог Улахан-Уоран, на озере Харпичи установили памятный знак на полуторакилометровой высоте.
В 1990-м состоялся пробег на мотоциклах на Чукотку и в Приморье – места детства Валерия Алексеевича. Участников экспедиции было пятеро, из них трое из “Норильскпроекта”. Чего только не открыли для себя путешественники: начало БАМа из окна поезда, Байкал, уходящий за горизонт;  с теплохода любовались на  живописнейшую полноводную красавицу Лену, на даче в Якутске ели арбузы из теплицы однокурсника Перепелкина,  побывали на полюсе холода Оймяконе. Когда возникали неодолимые для мотоциклов преграды или нужно было сделать  дальний бросок по воздуху, пересаживались на вертолеты и самолеты. Договариваться с пилотами помогала коммуникабельность Перепелкина и “общесоюзная валюта” – канистра со спиртовой настойкой кедровых орехов.
– Из Магадана мы слетали на Чукотку посмотреть на моржей и китов, пускающих фонтаны, потому что самой дальней целью маршрута был поселок Уэлен, с берега которого посчастливилось  увидеть голубые утесы Аляски,  – посвящает в некоторые детали Антон. – Купались в суровом и необъятном Ледовитом океане и в горячих  источниках, пробовали розовое китовое сало, сладкое на вкус. Не зря еще молодой папа снимался в эпизоде фильма  “Начальник Чукотки”. Это было в Крыму, он в кадре гребет на шлюпке. Тогда и запала в сердце Чукотка.
Отцов, которые возят в такие необычные места, мало, заключает Антон. Причем одно из них было (и есть) совсем недалеко от Норильска. Вот еще одно кино про Перепелкина. 1996 год. Речка Валек, хитро спрятанный в живописном месте охотничий домик. Костер на берегу. Доходит каша, варится уха.  Хозяин домика Валерий Алексеевич в резиновой лодке, гребет на байдарке. Сверху, с обрыва его снимает кто-то из коллег, сотрудников “Норильскпроекта. И не просто снимает, но еще и поет за кадром: “Капитан, обветренный, как скалы…”
А вот уже легенда про В.А., услышанная им лично в  одной из туристических изб под Талнахом. Встретившиеся там туристы пили чай и вели между собой разговоры: “Есть такой легендарный Перепелкин, он был там-то и там-то…” Но Валерий Алексеевич  попросил своего напарника молчать, пока те не закончат, ибо хотел услышать о себе не только известное, но и неизвестное.
Играл джаз в Египте
“Папа любил и оперу, и авторскую песню, и джаз. Мог два раза в неделю посещать концерты, – прислала в редакцию воспоминания об отце его дочь Анна, живущая в Петербурге. – Как-то мы с ним были на органном вечере. Звучала музыка разных композиторов и эпох. И вот зазвучал Бах, “Воздух”. Папа заметил, что музыка Баха – это от Бога.
В 1971–1973 годах мы с семьей жили в Египте, в поселке Эль-Таббин примерно в 50 км от Каира.  В те годы никаких курортов на Красном море не было, там шла война с Израилем, и пассажирские самолеты делали значительный крюк, чтобы не попасть под обстрел. Папины мама и теща очень переживали за эту поездку. Папа работал на строительстве завода и играл в эстрадном оркестре на контрабасе. Без смычка, перебирал струны пальцами. Их джаз-оркестр приглашали на новогодний  банкет в советское посольство в Каире.
В 70-х наша семья жила в Белгороде, папа работал на котельном заводе инженером. Был, судя по всему, выдающимся специалистом, регулярно ездил в командировки по всему Союзу. Со своими многочисленными друзьями потом регулярно встречался вплоть до сегодняшнего времени.
Он привозил нам, детям, восхитительные подарки: гэдээровские мебельные гарнитуры для кукол, там были даже крохотные люстры и настольные лампы, и стиральную машинку на батарейках! Железные дороги! Сейчас это редкий антиквариат.Смастерил мне деревянные санки для кукол. Полозья долго варил в кипятке, потом изогнул и поставил сушить за батарею.
В начале 80-х мы жили уже в Норильске. Для сына он задумал смастерить уменьшенную копию военного грузовика “Урал”. Взял хоккейные шайбы для колес и рассчитал масштаб модели. Вырезал из жестяных банок детали и соединял с помощью паяльника. Стекла в кабине были прозрачные, двери открывались и закрывались на защелки, фары горели!!! Тент для кузова сшили из солдатской рубашки защитного цвета. Только для корпуса не нашли подходящий цвет, покрасили в темный сине-зеленый. На улице люди обращали внимание. Мы ходили гулять и катали пупсов в кузове. А вообще он мечтал сделать музей военной техники в миниатюре – собирал чертежи папками”.
Фактурный, как Фидель
Как назвать влюбленных в таймырскую тундру людей: фанаты, адепты, бескорыстные любители природы или безумцы? Как-то коллега Перепелкина по “Норильскпроекту” так и сказал ему: “Это идиотизм – ходить в полярную ночь в избушку и встречать там одному  Новый год или купаться в проруби в лютый  мороз”. В.А. ответил в своем стиле: “Для тебя понять это – все равно что слепому смотреть на великие полотна или глухому слушать божественную музыку”.
Один из таких “безумцев” сейчас  – известный норильский фотохудожник Алексей Арлюков. Он принес в редакцию фотографии последнего приезда Перепелкина в Норильск. Правда, не свои, а собрата по профессии и увлечению тундрой Вадима Кирпиченко. Свои “достать” из полетевшего компьютера не получилось, так как в сезон водного отдыха не до его ремонта.  
Арлюков перечисляет товарищей молодости Валерия Перепелкина и поясняет:
– В 13-м мы с сыном Мезенцева Максимом, замначальника норильского спасотряда МЧС, сделали такую акцию: из уважения к ним вызвали их с материка и повезли по “местам боевой славы”.  На Глубоком отмечали 75-летие  Мезенцева-старшего. Он ушел в свой последний маршрут незадолго до Валерия Алексеевича, которого причислял к профессиональным спортсменам-туристам, хотя Перепелкин никогда не имел разрядов.  
Арлюков отвечает на вопрос, в чем уникальность Валерия Алексеевича:
– Есть туристы,  есть еще кто-то, а есть отдельно Перепелкин. Я с ним познакомился на Ламе в 76 году, даже хотели пойти с ним на мотоциклах в поход на Дальний Восток. Он мотоциклист был в молодости заядлый, и я тоже. Но меня призвали в армию, и на какое-то время общение выпало. Во-первых, он красивый человек, фактурный, как Фидель Кастро, типаж Фиделя, это я как фотограф говорю. Он сам шил себе все эти вещи из брезента: брюки, куртки, фуражка у него фиделевская была.  Раньше же ничего купить нельзя было. Все шили: Огородников, который на полюс ходил, и я тоже. У него еще было потрясающее качество: он был заядлый театрал в отличие от многих мужчин, фестивальщик, к культуре относился не понаслышке. Это такое поколение шестидесятников –  Мезенцев, Перепелкин…
Шестидесятники –  это эстеты, поясняет Арлюков. Обращались друг к другу: “Колечка, Валерочка…”,  понимали, что  в человеке все должно быть прекрасно, в том числе одежда для тундровых приключений. Что прекрасным ландшафтам Глубокого должен соответствовать накрытый стол и произносимые тосты.
Дружба Арлюкова со стильными шестидесятниками не прошла даром. Фиделевской кепкой для него стала ковбойская шляпа.  К тундровым приключениям прилагаются эстетика быта и не купленные в магазине гастрономические изыски.  
– Мне у них многому приходилось учиться, – заключает Алексей. – По туристическим делам он открыл мне несколько маршрутов, которыми я до сих пор пользуюсь,  и в этом году тоже по некоторым прошел.
Валерий Алексеевич закончил свое земное путешествие  в Томске, в окружении родных, внуков и правнуков. Называл второй мамой свою старшую дочь. Не раз она восстанавливала ему здоровье с помощью лучших медиков Томска. А когда в прошлом году медицина оказалась бессильна, Софья буквально вытащила его с того света только благодаря зеленым коктейлям.    
Он вдохновлял многих просто фактом своего существования, ведь он сам был жизнью, наполненной до краев... А  в женщинах его вдохновляла красота. Его жена Тамара Сергеевна ушла на 16 лет раньше,  и после нее им восхищались многие женщины, но однажды на вопрос, встретился ли ему кто-то лучше его Тамары, В.А. ответил: “Нет”.
При встрече и прощании он любил говорить: “Салют!”…
…Салют, Командор!  
В путешествии по Котую
0

Читайте также в этом номере:

Итоги с перспективой (Виктор ЦАРЕВ)
В активной фазе (Лариса МИХАЙЛОВА)
Метка для безопасности (Екатерина БАРКОВА)
Войти в русло (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Курс на “Маяк” (Екатерина БАРКОВА)
Раньше срока (Виктор ЦАРЕВ)
Первоклассная книга (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Время Долгого пришло (Лариса ФЕДИШИНА)
Энергетики готовы (Татьяна РЫЧКОВА)
С музыкой вверх и вниз (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Качество и количество (Елена МУЖАЙЛОВА)
Оставили со сносом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Герои подземных работ (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
День горняков (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Будет керлинг (Анна ФИНН)
Молодые перспективы (Владислав ШУКШИН)
Вне времени (Валентина ВАЧАЕВА)
Право на отказ (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Сказки по-новому (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск