Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Дорожу и горжусь…
ВЕТЕРАНЫ КОМБИНАТА
11 августа 2016 года, 15:34
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Свидетель и участник великих строек, он и сейчас живет в Норильске. В июне ему исполнилось 90 лет. Ветеран труда, заслуженный строитель России, главный диспетчер управления строительства в течение 39 лет Иван Максимов рассказывает о времени и о себе.
– До сих пор горжусь, что в числе многочисленного, очень хорошего коллектива управления строительства комбината я отработал, как записано в трудовой книжке, 51 год 9 месяцев и 8 дней на строительстве комбината и города. Начиная с 1962 года и до 2001-го, 39 лет, я был бессменным главным диспетчером управления строительства, – рассказывает Иван Иванович.
В Норильлаг он попал по политической 58-й статье. С 1945-го по 1952-й отбывал срок в конторе “Металлургстрой”. Неофициально работал мастером бетонного завода, учетчиком при начальнике снабжения, несколько лет диспетчером.
– Теперь, когда я уже жизнь прожил, вижу, что в личном плане всегда был шалопаем, – дает себе неожиданную характеристику заслуженный строитель. – Когда в лагерях ввели зачеты, то при выполнении нормы выше 130% заключенным за один день писали три, и можно было освободиться досрочно, а у меня выходил день за день. И я, работая мастером, попросил проводить меня рабочим. Начальство согласилось, и, когда закрывали наряды, меня определяли бетонщиком в то звено, которое выполнило проценты. Таким образом у меня набралось немножко дней. Однажды пришел нарядчик и сказал: “Все, завтра мы вас освобождаем”. Это был 1952 год.
Когда я вышел из лагеря, главным диспетчером управления строительства был Владимир Львович Гарфункель – человек, который сыграл решающую роль в моей судьбе, – продолжает Иван Иванович. – Это благодаря ему из мальчика, который в 8-м классе был посажен по 58-й и вышел на свободу, не умея даже забить гвоздь, получился главный диспетчер управления строительства.
Ох уж этот Гарфункель
Поначалу, освободившись из лагеря, Иван отправился в “Медьстрой” к заместителю начальника этой конторы Иосифу Мгебришвили, в прошлом сотруднику грузинского НКВД, тоже судимому по 58-й и отбывшему свой срок в Норильлаге. Мгебришвили предложил невыразительную должность на бетонном заводе. Но Ивану давно нравилась работа диспетчера, и он отправился попытать счастья к Гарфункелю, к которому проникся большим уважением, еще сидя в лагере за пультом и слушая команды главного диспетчера. Лично знакомы они не были.
– Гарфункель был строгий, справедливый, умный человек, и все его очень боялись, потому что он никакую провинность не оставлял без внимания, – вспоминает Иван Иванович. – Я зашел к нему и говорю: “Владимир Львович, хотел бы, чтобы вы меня приняли куда-нибудь в контору диспетчером”. Видимо, его оскорбило, что я, такой нахал, пришел предлагать себя, и он ответил: “Нет, нам диспетчеров не надо. Хотите старшим экспедитором в “Горжилдорстрой”?” Это контора, которая в комбинате строила железные дороги. Я сказал: “Нет, не пойду”, и после этого мы попрощались.
В “Медьстрое” Иван сразу показал себя с самой лучшей стороны, и вскоре его непосредственный начальник Николай Епишев предложил-таки должность диспетчера этого подразделения. Но вот, поди ж ты, Гарфункелю такой вариант опять пришелся не по душе! Назначение все же состоялось, начальник управления строительства Агафонов подписал приказ, поскольку успел составить о Максимове хорошее мнение. В голой тундре “Медьстрой” прокладывал железную и автомобильную дороги к строящемуся заводу железобетонных изделий. А Иван в разговоре с Агафоновым однажды обмолвился: “Мы бы рванули, если бы нам побольше подвозили…” И начальник в лицо и по фамилии исполненного рвения подчиненного запомнил. Иван стал старшим диспетчером “Медьстроя” – и рванул, как обещал.
– Мы доставляли материалы для зданий ЗЖБИ, деревянные щиты, которые делал ДОЗ. Меня Епишев ценил, а я считал, что нам надо поднажать. Квартиры у меня не было, то там пересплю, то там, работал буквально часов по 20. День работаю, а ночью – договариваюсь с тем же Гарфункелем – дают машины. С начальником 17-го лагеря, который обслуживал “Медьстрой”, я был в хороших отношениях, он давал бесконвойных, я ехал, грузил больше, чем могли сразу монтировать.
На нашего героя посыпались приятные события. В 55-м сняли несправедливую судимость, Агафонов самоотверженность Ивана снова заметил и назначил сначала помощником, а затем заместителем Епишева. И Гарфункель – наконец-то! – тоже оценил Максимова. Тут в судьбе нашего героя, впрочем, как и в истории Норильска, возникла пауза. Шел 1958-й, 1959 год, запасы руд истощались, а Талнах еще не открыли. Существование Норильска было под вопросом, “Медьстрой” ликвидировали. Иван попал во вновь созданную контору “Стальконструкция” заместителем начальника и получил образование техника-строителя на укороченных трехгодичных курсах в норильском техникуме.
И тут на горизонте снова появился Гарфункель, ставший заместителем начальника управления строительства. Он сказал: “Я вас беру главным диспетчером. Быстро входите в курс дела”.
Свидетель масштабных строек
Так, по воле Гарфункеля, он оказался практически его заместителем. В 1962-м Гарфункель, этот “умнейший человек, непревзойденный хозяйственник”, у которого Максимов многому научился, уехал в Москву, а Иван Иванович задержался в кресле главного диспетчера управления строительства на 39 лет. Получил возможность наблюдать всю позитивную и масштабную картину строительства города и комбината, начавшегося после открытия Талнахского месторождения. И конечно, не только наблюдать, но и быть самым непосредственным участником событий. Потому что кто, как не главный диспетчер, стоит на перепутье всех дорог. Вернее, не стоит, а сидит в своем кресле и координирует потоки.
– Есть книга “Феномен Норильска”, которую редактировал один из директоров Норильского комбината Владимир Иванович Долгих, – высказывает свое мнение Иван Иванович. – По этой книге нужно создать учебник и преподавать в строительных и металлургических институтах. Потому что комбинатом и его подразделениями руководили высококвалифицированные, одаренные, кристально честные люди, люди слова и дела. Строительство всех рудников в Талнахе было сложнейшим и для меня как главного диспетчера, потому что Талнах начался без дороги, на той стороне Норилки, а моста не было и дороги на той стороне тоже.
Было очень тяжело, мы переживали колоссальные трудности, – описывает события давних лет наш герой. – Сделали все, чтобы все эти строительства – и ТЭЦ-2, и ТОФ, и рудники “Маяк”, “Комсомольский”, “Октябрьский”, “Таймырский” – вошли в строй вовремя. Поскольку Талнах начал выдавать руду, шло расширение медного и никелевого заводов, реконструировалась обогатительная фабрика, на медном построили большой цех электролиза меди. Новый кирпичный завод выдавал 4 миллиона лучшего кирпича в год. Если мне не изменяет память, когда я пришел в управление строительства, мы строили 15–18 тысяч квадратных метров жилья в год, а к 80-м – уже 200 тысяч квадратных метров; каждый год – по две, а иногда по три школы; обязательно три, а иногда пять детских садов. Кроме кирпичного построили завод стройдеталей, где выпускали двери, окна, плинтусы, наличники; заводы железобетонных и минераловатных изделий, полуфабрикатов-панелей. Раньше все носили на горбу, теперь строительство было укомплектовано механизмами, заказали и купили у японцев и немцев сотни кранов, потом пришли бетономешалки, растворовозы… Потом появился ледокол, навигация стала круглогодичной… Я считал, что должность главного диспетчера очень ответственная, и старался работать на разрыв, чтобы все были довольны.
Божественные люди
Начальник Норильского комбината и исправительно-трудового лагеря Владимир Зверев для большинства норильчан давно легенда, а Иван Максимов был его современником. Ставит Владимира Степановича на второе место после Бога. Говорит, после инспектирования Зверевым магазинов там сразу вырастало качество и пополнялся ассортимент товаров. Иван Иванович перечисляет всех директоров Норильского комбината, с которыми он обычно виделся на планерках, и называет их “божественными людьми”.
Отличная память – качество для главного диспетчера обязательное. Иван Иванович говорит, что знал всех бригадиров на стройке и по имени, и в лицо, всегда здоровался с ними за руку. Сегодня наш герой без запинки называет по имени-отчеству начальников управления строительства, при которых работал: Сергей Павлович Агафонов, Борис Федорович Ермилов, Дмитрий Максимович Муравьев, Артем Андреевич Бобров, Михаил Степанович Кравец, Валерий Максимович Караваев, Валерий Викторович Латышев, Николай Владимирович Уткин, Валерий Андреевич Карагодов, Петр Георгиевич Блохин…
Помнит он и заместителей директора комбината по строительству: Абрама Генриховича Вайшенкера, Александра Федоровича Шамрая, Василия Ниловича Коляду… Руководителей “Норильскснаба”: Владимира Николаевича Всесвятского, Владимира Ивановича Полищука... Начальников управления капитального строительства: Леонида Ивановича Анисимова, Иерохима Яковлевича Эпштейна, Леонида Андреевича Ройтера, Николая Викторовича Поппеля… Главных инженеров УС: Григория Петровича Локштанова, Абрама Ивановича Зайделя, Александра Ивановича Семенова, Леонида Юрьевича Хлопука, Михаила Федоровича Шевченко, Михаила Федоровича Терских…
В управлении строительства было порядка 15 контор: “Строймеханизация”, стройбаза, автобаза, УПП, “Горстрой”, домостроительный комбинат… Иван Иванович перечисляет, опять-таки по имени-отчеству, руководителей всех трестов, строительных заводов и прочих подразделений: Сергей Григорьевич Комаров, Антон Павлович Подольский, Наполеон Акопович Тер-Оганесов, Тимофей Петрович Аллилуев, Иван Иванович Мезин, Сергей Рихардович Раудсепп, Григорий Никитич Красов,  Валентин Константинович Поляков, Александр Владимирович Аверин, Петр Михайлович Певзнер… И не только перечисляет, но и рассказывает о ступенях трудовой географии норильских руководителей, комментируя: “очень умный, хороший строитель”, “умный, хороший мужик”, “непревзойденный человек и механик”, “божественный человек”.
– У нас было очень много толковейших, образованнейших, добросовестнейших, умнейших людей, которые так много сделали для города и комбината, – не устает восхищаться наш герой. – То, что предприятиями руководили самые одаренные люди, это для меня до сих пор очень приятно, и я дорожу и горжусь, что, работая главным диспетчером, был вхож к Абраму Генриховичу Вайшенкеру, начальнику УПСМ. Обычно он говорил: “В 7 утра приходи, когда у меня еще никого не будет”. Я был вхож к Василию Ниловичу Коляде, Владимиру Николаевичу Всесвятскому, Израилю Ароновичу Лебедеву – ко всем начальникам …
– У них были тяжелые возы работы, и они так удачно их тянули, – подытоживает человек-энциклопедия управления строительства Иван Максимов.
“Ваня, возьми их к себе”
Доказательством “божественности” руководителей были и их простые человеческие поступки, точнее сказать, уступки. Иван Иванович приводит пример с беременными женами новоселов-строителей Норильска. По закону им тяжелые работы не полагались, а на строительстве какая легкая? Даже сторожем нельзя поставить в ночную смену. И тогда начальник Максимова Алексей Каманин попросил: “Ваня, возьми их к себе, передержи”.
– А в моем подчинении снабжение и грузчики, больше ничего, – восстанавливает наш герой инцидент полувековой давности. – Прямо перед окном конторы шла железная дорога на ЗЖБИ, там разгружали пиломатериалы, часть которых комбинат закупал в Игарке. Такие хорошие дощечки мерные шли, высушенные, легонькие. Грузчиков не хватало, а дощечек – горы. Женщины их складывали. Погода, лето, больше сидят, чем работают. В окно это видит начальник ОТИЗ Петр Алексеевич Сумароков, говорит Каманину: “Ты посмотри, что у тебя делается… Сидят…” А тот отвечает: “Это же женщины, беременные, у каждой семья. Почему она идет на работу? Может, нужда ее заставляет. Если бы не было нужды, она бы занималась хозяйством”. Я понял, что Каманин такой человек – божественный.
Другой пример и образец лояльности – главный инженер УС Абрам Иванович Зайдель.
Хоть и редко, но я писал приказы на выговоры, если кто-то плохо работал, и нес к Зайделю визировать. Провинившегося частично лишали премии. Зайдель говорил: “Оставь”. У него на столе всегда была стопа таких документов, которым он ходу не дал. Такой миролюбивый человек и очень божественный.
Он ее любил
Как живет засуженный строитель сейчас? Дисциплинированно. Платит за квартиру за три месяца вперед. Каждый день в 11 часов оправляется в магазин “Подсолнух” за продуктами. Правда, не едок. Утром пьет кефир, съедает пару яиц, иногда немного сметаны. В обеденном меню немножко колбасы и чай с сухарями, на ужин – кефир с сахаром и булочка. Гастрономическое искусство Иван Иванович не освоил, рассказывает, что бессистемно питался всю жизнь: то в ресторане, то нигде, то бутерброд. Спрашивает: “А много 90-летних в Норильске? Мало. Главное, я почти не употреблял алкоголь”. Раз в году, на праздничном обеде в честь Дня металлурга в ресторане “Лама”, у него все же есть повод выпить один-два стакана хорошего вина с товарищами молодости, которые прилетают на эти выходные с материка.
Иногда Иван Иванович выходит погулять на улицу, берет с собой нарезной батон и кормит голубей. Еще очень любит маленьких детей: “Я должен обязательно их по спинке погладить. Такие хорошулечки, не могу пройти мимо”.
Своих детей у Ивана Ивановича не случилось. Женщины – да, были, но на долгий срок в его судьбе не задержались, хотя об одной из них он вспоминает очень уважительно и тепло. Почему не задержались? Да потому, что в личной жизни он шалопай, повторяет наш герой. Считает, что сделал бы жену несчастной, так как ничего не успевал сделать по дому.
– Все же считаю, что прожил счастливую жизнь, – подытоживает Иван Иванович. – Мне все заменяла работа, я ее любил. Я работал в таком коллективе, где большинство людей были умнее и грамотнее меня, и это заставляло меня разбиться, но обязательно сделать. Мне нравилось в работе строителей все. Вот приехали в 1956 году новоселы – появился новый кирпичный завод. Потом поняли, что с кирпичом выжать столько жилья, сколько требуется, нельзя, – начали строить завод КПД-2. Пока строили, закупили готовый завод КПД-1, выпускали панели в Талнахе. Не хватало металлоконструкций – построили громаднейший цех; понадобилась минвата для утепления пульпопроводов – наладили ее производство.
Руку на пульсе всех этих событий: строительстве предприятий и доставке до места бетона, железобетона, кирпича, цемента, досок, железа, металлоконструкций – держал главный диспетчер. И нашему герою было приятно прочитать в рассказе одного из руководителей УПСМ писателя Аркадия Виницкого (“очень хороший, умный, настоящий человек”), опубликованном в “Заполярном вестнике”, строки о себе: “Этот Максимов как никто много сделал для управления строительства”.
– Я рад, что судьба забросила меня в Норильск, – говорит в заключение Иван Иванович. – Говорят, что счастлив тот, кто не ждет начала субботы. Я не ждал. Ни одной субботы не отдыхал и редкое воскресенье не ходил на работу. Хочу, чтобы мой любимый город остался таким же уютным для всех жителей, каким он был в 60–80-е годы. Чтобы в нем было тепло, светло и тихо. Чтобы у каждого была любимая работа и зарплата, которая позволяла бы достойно жить в условиях Крайнего Севера. Здоровья и счастья всем!
Иван Максимов. 1952 г.
Главный диспетчер УС. 1980-е
0

Читайте также в этом номере:

Для хвостов (Ростислав ЗОЛОТАРЕВ, Татьяна РЫЧКОВА)
Перестройка (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Ключевые вопросы (Евгения ЕРМОЛАЕВА)
Отработали стабильно (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Риск-контроль (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Курс – нулевой травматизм (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
ЗНАКовый образ (Евгения ЕРМОЛАЕВА)
Огнеупорный (Елена ПОПОВА)
Подарок на колесах (Владислав ШУКШИН)
Вопрос на вылет (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Игры разума (Владислав ШУКШИН)
Затеяли переворот (Владислав ШУКШИН)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск