Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Диагноз, с которым живут
ТЕМА
26 января 2017 года, 15:33
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
В ноябре прошлого года в Екатеринбурге была официально объявлена эпидемия ВИЧ. Городские медики зарегистрировали 26 693 заразившихся, что составляет 1,8% населения мегаполиса. Таким образом, инфицирован каждый 50-й житель Екатеринбурга. По данным последней переписи населения, в Норильске проживает 176 тысяч человек. А по данным отделения ВИЧ/СПИДа городской больницы №2, на учете состоит 5500 инфицированных. А значит, заражен каждый 32-й житель города. Вернее, каждый тридцать второй знает о том, что у него ВИЧ. И каждый день к ним добавляется еще один норильчанин.
По внешним признакам ВИЧ не распознать. Единственный метод определения инфекции – анализ крови. Его можно сделать на базе благотворительного фонда “69 параллель” и в отделении ВИЧ/СПИДа городской поликлиники №2 бесплатно и платно – в частных клиниках.
Несмотря на то что специалисты фонда, службы профилактики наркомании и здравоохранения постоянно проводят разъяснительную работу, многие люди до сих пор не знают, что такое ВИЧ.
– ВИЧ нельзя заразиться, если инфицированный чихнет на вас, – говорит Екатерина Галайда, директор фонда “69 параллель”, который уже много лет занимается выявлением, профилактикой и реабилитацией ВИЧ-инфицированных. – Это не грипп, вирус не передается через прикосновение или при приеме пищи из одной посуды. Практически 99% ВИЧ-положительных получили вирус половым путем, при инъекционном приеме наркотиков и при рождении от ВИЧ-положительных родителей.
Есть риск получить вирус при накалывании татуировок в домашних условиях, косметических операциях, маникюре, в зубных кабинетах. Поэтому, если вы обращаетесь за медицинской помощью не в муниципальное учреждение, проследите, чтобы все инструменты были одноразовыми или прошли дезинфекцию, а доктор пользовался одноразовыми перчатками. Конечно, не в нашей культуре перепроверять специалиста, но тут стоит пересилить свою природную скромность и спросить: “А вы продезинфицировали маникюрные ножницы?”
Две полоски – не всегда хорошо
Катя достает экспресс-тест на ВИЧ японского производства. Он похож на тест на беременность. Прокалывается палец, кровь наносится на ленту, и через пять минут проявляется результат: одна или две полоски. Но если, делая тест на беременность, многие надеются на положительный результат, в данном случае две полоски не хочет видеть никто. Естественно, все инструменты, перчатки и даже скатерть, на которой делается анализ, одноразовые. На тесте значится: “Погрешность анализа 0,01%”. Как говорит Екатерина, за всю историю проведения анализов в фонде ни одного случая ошибочного результата выявлено не было.
– К нам иногда приходят перепроверяться те, кому уже поставлен диагноз, и даже те, кто состоит на учете и принимает терапию. При этом у последних уровень вируса в крови очень низкий, однако тест все равно показывает положительный результат.
Спрашиваю Екатерину: “Могу я сделать тест?”
– Сейчас нет. Это делается только в присутствии медика и психолога, – говорит директор фонда. – Дело в том, что отношение к этой болезни в нашей стране весьма негативное, и есть риск того, что без психологической помощи человек может повести себя неадекватно.
Одна норильчанка, узнав, что у нее страшный диагноз, тут же начала соблазнять своих знакомых мужчин с целью заражения. И хотя за умышленное распространение этой болезни существует уголовная ответственность, о которой предупрежден каждый состоящий на учете ВИЧ-инфицированный, случаи судебного разбирательства по этому вопросу даже в мировой практике редкость. Доказать умышленность заражения достаточно проблематично, и большинство пострадавших предпочитают с этим не связываться.
– Если у нас выявляются случаи заражения, то мы направляем людей в государственную поликлинику, где они проходят повторное исследование и встают на учет. По статистике, порядка 30 норильчан ежемесячно узнают о своем диагнозе. Более половины из них заразились половым путем, – рассказывает Екатерина.
И если молодежь более-менее осведомлена, что такое ВИЧ, то тем, кому от 30 до 45 (которые сегодня как раз являются зоной риска), зачастую кажется, что это болезнь наркоманов и проституток и их-то уж точно не коснется.
– Люди после 30 обычно имеют семьи и весьма расслаблены в части предохранения. Но случаи бывают разные. Бывает, приходит пожилой человек и говорит, что ни с кем ничего не было, а тут бац – ВИЧ-инфекция. Но заразиться он мог и год, и пять лет назад.
Чтобы сдать анализ по всем правилам, мы с фотографом отправляемся в отделение ВИЧ/СПИДа городской поликлиники №2, где я прохожу необходимую дотестовую консультацию. Обычно в отделении берут анализ ИФА, но результата ждать около недели. Поэтому мне предлагают воспользоваться экспресс-тестом, определяющим наличие антител в организме через слюну. Судя по статистике, каждый второй заразившийся норильчанин является вполне социально благополучным человеком. Маникюр, педикюр, опять же… Случаев-то не зарегистрировано, но тут статистике верить нельзя. Особенно если это касается тебя.
Вполуха слушаю доктора, который продолжает рассказывать, что ВИЧ – это не смертельно, смотрю на тест, где идет реакция. Результат отрицательный. Уфф... Теперь можно слушать дальше. Но маникюр отныне только в салоне, со стерильно чистыми инструментами.
Без паники
Обязательно сдают анализ на ВИЧ будущие мамы, притом три раза за беременность. Вовремя выявленное заболевание помогает родить здорового ребенка. При специальной терапии, правильно проведенных родах и соблюдении всех рекомендаций вероятность заражения составляет 2%.
– Я не могла понять, зачем мне столько раз сдавать этот анализ, если у меня нет половых контактов во время беременности, – рассказывает Юлия, молодая мама. – Но как сказали врачи, бывали случаи, когда вирус выявляли уже на девятом месяце и это помогло сохранить здоровье ребенку.
Дело в том, что ВИЧ не выявляется на следующий день после заражения. Поэтому первый тест рекомендуется сдавать через три месяца после опасного контакта. Но если у вас сильный иммунитет, то анализ не покажет положительный результат, поэтому через шесть месяцев делается второе тестирование, а через девять – третье. Бывают случаи, когда ВИЧ определяется только на третий раз. Впрочем, это редкость.
– Сегодня в Норильске на учете состоит около 100 детей, но ВИЧ-положительных среди них чуть более 30. Дело в том, что первые полтора года после рождения вирус в крови малыша не определяется, поэтому все дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных родителей, до двух лет находятся под наблюдением, – объясняет Екатерина Галайда.
Фонд “69 параллель” совместно с городской больницей №2 организует утренники для малышей из семей, столкнувшихся с ВИЧ-инфекцией. Также в рамках совместного проекта, реализуемого с Международным фондом борьбы со СПИДом, для ВИЧ-отделения городской больницы закупаются дополнительные препараты, молочные смеси (так как инфицированные матери не могут кормить своих детей грудью), специальное оборудование.
Спрашиваю: насколько оправдан закон конфиденциальности по отношению к ВИЧ-инфицированным детям, посещающим детские учреждения?
– В начале 2000-х годов эта тема была очень популярна. Когда родители узнавали, что вместе с их ребенком детский сад посещает ребенок с ВИЧ, они бежали к заведующей с требованием перевести его в особую группу. Сами воспитатели и медработники боялись этого ребенка, – рассказывает Екатерина. – Сегодня такой проблемы нет. Посудите сами: как часто в детском саду или в школе может возникнуть ситуация, когда один ребенок искусал другого до крови, чтобы два ребенка порезались и произошло кровосмешение? Мировая практика показывает, что эти дети безопасны для общества. Единственное ограничение, которое встает перед людьми с ВИЧ-инфекцией, – они не могут работать в некоторых сферах здравоохранения.
ВИЧ не СПИД
Не зная о ВИЧ, один человек может прожить 10 лет, не испытывая никаких признаков болезни, а другой “сгореть” за несколько месяцев. Это зависит от иммунитета человека и от самого вируса, который является самым мутирующим в мире. Существует четыре стадии ВИЧ-инфекции, последняя из них – СПИД. Это необратимый процесс, когда вируса в крови настолько много, что иммунная система разрушена и не подлежит восстановлению. Это приводит к тому, что организм не может справиться ни с одним вирусом и человек может погибнуть от банальной простуды.
Разработки лекарства и прививок от ВИЧ-инфекции ведутся уже много лет, но подтвержденных данных о существовании такой вакцины сегодня нет. Впрочем, существуют лекарственные препараты, которые помогают предотвратить заражение, если принять их в течение 72 часов после опасного контакта.
– Эти лекарства были завезены в некоторые аптеки Норильска, но остались невостребованными норильчанами. Люди предпочитали бежать к нам за бесплатной помощью, – рассказывают специалисты отделения ВИЧ/СПИДа. – Но сегодня мы оказываем ее только в экстренных случаях, связанных с изнасилованиями, возможным заражением детей.
Что касается ВИЧ-терапии, то она оказывается бесплатно. Впрочем, принимать препараты или нет, решает сам инфицированный. Некоторые носители вируса очень переживают, что их могут увидеть в ВИЧ-кабинете или информация каким-то образом просочится на работу, об этом узнают знакомые и друзья, поэтому отказываются от лечения. А покупать лекарства самостоятельно по силам не каждому: ВИЧ-терапия не из дешевых и в зависимости от прогрессирования болезни обойдется в 60–100 тысяч рублей в месяц.
 
Для того чтобы пройти экспресс-тестирование в благотворительном фонде “69 параллель”, необходимо позвонить и записаться заранее. Тестирование проводится для лиц старше 18 лет и строго анонимно. Результаты не сообщаются ни родственникам, ни руководству предприятия, где работает человек. Записаться можно по телефону 8-913-502-36-41.
Узнать о наличии антител к ВИЧ методом ИФА можно в отделении ВИЧ/СПИДа Норильской городской больницы №2 по адресу Талнахская, 32, 2-й этаж. Тестирование для взрослого населения анонимно, для детей до 16 лет – с разрешения родителей. Телефон регистратуры 38-96-33.
 
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Лилия ХУСАИНОВА, медицинский психолог отделения ВИЧ/СПИДа Норильской городской больницы №2:

– Чтобы узнать о наличии антител к ВИЧ, необходимо сдать тест. Для этого в отделении мы используем метод ИФА (анализ крови из вены). Это анонимно, результаты будут готовы через пять-семь дней. Дети до 16 лет приходят вместе с родителями или с их дозволения. Есть также экспресс-методы, которые в течение 10–15 минут определяют наличие вируса в организме через кровь или слюну. Они используются в основном в благотворительных фондах, в платных клиниках, также их можно приобрести самостоятельно в аптеке. Но во всех лечебных учреждениях, прежде чем сделать анализ, необходимо пройти дотестовую консультацию.
Когда человек приходит на дотестовое консультирование, я выясняю объем его знаний по вопросам ВИЧ/ СПИДа и причину, побудившую его пройти обследование. Причиной может быть просто любопытство, либо имело место рискованное поведение (незащищенный половой контакт, употребление наркотиков и так далее). Затем пациенту дается необходимая информация, как скорректировать свое поведение, чтобы избежать заражения. Если анализ положительный, проводится психокоррекционная работа (с чувствами, эмоциями, страхами).
Важно понимать, что риск есть всегда. Даже если у вас один партнер на протяжении многих лет и вы ему не изменяли, никто не может дать вам гарантию, что он ведет себя точно так же. На днях у меня как раз была такая женщина, у нее обнаружен ВИЧ. Конечно, она в шоке. Ведь неизвестно даже, что страшнее: узнать, что у тебя пожизненное заболевание или что тебя предал человек, которому ты доверял. Такой случай, увы, далеко не единичен.
Изменился социальный состав вирусоносителей и, соответственно, изменилась моя работа. Раньше большинство пришедших сдать анализ знали, что вероятность положительного диагноза велика, и эмоционально они были к этому готовы. К тому же это были молодые люди, для которых понятие смерти весьма туманно, они не воспринимали диагноз, продолжая находиться в наркотическом мире иллюзий. Был период, когда молодежь совсем перестала бояться, они приходили на прием со словами: “Ой, ну подумаешь, ВИЧ, какая ерунда”.
Существует миф, что все работники, проходящие медкомиссию, сдают анализ на ВИЧ. Он успокаивает людей и тем самым оказывает плохую услугу. Ведь обязывать человека сдавать анализ на ВИЧ при устройстве на работу или прохождении медкомиссии законодательно запрещено. Обязаны сдавать эти анализы медики, которые работают с ВИЧ-инфицированными пациентами, и представители силовых структур при поступлении на службу.
Обязателен анализ на ВИЧ для беременных женщин и их супругов. Как-то у меня на приеме был будущий отец, который очень торопился на совещание, настаивал на быстром консультировании, и вполуха слушал то, что я ему говорю. И вот он говорит о том, что ему вся эта информация ни к чему, а я вижу, что на тесте уже проявился положительный ответ. Когда мужчина узнал об этом, он упал в обморок.
ВИЧ меняет жизнь людей. Можете не верить, но не всегда в отрицательную сторону. Кто-то начинает задумываться над вопросами бытия: зачем я живу, сколько мне еще отмерено и что я могу сделать для близких? Для некоторых ВИЧ становится такой точкой в жизни, когда они принимают решение навсегда изменить ее. Если раньше они много лет собирались с понедельника начать заниматься спортом или бросить пить, то, узнав о диагнозе, они действительно встают на путь исправления.
Первое время ВИЧ никак не проявляется. И этот период может длиться несколько лет. Некоторые узнавшие о своем диагнозе в начале 2000-х, только сейчас пришли к терапии. Надо понимать, что человек с ВИЧ – вирусоноситель, а не СПИД-больной. И дойдет ли он до стадии СПИДа – это вопрос. Обычно если человек вовремя начинает терапию и ведет здоровый образ жизни, то СПИД в его жизни не случается.
Уровень информированности норильчан о ВИЧ очень разный. Школьники и студенты знают, что это за заболевание, о его профилактике и путях заражения. Что касается взрослого населения, то многие до сих пор думают, что ВИЧ можно подхватить бытовым или воздушно-капельным путем. Отсюда дискриминация инфицированных. У нас была ситуация, когда общение девочки с ВИЧ-положительной подругой вызвало бурный конфликт в семье. Родители привели дочь сдавать анализ. При этом она полностью владеет информацией о заболевании подруги, но не может донести это до родителей, которые уверены, что, общаясь, их дочь может заразиться.
Когда я читаю лекции по профилактике в старших классах или в вузе, то всегда говорю, что лучшая профилактика ВИЧ – это воздержание. Вторым по эффективности является презерватив. Никакие другие средства не защищают от проникновения вируса в организм.
Многие думают, что из-за ВИЧ они навсегда лишаются возможности иметь семью, отношения. Но обычно рушатся те пары, где один из партнеров утаил свой диагноз. Многие боятся, что если другой человек узнает о диагнозе, то разорвет все отношения. Но это не так. Обычно после такой новости человеку надо все обдумать, скорректировать свои планы на жизнь, но если это искрение чувства, то партнер принимает эту ситуацию и семья сохраняется. Потому что в этом случае человек дал партнеру право выбора, и это было осознанное решение последнего.
Есть ВИЧ-положительные, которые часто приходят ко мне. Потому что статус привносит много вопросов в их жизнь: говорить или нет родителям, как избежать огласки на работе, как сказать о ВИЧ будущему партнеру? Но к сожалению, большинство до сих пор отрицательно относится к походам к психологу, считая, что если у них в порядке с головой, значит помощь такого рода специалиста им ни к чему. Жаль, ведь это помогло бы разрешить многие вопросы.
 
Где выход
Андрей, ВИЧ-положительный:

– Узнал о диагнозе в 2000 году, когда по стечению жизненных обстоятельств находился в следственном изоляторе. На вопрос, почему меня и еще нескольких человек держат отдельно, нам сказали, что у нас ВИЧ...
Это было как гром среди ясного неба, я три ночи не спал и, честно говоря, думал, что до освобождения не доживу. Меня заразила девушка, с которой я тогда сожительствовал, мы вместе принимали наркотики. Как выяснилось потом, она знала о своем диагнозе, но, наверное, ей было страшно, и она не сказала мне об этом.
Конечно, думал, что, если выйду, вернусь к нормальной жизни, буду принимать лекарства. Но, когда оказался за воротами тюрьмы, новая жизнь не началась. Я расстался с той девушкой, но продолжал употреблять наркотики. И быстро опять оказался за решеткой. В 2003 году начал терапию, но один из препаратов вызывал галлюцинации и потерю реальности, и я забросил лечение.
Так продолжалось до тех пор, пока в 2008 году я не обратился за помощью в реабилитационный центр “Новое начало”. Пришел туда наркоманом, без веры в будущее. И через два года буквально возродился. Сейчас у меня жена, хорошая работа, я получаю высшее образование.
Честно говоря, когда пришел в центр, я уже похоронил надежду встретить ту, которая примет меня с моим диагнозом, с моим прошлым. И когда начал общаться с девушкой, то был абсолютно честен. Но ее это не напугало. Сейчас мы воспитываем ее ребенка от первого брака и в этом году хотим родить еще. Конечно, это не так просто, но есть различные варианты, чтобы обезопасить и супругу, и будущего малыша от заражения.
Сейчас я являюсь волонтером центра “Новое начало” и фонда “69 параллель” и своим примером показываю, что не надо отчаиваться – выход есть всегда. К ВИЧ-инфицированным многие до сих пор относятся очень плохо, говорят “так тебе и надо”, “это все наркоманы и проститутки”. И многие ВИЧ-положительные, как и я когда-то, переживают, что не смогут уже создать семью, думают, что лучше скрыть этот диагноз от партнера. Я же утверждаю, что если человек вас любит, то он поймет и поддержит. Но конечно, каждый сам принимает решение: говорить или не говорить. Я стараюсь жить по совести. И всем советую.  
Вирус постоянно мутирует, поэтому так сложно изобрести от него лекарство или прививку. Я не очень слежу за новостями в этой области, потому что знаю: как только средство появится, о нем будут говорить во всех СМИ. Сегодня ВИЧ очень агрессивный. Если многие из моих знакомых, заразившихся в начале двухтысячных, живы и сегодня, хотя не принимают лекарства, то у заразившихся не так давно без лечения болезнь прогрессирует, и люди быстро сгорают.
Проходя реабилитацию, я вновь начал принимать лекарства, хотя это решение далось мне непросто. Я не был уверен, что смогу пожизненно, несмотря ни на что, два раза в день принимать таблетки. Дело в том, что если к лечению относиться халатно, то заболевание начнет прогрессировать и будет только хуже. Но я хочу прожить полноценную жизнь. Вижу, что терапия работает и ни в чем не ограничивает меня. И знаю, что рано или поздно лекарство будет изобретено, но я живу не в ожидании чуда, а в настоящем моменте. Жизнь продолжается.
Лилия ХУСАИНОВА
Ежедневно один норильчанин узнает о страшном диагнозе
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск