Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Жесткие миллиметры ответственности
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
8 апреля 2013 года, 13:19
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Андрей СОЛДАКОВ
На никелевом заводе продолжается капитальный ремонт рудно-термической печи №2.
Рудно-термическую печь №2 из эксплуатации вывели в 1999 году. Она прослужила без малого четыре десятилетия, но сложилось так, что печь остановили и даже частично демонтировали. В те времена разговор шел о закрытии завода, что порождало массу слухов. Но большой баннер в главной галерее с надписью “Мы были, есть и будем” красноречиво говорит о том, что списывать никелевый со счетов еще рано.
В прошлом году, оценив все экономические и стратегические обоснования, руководство компании приняло решение о капитальном ремонте печи, а сегодня можно смело говорить о том, что летом металлурги подадут в пролет первый расплав после долгого перерыва. Такую уверенность в нас вселили огнеупорщики, которые в невероятно сложных условиях доводят печь до рабочего состояния.
В печь!
Именно туда, в чрево громадной печи, без лишних разговоров повел корреспондентов “ЗВ” главный огнеупорщик НПР Владимир Баранов – начальник управления огнеупорных работ ПО “Норильскремонт” “Норильскникельремонта”. Здесь под началом Николая Печенкина трудятся огнеупорщики участка №44.
Изнутри печь – это огромный зал с высоченным потолком. Задача участка Печенкина – выложить кирпичом пространство выстилки – подины печи, стен и свода. 1 апреля, точно в срок, огнеупорщики завершили укладывать подину и приступили к стенам.
– Вот так выглядит подина в своем полностью законченном виде, – говорит Владимир Павлович, показывая на идеальную кладку, – остается уложить кессоны, выложить стены и установить электрический прогрев.
На каждом кирпиче мелом начерчены цифры –  1, 2, 3…
Думается, что это какие-то порядковые номера, но не все так просто. Прежде чем кирпичу попасть в работу и лечь рядом со своим собратом, он подвергается калибровке, ибо каждый кирпич имеет расхождения.
Кирпич с нулевым показателем считается идеальным, стандартным, словом. Специфика в том, что кирпичи с одинаковым расхождением и лягут в один ряд. Это очень важно, ведь шов кладки не должен быть больше одного миллиметра. Все для того, чтобы расплав металла сквозь этот шов, как говорит Владимир Павлович, не прошел.
Присматриваемся. И вправду, шов очень тонкий и аккуратный. Не в обиду будет сказано каменщикам-строителям, у которых шов и по сантиметру бывает.
Баранов показывает на ряды кирпичей:
– Вот если начали ряд с “единички”, то так и гоним его – ни толще, ни тоньше. Калибровкой кирпича занимается цех подготовки производства – участок №19. Цех готовит кирпичи и уже измеренные и просушенные, полностью подготовленные к кладке отправляет на огнеупорные участки.
Весьма лестно отзывается Владимир Павлович о немецком кирпиче.
– Немцы во всем молодцы. Очень качественный материал поставляют, чего не скажешь о нашем, – сокрушается начальник управления. – Огнеупор, который недавно получили, пришел в плачевном состоянии – отсыревший. А немецкий – добротно упакованный, что позволяет ему без проблем пройти Северным морским путем. Кирпичи, чего уж тут говорить, любо-дорого работать – каждый отшлифованный и откалиброванный.
Огнеупорные
Пока Баранов рассказывает нам о принципе работы рудно-термической печи и ее отличиях от анодных и печей взвешенной плавки, огнеупорщики не разгибаются, а если и разгибаются, то только для того, чтобы передать на транспортер очередной кирпич, весом, к слову, килограммов двадцать.
– Приступаем к стенам, – говорит Баранов. – Уложим кессоны, выложим стены – 43 ряда кессонов и 43 ряда кладки, выставим опалубку, наберем арку свода. Все это пространство будет в таком огнеупорном коконе. В течение сорока суток мы должны уложиться по стенам и выйти на сводовую часть печи. Наберем свод, и печь будет готова к работе, после чего у нее будет 20 суток на разогрев, и в пролете появится первый металл.
Владимир Павлович знает, о чем говорит: 40 лет отдал огнеупорному делу Баранов, пройдя путь от огнеупорщика до начальника специализированного управления, в руках которого сердце металлургии – плавильные печи.
Специализированное управление огнеупорных работ насчитывает 238 человек. Работами охвачены Надеждинский, медный, никелевый и цементный заводы, хлорно-кобальтовый цех. “Все за нами” –  так говорит Владимир Павлович.
Участок №44 обслуживает хлорно-кобальтовый цех, цементный и никелевый заводы. Участок №42 – медный завод –  все конвертеры и плавильные печи. К слову, сейчас там завершается текущий ремонт анодной печи №4. Участок №51 – это Надеждинский завод – две плавильные печи, четыре анодные, четыре обеднительные и шесть конвертеров.
Никелевый еще покажет
Специфика работы огнеупорщиков – это огромная ответственность. Если что-то будет сделано некачественно и из печи хлынет расплав, за это придется ответить. А еще – жесткие сроки работы. Нельзя надолго останавливать печи. Каждый час простоя чреват для компании. Потому и трудятся огнеупорщики, как говорится, без выходных и проходных.
– Вы когда после Нового года нормально отдыхали? – обращается Баранов к своим итээровцам.
Грустные улыбки –  более чем ответ.
Но огнеупорщики – народ стойкий и крепкий. В прямом и переносном смысле.
– Состав подобран отличный, – говорит Владимир Павлович. – С такими людьми любое дело можно делать, любой ремонт. Крепкий состав, опытный и надежный. И молодежь воспитываем планомерно. Ведь чтобы подготовить огнеупорщика, понадобится три года, опытного – пять-шесть лет. Это ж не просто стену из кирпича выложить – тут надо иметь пространственное представление и выдержать каждый миллиметр, а на анодных печах медного завода – 0,5 миллиметра, представляете?
В прошлом году набрали около двадцати человек, из них осталось десять. Остальные не выдержали высоких физических нагрузок, а тут еще газ постоянно. Сложно воспитать классного огнеупорщика.
Надо как минимум раз в год набирать людей. Парни-то приходят, но, поработав немного, уходят: “Ухожу, не могу, устал, не мое”. Жалко, но иди. Понять можно. Вес кирпича – 17–25 килограммов, и так целый день, годами. Хотя другой, смотришь, работает, подает, бегает… Не каждому дано, в общем.
– Тех, кто остается, заставляем образование получать. Поработал, показал себя, получил разряд, понял, что надо учиться. Вперед! Но еще раз скажу: специфика труда очень жесткая. В этом году трое уже ушли. И среднего звена мало, – добавляет Баранов. –  Так что, если нужна работа, приходите к нам, –  улыбается Владимир Павлович.
К тяжелым условиям надо добавить, что ответственность очень высокая. Главное –  соблюдение технологии. До миллиметра проверяется каждый шов. Бывает, выложишь ряд, а немец – представитель фирмы бегает и кричит: “Рэмонт, рэмонт!” Приходится разбирать и собирать снова. Очень жесткий контроль. Это и понятно – расплав, металл…
Но это детали для нас привычные рабочие моменты. Тот, кто остался, перешел рубежи, уже без этой работы себя не мыслит. А здесь скоро будет беленький, чистенький дом, да что там дом – дворец! И этот дворец загрузится рудой. Приходите через пару месяцев – сами все увидите.
Огнеупорному делу Владимир Баранов отдал 40 лет
Шов кладки не должен быть больше одного миллиметра. Иначе расплав металла пройдет сквозь него
0

Читайте также в этом номере:

Горячая, да еще чистая (Лариса ФЕДИШИНА)
Нам кузнец нужен (Николай ЩИПКО)
Победная серия (Евгения СТОРОЖКО)
БАД невпопад (Юлия ИЗВЕКОВА, специалист-эксперт территориального отдела управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю в г. Норильске)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск