Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Юбилей первооткрывателя
НОРИЛЬСК В ИСТОРИИ. ИСТОРИЯ В НОРИЛЬСКЕ
26 ноября 2012 года, 14:57
Текст: Евгения СИДОРУК, главный специалист Норильского городского архива
Виктору КРАВЦОВУ – одному из первооткрывателей Талнахского месторождения исполнилось 80 лет.
Виктору Кравцову может позавидовать любой геолог – волею судьбы он попал в Норильск, без преувеличений, в замечательное время. Начиналась эпоха интенсивных поисков, упорной работы геологов, новых имен и знаковых для комбината геологических открытий. Во второй половине 1950-х годов на Норильском комбинате назрел сырьевой кризис – богатые руды, составляющие всего один-три процента от всех запасов, были почти полностью извлечены. Разработка менее богатого по содержанию металлов сырья в условиях Заполярья была на тот момент нерентабельной. Остро встал вопрос о будущем комбината. Обстоятельства требовали организации поиска новых запасов богатых руд.
Осенью 1955 года геологическое управление комбината было преобразовано в Норильскую комплексную геолого-разведочную экспедицию (НКГРЭ). Главный геолог экспедиции Владимир Егоров, понимая, что для решения поставленных задач необходимы новые идеи и огромный энтузиазм, предоставлял молодым геологам, приезжавшим на работу в Норильск, полную самостоятельность в принятии решений. В августе 1955 года 22-летний Виктор Кравцов, выпускник Новочеркасского политехнического института имени Серго Орджоникидзе, сразу же по приезде в Норильск был назначен старшим геотехником Кайерканской геолого-разведочной партии.
Красота как награда
Виктор Кравцов родился 22 ноября 1932 года в городе Морозовске Ростовской области. Отец – летчик Красной армии. Мама, Екатерина Васильевна, после ранней смерти мужа поднимала двоих детей. После окончания десятилетки с серебряной медалью Виктор хотел учиться в Москве, в МГУ, но из-за бумажных проволочек (поздно пришли документы на школьную медаль) в 1950 году поступил на горный факультет института в Новочеркасске. Специальность “геология и разведка полезных ископаемых” стала вполне логичным выбором, ведь в те времена профессия геолога была овеяна романтическим ореолом. Институт окончил с отличием. Был распределен в Норильск, где, как и приехавшие вместе с ним молодые геологи, поселился в общежитии ИТР №4 (а точнее – получил койку возле лестницы).
Сначала работал на Кайерканском угольном месторождении, затем в Горозубовской партии, проводившей разведку медно-никелевого месторождения, и уже в качестве старшего геолога, главного инженера – в Имангдинской поисково-разведочной партии. Хорошая теоретическая подготовка и опыт, полученный в поле, сделали из Кравцова настоящего геолога, увлеченного, зараженного исследовательским азартом, способного переносить трудности на маршруте. Приходилось километры шагать по тундре, жить в палатках, спать в спальных мешках. Наградой за эти походные невзгоды были далекие гребни гор на горизонте, сопки и озера – вся красота Таймырской земли как на ладони.
Методом бура
Однако геологов интересовала и красота внутри этой земли. Направления поисковых маршрутов свидетельствовали, что работу необходимо продолжать в зоне так называемого Норильского глубинного разлома – там, где долины рек Хараелах и Талнах выходят в Норильскую долину. Летом 1959 года здесь были обнаружены валуны с богатой вкрапленностью сульфидов. Это означало, что драгоценная находка где-то совсем рядом. Но валуны еще не месторождение. Важно было найти, где расположен их основной источник. Это был выматывающий поиск, тундра гудела от гнуса.
Впоследствии Виктор Фомич вспоминал, что валуны стали предметом спора между норильскими (и не только) геологами, так как некоторые считали, что принесли их ледниковые оползни и искать нужно в другом месте. Тем не менее валунный метод поисков применялся здесь впервые, и никто не осмеливался делать поспешных выводов. Бурились скважина за скважиной… Именно интенсивность буровых работ, по мнению Кравцова и его единомышленников, могла дать ответ на главный вопрос: где залегает основная рудоносная интрузия, в существовании которой они уже не сомневались.
Знак судьбы
Летом 1960 года, сразу же после окончания бурного паводка на Талнашке, сносившего все на своем пути, группа, состоящая из старшего геолога Виктора Кравцова, геолога Василия Нестеровского и младшего геолога-первогодки Юрия Кузнецова, достигла отрогов Хараелаха. Кстати сказать, Кравцов всего за несколько дней до маршрута был отозван из очередного отпуска – сама судьба вела его к заветному открытию. В двух километрах восточнее Талнашки, у подошвы горы Отдельной, в ходе поискового маршрута они обнаружили невысокий каменистый уступ, протягивающийся вдоль склона на сто метров. В лесу густо росли кустарники, началось цветение трав, а коренной выход интрузии (обнажение 7) и оказался той самой золотой жилой, которую так долго искали.
Буровые работы провела бригада бурового мастера Григория Лимонова, и 24 августа из скважины КЗ-21 подняли первую вкрапленную и жильную руду.
Кладовая распахнула двери
С начала 1961 года работы по переброске необходимых ресурсов для оценки нового месторождения велись круглосуточно. Начальник Западно-Хараелахской партии Григорий Сапрыкин практически жил на Вальке, откуда перебрасывались трактора и буровая техника для дальнейшей доставки через долину к горе Отдельной. Виктору Кравцову в качестве старшего геолога по поисковым работам экспедиции предстояло продолжить поиски в этом районе. Почти все лето он провел в поле. В том же году в десяти километрах к западу от Талнахского месторождения, на правом берегу реки Хараелах, вблизи горы Медвежьей, вместе с молодым геологом Олегом Дюжиковым они нашли выход (обнажение 38) на поверхность нового рудопроявления, как оказалось впоследствии, находившемся прямо над Хараелахским месторождением. В 1962 году на Талнахе скважины КЗ-51 и КЗ-38 вскрыли вкрапленные руды и жилки сульфидов.
Геологи насторожились, понимая, что, возможно, где-то совсем рядом богатая руда, а скважиной КЗ-51, возможно, открыто новое месторождение (позднее оно стало восточной частью Октябрьского месторождения). Осложнил работу пожар, который практически уничтожил буровую вышку КЗ-38, и все пришлось начинать заново.
В январе 1962-го восстановительные работы на буровой велись в тяжелейших условиях. И вот наконец в начале февраля буровой мастер Леонид Неменко выбил из колонковой трубы бурового снаряда первый блестящий цилиндрик сплошной сульфидной руды. При дальнейшем бурении на поверхность подняли 17 метров богатейшей руды. Это была общая победа, ведь находка 38-й скважины коренным образом изменила представления геологов о месторождении и его перспективах. Была открыта уникальная кладовая талнахских руд, одна из богатейших в мире. Уже летом 1963-го была начата проходка скипового и клетевого стволов будущего рудника “Маяк” – первенца Талнахского узла.
Для Виктора Кравцова, который с 9 февраля 1962 года был назначен главным геологом Западно-Хараелахской партии, эти события стали началом многолетней упорной работы по дальнейшему изучению месторождения, за открытие которого в апреле 1963 года он получил орден Трудового Красного Знамени. Все лето он провел в поле, изучая юго-западную часть плато Хараелах. Именно здесь, на участке обнажения 38, была выявлена геомагнитная аномалия (геофизики Генрих Ремпель и Степан Иогин), а значит, где-то глубоко могло залегать мощное рудное тело. По этому поводу писались докладные (Виктор Кравцов, Вадим Елисеев), однако коварная гора не хотела так просто раскрывать геологам свои секреты.
До конца 1963 года добраться до заветной отметки под землей так и не удалось. Нужно было на ходу решать все эти проблемы и двигаться дальше, несмотря на разочарования, когда очередная скважина оказывалась безрудной. Только в районе строящегося “Маяка” в 1965 году работало одновременно 47 буровых станков! Скважины искривлялись, руда уходила в сторону, приходилось бурить заново, с нуля. Как главный геолог, Кравцов частенько выезжал на аварийные скважины и разбирался с последствиями. Высочайший профессионализм и скрупулезность позволяли предугадывать геологическую ситуацию на новых участках и тем самым избегать осложнений. Говорили, что не было ни одного из сотен разрезов (их построением занималась специальная группа геологов), где бы не чувствовалась рука Кравцова. Он либо строил их сам, либо достраивал, если был в чем-то не согласен.
В 1965 году скважины Т-56, КЗ-584 (Виктор Люлько, Виктор Кравцов) наконец вскрыли на Хараелахе рудоносную интрузию, которую назвали Хараелахской, через два года ставшую западной частью Октябрьского месторождения, крупнейшего в мире. Геологам предстояла серьезная работа по детальному анализу талнахских недр и по подсчету запаса руд.
Дело всей жизни
Работа поглощала целиком, но были перемены и в личной жизни главного геолога Кравцова – в 1967 году он женился. С Зоей Дмитриевной, которая стала верной спутницей на всю жизнь, познакомились в читальном зале библиотеки, куда Кравцов частенько приходил. Через год родился сын Дмитрий – будущий хирург.
Это было время генерального подсчета талнахских запасов, в котором были задействованы лучшие специалисты. Растущие рудники “Маяк”, “Октябрьский”, “Комсомольский” нуждались в высокой степени разведанности рудных тел для правильного планирования добычи.
У Кравцова, руководителя группы подсчетов, есть справка о том, что он заработал 29 дней отгулов – в течение полугода трудился без выходных. В 1976-м за выдающиеся геологические открытия был награжден орденом Ленина.
В 1980–1981 годах Кравцов в качестве главного геолога производственной геологической партии занимался изучением платиноносности норильских месторождений, продолжая работать над детальной разведкой северных флангов Талнахского рудного узла и южной части месторождения Норильск-1, получившей в это время название Масловского месторождения. По результатам работ более чем 25-летнего цикла были выявлены запасы богатых и вкрапленных медно-никелевых руд, что позволило обеспечить Норильский комбинат сырьем на долгие годы. Несколько лет Виктор Фомич был главным геологом НКГРЭ, временно исполнял обязанности начальника экспедиции, но попросил вновь перевести его в геологи – не мог без работы, которую считал настоящей, слишком много времени занимали административные дела.
В 1993 году он написал заявление руководству комбината: “Прошу уволить в связи с выходом на пенсию”. Потом еще семь лет работал в комитете природных ресурсов ТАО.
Позади более 45 лет, отданных норильской геологии. Сам Виктор Фомич говорит, что счастлив, что стал участником крупнейших геологических событий на Таймыре, так как смысл жизни геолога – открывать или способствовать открытиям. Это ему удалось блестяще.
Сейчас Виктор Кравцов живет в Санкт-Петербурге, недавно в третий раз стал дедушкой. В субботу родные и друзья соберутся за праздничным столом, чтобы поздравить именинника. Виктор Фомич – постоянный интернет-читатель “Заполярного вестника”. Редакция присоединяется ко всем тостам и поздравлениям, которые будут произнесены в честь первооткрывателя Талнаха.
0

Читайте также в этом номере:

Наступает время Зебры (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Сенаторы на медном (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Морозные дни (Екатерина БАРКОВА)
Большая ночь (Валерий ПОТАПОВ, заведующий центром здоровья поликлиники №1)
За уют и креативный подход (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск